Первая леди кинематографа

Поделись с подружками :
В то время, когда мировое сообщество бурно обсуждало смену хозяина Белого дома в Вашингтоне, на киноэкраны вышел фильм чилийского режиссера Пабло Ларраин “Джеки”, в котором Натали Портман создала проникновенный портрет Жаклин Кеннеди, запечатлевший ее в трагические дни после смертельного покушения на ее мужа — президента США Джона Кеннеди.

досье

Натали Портман родилась 9 июня 1981 года в Иерусалиме. Ее настоящее имя Натали Хершлаг.
Муж Бенжамен Мильпье — танцор Нью-Йоркского театра балета. У четы Портман-Мильпье есть 6-летний сын. А сейчас Натали ждет второго ребенка.
Первую роль девочки Матильды, которая дружит с киллером, сыграла в 12-летнем возрасте в фильме Люка Бессонна “Леон”.
В 2005 году Натали получила свою первую номинацию на “Оскар” за роль стриптизерши в фильме “Близость”.
Обладательница премий “Оскар”, “Золотой глобус”, BAFTA и “Сатурн” в номинации “Лучшая женская роль” в фильме “Черный лебедь” (2011).
Ради съемок в фильме “V — значит вендетта” побрилась наголо и освоила британское произношение. Для роли в фильме “Призраки Гойи” научилась играть на пианино и водить машину. Для фильма “Черный лебедь” занималась в балетном классе и похудела на девять килограммов.

EN_01238935_0330.jpg

Н атали Портман — прекрасный пример того, что красота, ум, талант и целеустремленность совместимы в одном человеке. С тех пор как ее, десятилетнюю девочку, заприметил в пиццерии агент косметической компании Revlon и предложил попробовать себя в качестве модели, которое она отвергла, объяснив, что ее больше интересует актерская деятельность, Натали всегда делала только то, что хотела сама. Она сама предпочитала, какую ей играть роль, у кого сниматься и когда и где получать образование. Натали не только могла себе позволить выбирать — она точно знала, чего хочет. Ее кинодебют состоялся, когда ей не было и 13 лет, и ни у кого-нибудь, а у самого Люка Бессона. Снявшись с Жаном Рено в триллере “Леон”, девушке удалось избежать самой тяжелой формы звездной болезни, именуемой в индустрии развлечения “ребенок- звезда”. Проявляя завидную зрелость при выборе ролей, Натали не стремилась к популярности любой ценой. Не согласившись на главную роль в экранизации романа Набокова “Лолита”, молодая актриса предпочла работу над главной ролью в театральной постановке на бродвейской сцене пьесы “Дневники Анны Франк” и роли второго плана в картинах Вуди Аллена и Тима Бертона. Немалое значение в становлении девушки сыграли и ее родители, не имеющие, кстати, никакого отношения к кинобизнесу.

Натали родилась в Израиле и в трехлетнем возрасте переехала с семьей в США, поэтому у нее двойное гражданство. Ее отец, специалист по лечению бесплодия, настоял на том, что, несмотря на огромные гонорары, полученные его дочерью за работу в кино, все же именно он оплатит ее обучение в одном из самых престижных университетов страны — Гарварде. На время учебы на психологическом отделении Натали отказалась от всех престижных предложений, оставив за собой лишь роль юной королевы Амидалы, которую она воплотила на экране в трех эпизодах “Звездных войн”. Но это вовсе не означало, что культовая картина станет главным приоритетом в ее жизни. Наоборот, когда выяснилось, что время сдачи ее экзамена совпадает с датой праздничной премьеры картины, прилежная студентка отказалась от дефиле на красной ковровой дорожке. Тем более красные дорожки ее никогда особенно не интересовали. Для Натали гораздо важнее не потерять себя. В выборе ролей ее интересует прежде всего сценарий, она не делает различия между студиями и независимыми компаниями, часто участвуя в малобюджетных проектах. После того как она снялась у Даррена Аронофски в “Черном лебеде”, завоевав “Оскар” за лучшую женскую роль, Натали окончательно доказала всем, что мало кто из молодых актрис Голливуда может сравниться с ней в создании самых сложных эмоциональных портретов. Ее героини женственны, но их невозможно назвать слабыми, они обладают утонченным восприятием мира, однако их нельзя упрекнуть в болезненной хрупкости. В них есть стержень и бесспорно, что этот стержень принадлежит самой Натали.

Вот и в фильме “Джеки”, который не похож на привычные голливудские байопики, Натали Портман перевоплощается в женщину, которая в один миг на глазах у всего мира теряет почти все: мужа, статус, дом, финансовую независимость, веру в людей и Бога и даже уверенность в безопасности детей и своей собственной. Джеки в исполнении Натали скорбящая, убитая горем женщина, которой только вчера завидовали миллионы людей, даже пережив шок, все же не теряет ясности ума и присутствия духа. Она, как никто другой в окружении убиенного президента, понимает важность запечатления момента и его исторической роли. Джеки ни на минуту не дает никому усомниться в том, что выстрелы в Далласе могут запугать ее или изменить то, что было достигнуто ее мужем за те два года, которые он находился в Овальном кабинете Белого дома. Дома, который она так бережно и с любовью украшала и сохраняла его историю. Неважно, что творилось в глубине ее души, но она ни на миг не забывала о том, что никто лучше ее уже не сможет позаботиться, какой образ останется в общественном сознании о ее муже как о политическом деятеле.

Мы беседуем с Натали в гостинице “Беверли Хиллз”. Создание кинофильмов — долгая история. С тех пор как закончились съемки “Джеки”, Натали с мужем Бенжаменом Мильпье, французским хореографом, с которым она познакомилась во время работы над “Черным лебедем”, ждут второго ребенка. Сразу вспоминается, что свой первый “Оскар” актриса получала пять лет назад, тоже будучи на сносях их первенцем. Кто знает, может быть, как раз в этом и состоит ее еврейское счастье, и она поднимется на сцену за своим вторым “Оскаром”, неся малыша под сердцем.

shutterstock_166153175.jpg

Натали, трудно представить более трудную задачу, чем воплощение на экране не просто реальной личности, но и человека, обладавшего культовым статусом, да еще и в один из самых трагических моментов жизни. Как тебе это удалось?

Да, безусловно, именно так и есть. Мало кто из первых леди США обладал такой мировой известностью, как Джеки Кеннеди. Поэтому, работая над ее образом, мне было чрезвычайно важно изучить все имеющиеся документальные материалы, запечатлевшие не только ее внешность и стиль одежды, но и то, как она двигалась, ее специфическую манеру речи.

К сожалению, у меня не было столько времени, как мне хотелось бы, поэтому пришлось практически одновременно работать со специалистом по постановке диалекта и детально изучать телевизионный тур по Белому дому, снятый по инициативе Джеки Кеннеди после его генеральной реставрации, которую она инициировала. Благодаря ему жители США смогли заглянуть внутрь исторической резиденции, не выходя из собственных домов. Кстати, этот тур воспроизведен нами в картине практически идентично оригиналу. Я говорила тот же текст, что и Джеки, с той же интонацией, с запинками на тех же местах. В процессе подготовки я прочитала сразу двенадцать версий ее биографии. Конечно, это был огромный труд, но в то же время приносивший невероятное удовлетворение. Как будто тебе предоставлялась возможность взглянуть за фасад знакомого тебе с детства здания.

Ты упомянула стиль одежды Джеки Кеннеди, которая стала иконой для миллионов женщин на всей планете. Насколько тебе помогали наряды войти в образ первой леди?

Конечно, ее образ неотделим от моды и тонкого вкуса, которым она обладала и благодаря которому она прославилась на весь мир. Но лично мне было трудно наслаждаться ее, безусловно, красивыми нарядами хотя бы уже потому, что большинство из тех, что мне пришлось носить на съемочной площадке, были траурными и, соответственно, погружали меня в депрессивное состояние. Хотя это было как раз то, что нужно. Кроме того, даже те костюмы, которые она носила до момента убийства, были невероятно тяжелыми, и мне приходилось прилагать дополнительные усилия, чтобы, двигаясь в них, не терять элегантности, присущей Джеки. Я уже не говорю о ее розовом костюме от Chanele, в который она была одета во время покушения в Далласе и который она отказалась сменить, несмотря на оставшиеся на нем немые свидетельства трагедии — пятна президентской крови.

Сцена в самолете невероятна по своей силе. Кажется, я никогда не забуду слова твоей героини перед выходом из самолета, где несколько часов спустя после трагедии вице-президент принял присягу и в котором был привезен гроб с телом президента. Джеки, не побоявшись фотокамер, вышла в окровавленной одежде, произнеся: “Пусть люди видят, что они сделали”. Скажи, насколько действие фильма отображает истину происходившего и сколько в ней творческого домысла?

Конечно, мы попытались создать предельно правдивый портрет первой леди, но мы не располагали достаточными сведениями. Например, о том, что именно делала Джеки Кеннеди, когда вернулась в Белый дом после убийства мужа, оставшись наедине сама с собой. Хотя, понятно, что ей просто необходимо было принять душ, чтобы смыть кровь, засохшую не только на ее печально знаменитом розовом костюме. И никому неведомо, действительно ли она переодевалась в разные наряды, вспоминая свою жизнь с мужем в ночь перед тем, как окончательно покинуть дом. Но эти сцены позволили нам отобразить весь спектр чувств, несомненно испытанных такой личностью, как Джеки, в ту ночь.

Вспоминается еще одно высказывание Джеки в разговоре с журналистом: “Никогда не выходите замуж за президента”. Ты согласна со своей героиней?

Мне кажется, что это высказывание, скорее, проявление ее чувства юмора, которым, как многие знавшие ее люди утверждали, она обладала сполна. Причем юмор этот был довольно ироничным, порой даже черным. Конечно, ей очень часто приходилось “держать лицо” на людях, но в частной жизни она славилась своим умением поддержать беседу и, когда надо, вставить остроумную шутку. Благодаря этому многие за столом предпочитали сидеть рядом с ней. Даже Хрущев был очарован ею.

HFPA-74GG_0512.jpg

Как и Джеки, твоя жизнь давно уже стала достоянием общественности. Как ты справляешься с повышенным вниманием к себе?

На самом деле, моя частная жизнь весьма обыкновенна и я стараюсь ее оберегать от общественности. Недавно мы с мужем после нескольких лет обитания в Париже переехали в Лос-Анджелес. И я абсолютно счастлива, что имею возможность жить и здесь, и там. Эти города дополняют друг друга: в Париже мы наслаждаемся достояниями культуры, а в Лос-Анджелесе — красотами природы и свободой. К счастью, я отношусь к тем актрисам, которые умеют разделять работу и частную жизнь. Поэтому иногда чувствую в себе некое раздвоение личности: я, как оборотень, — на работе совсем другой человек, чем дома. (Смеется.)

Интересуешься ли ты политикой, если да, то какие политические идеи тебе близки?

Мне кажется, что вся моя жизнь всегда была так или иначе связана с политикой. Во всяком случае, я не помню, когда бы ею не интересовалась хотя бы потому, что моя жизнь неразрывно связана и с Израилем, и с США. Я очень хорошо помню день убийства президента Израиля Ицхака Рабина. Мне было то ли 12, то ли 13 лет. И я никогда не забуду лицо моего отца, то состояние отчаяния и безысходности, охватившее в тот момент. Мне кажется, оно наиболее близко к состоянию многих людей в день убийства Джона Кеннеди. Что касается меня, то я более подвержена влиянию художников, пишущих о политике, чем самих политиков. Например, творчество Амос Оз, как мне кажется, оказало влияние на умы израильтян сильнее, чем речи большинства политиков. А творчество Джилл Солоуэй способствовало движению феминисток не только в США, но и за пределами страны.

Ну и, наконец, как человек, побывавший на месте хозяйки Белого дома, что ты думаешь о новом президенте Дональде Трампе?

Я не считаю, что он является тем человеком, который достоин там находиться. Но это сугубо мое лично мнение, и оно не может, к сожалению, ничего изменить. Конечно, ситуация в ноябре 1963 года в корне отличается от нынешней. И все же если мы сегодня можем извлечь хоть какой-нибудь урок из тех событий, то, безусловно, он состоит в том, что нельзя терять надежду, даже будучи свидетелями самых темных страниц в истории.

Ты смотришь в будущее с оптимизмом?

Мы все должны. А как иначе?!

Лена Бассе, Лос-Анджелес
Поделись с подружками :