Стинг. Роковое жало

Поделись с подружками :
“Он обладает непреодолимым сексуальным обаянием, и в этом секрет его творческого долголетия”, — говорят о Стинге. Второго октября экс-лидер группы The Police отмечает шестьдесят шестой день рождения. Концерт, который пройдет в Киеве шестого числа, станет подарком для его украинских поклонников.

ЗОЛОТОЙ МАЛЬЧИК РОКА

Так окрестила его падкая до вычурных сравнений пресса. Однако сам Гордон Мэттью Томас Самнер, как звучит настоящее имя исполнителя, вспоминая детские и юношеские годы, описывал их далеко не в радужных тонах. “Я вышел из семьи неудачников. Я старший из четырех детей. Я отказался от своей семьи, как от чего-то такого, на что не хочу быть похожим. Мой отец доставлял молоко и этим за-рабатывал на жизнь, а моя мать была парикмахершей. Это достойные профессии, но моя семья не состоялась как семья. Я вырос в чертовски убо-гой атмосфере. Жил в Ньюкасле, и для меня главным было — бежать”, — говорил Стинг в одном из интервью в начале восьмидесятых. 

Эти откровения вызвали грандиозный скандал в семье и многолетнюю обиду не только родителей, но и братьев и сестер звезды. Время спустя ему удалось наладить отношения с близкими, но факт биографии так и остался фактом: постоянные финансовые трудности, преследовавшие Одри и Эрнеста Самнер, приводили к бурному выяснению отношений между ними. В этой обстановке дети — Гордон, его сестры Анита, Анджела и брат Филипп — вряд ли могли рассчитывать на душевное отношение и теплое родительское участие в их жизни. Потому не удивительно, что из мира склок и скандалов Гордон стремился вырваться в прекрасный вымышленный мир литературных и киногероев: они заменяли ему друзей и преображали унылую реальность городка, расположенного на севере Англии. Хотя со временем Самнер-старший сменил специальность, превратившись из механика местной машиностроительной компании в молочника и даже приобрел молочный магазин, качество жизни его детей существенно не изменилось. Ведь в семье по-прежнему царили ссоры и отчуждение. Кроме того, папа Эрнест никогда не хвалил их, а впечатлительному Гордону именно этого очень недоставало: даже добившись успеха, он стремился получить одобрение отца. “Ты нашел своим рукам лучшее применение”, — только и сказал Эрнест сыну, уже получившему мировое признание, когда земные дни его были сочтены. Увы, в юности увлечение Гордона музыкой вызывало у близких раздражение: “Иногда он просто сводил нас с ума своей гитарой”, — вспоминала Одри. Но Эрнест Самнер все же по-зволил сыну брать уроки игры на гитаре: “Я направил его к известному учителю музыки по имени Бьянти. Помню, что это стоило десять шиллингов в час — очень дорого по тем временам. Представьте, как я был сердит, когда мистер Бьянти сказал: “Ваш сын тратит мое время и ваши деньги. Его нельзя научить!” — рассказывал Эрни. Однако домашних занятий музыкой мальчик не оставил.

Однажды, не дождавшись сына к ужину, мать в ярости разбила его любимую гитару. Вспыльчивый Гордон был до такой степени ошеломлен выходкой Одри, что замер в оцепенении. А потом выбежал из дома и не появлялся там несколько дней. Ведь кроме приятного времяпрепровождения этот старенький инструмент, доставшийся десятилетнему мальчику в подарок от друга отца, помогал не погрязнуть в унылой действительности его родного города. Много лет спустя он посвятил ему “производственный” мюзикл The Last Ship — “Последний корабль”, — в котором поведал о тяготах людей, задействованных в кораблестроительной промышленности на северо-востоке Великобритании в 1980-е годы.

И хотя родители делали все возможное, чтобы выбраться из более чем скромных условий существования и даже со временем переселились в более просторный дом, страстное желание уехать из тех мест не покидало юношу. В школьные годы он учился не слишком старательно, но лишь потому, что многие предметы были ему просто не интересны. Зато там, где надо было проявить эрудицию и интеллектуальные способности, получал высшие баллы, чем невероятно гордился. “Боже мой, они называли меня много о себе мнящим, просто потому, что я читал Пруста. Не думаю, что я гений, но также не думаю, что я какое-то там дерьмо. Я прекрасно себя ощущаю в своем положении и не ищу ни похвалы, ни осуждения”, — говорил он годы спустя. “Отстраненным и высокомерным” считали его все, не догадываясь, что за внешней холодностью молодого человека скрывались сомнения и застенчивость. 

Подросший Гордон очень завидовал друзьям, которые закончили школу и нашли работу: у них были деньги и независимость. Несмотря на то что мать раскаялась в своем поступке и, как умела, поддерживала старшего сына, свои самые сокровенные мысли на протяжении многих лет он доверял лишь дневнику. “Я был растерян... Я думал, что это означает свободу. В дру-гой форме это было практически все то же самое. Итак, я решил оставить школу”. Правда, перспектив для занятий любимым делом — музыкой — в то время он тоже не видел. Потому некоторое время трудился на стро-ительных площадках и даже в управлении налоговых сборов. А потом подал заявку на место в педагогичес-кий колледж Северного графства, располагавшийся на окраине Ньюкасла, куда был принят на осенний семестр 1971 года на курс бакалавров английско-го языка в области педагогики. Но затем перешел на курс английского языка и музыки для приобретения диплома учителя. Получив диплом, преподавал английский язык в местной католической школе. Коллеги отмечали, что молодой учитель умеет находить общий язык с детьми, которые были от его уроков в полном восторге. Это не удивительно, ведь Гордон приносил школьникам ящики с музы-кальными инструментами, и они вместе пели в классе.

821166132.jpg

Стинг и его старший сын Джо Самнер — басист и вокалист группы Fiction Plan — часто выступают вместе. Регенсбург, Германия. 2017 г. 


ПОЛИЦЕЙСКАЯ АКАДЕМИЯ

О музыке Самнер не забывал ни на минуту. К тому времени он, по совету друга, успешно прошел прослушивание в местную джазовую группу Newcastle Big Band и выступал там в качестве басиста, а время спустя перешел в Phoeniх Jazzmen — более популярную группу традиционного джаза. Тамошние музыканты имели традицию: каждый член команды был известен своим прозвищем. Когда новичок вышел, одевшись в сви-тер с желтыми и черными полосами, тромбонист Гордон Соломэн предложил: “Давайте звать его Стинг!”. “Жалящее” прозвище Самнеру понравилось. Вскоре вместе с другими музыкантами Стинг организовывает свой первый коллектив — Last Exit, который принес ему неплохие заработки и славу в родном городке. Прошло время, и масштабы местной популярности уже казались ему незначительными: тогда он отправился покорять Лондон.

Однако не коллеги по группе двинулись вместе со Стингом в дальний путь: рядом с ним в машине сидели новоиспеченная жена и сын — актриса Фрэнсис Томелти с двухмесячным Джозефом на руках. Шел 1976 год, и впереди их ждала полная неизвестность.

Как и следовало ожидать, лондонский путь Стинга не был устлан лепестками роз — скорее, шипами: до признания, которое получила созданная им и двумя его новыми коллегами группа The Police, пришлось немало потрудиться. “Все, что мы делаем здесь, либо подвиг, либо глупость. Нет денег, негде жить и ни у кого из нас нет работы. Может быть, это конец?” — записал он в один из дней в дневнике. Однако Стинг был не из тех, кто сдается без боя. “Боль и мука стимулируют творчество. Я думаю, что состояние благополучия и при-ятное времяпрепровождение — это довольно-таки безвкусный продукт”, — рассуждал он позже. 

Удача к музыкантам пришла, когда делами занялся Майлз Коупленд, брат одного из участников группы: став их менеджером, он заключил выгодный контракт, а написанная Стингом композиция Roxanne в 1979-м превратилась в европейский хит. Благодаря умелым действиям Коупленда, The Police вскоре завоевала сердца не только европейцев, но и американцев, индусов, жителей Японии, Австралии и Новой Зеландии — триумфального шествия по планете отвязной полиции было не остановить.

Стинг все реже бывал дома и, конечно, переживал, что так мало времени уделяет семье (в апреле 1982-го у четы Самнеров родилась дочь Фуксия Кэтрин). Еще в юности Гордон записал в дневнике, что если у него будут дети, он никогда не будет обращаться с ними так, как его отец, — холодно и отстраненно. Но оставить дело жизни тоже не мог. “Та база, на которой мы ос-новали наш брак, оказалась ненадежной. Я гово-рил: “Верно. У нас будет ребенок, но я никогда не хочу говорить ему, что “ради тебя я пожертвовал лучшими годами своей жизни”, потому что это го-ворили мне. Я хочу продолжать вести свою жизнь, выполняя собственные планы. И мы оба были именно такими”. Бывая дома, он полностью посвящал себя детям. Правда, происходило это очень редко. “Никто и ничто не могло помешать Стингу. Его ум был нацелен на то, чтобы стать звездой”, — отмечал биограф.

САМ ПО СЕБЕ

“Как только группа перестанет быть полез-ной, я отброшу ее, как камень с дороги. Я — для себя, и они об этом знают”, — заявил Стинг однажды со свойственной ему прямотой. Так и случилось: после триумфального мирового турне в 1984 году музыкант решил, что с The Police достиг всего, что мог: группа распалась на пике популярности.

Свободное плавание не разочаровало ни Стинга, ни его поклонников: первый альбом с элементами джаза The Dream of the Blue Turtles стал платиновым, а диск Nothing Like the Sun, выпущенный в 1987-м, занял верхние строчки мировых хит-парадов. “Как ему это удается?!” — удивлялись конкуренты. “Это происходит потому, что каждая его композиция — часть души, того, чем он живет”, — поясняют фаны. Например, в июле 2016 года музыкант объявил о выходе нового рок-альбома 57th & 9th, названного в честь двух пересекающихся улиц, мимо которых Стинг проходит до звукозаписывающей студии — все так просто!

EN_01099732_0003.jpg


Факты

Он написал музыку более чем к сорока фильмам, среди которых хиты “Леон” и “Афера Томаса Крауна”, “48 часов”, “Четыре свадьбы и одни похороны”. Сыграл в картинах “Дюна”, “Карты, деньги, два ствола”, “Джулия и Джулия” и др.

В 2017-м его состояние оценивается в 185 миллионов фунтов стерлингов.

Ему принадлежит вилла на пляже в Малибу, сельский коттедж в самом сердце живописного озерного края, четырехэтажный особняк XVIII века в Западном Лондоне, апартаменты в Нью-Йорке у Центрального парка, виллы на Карибах и в Маракеше.


А тогда перемены произошли не только в его творческой жизни. В 1984-м Стинг тихо и без лишней огласки развелся с Фрэнсис, сумев сохранить с матерью своих детей неплохие отношения. “Коварной разлучницей” стала подруга Фрэнсис актриса Труди Стайлер. Девушка с непримечательной внешностью и шрамом на лице, полученном в детстве в результате несчастного случая, завладела умом и сердцем Стинга. В том же 1984-м она родила ему дочь Бриджит Майкл, через год — сына Джейка, в 1990-м — дочь Элиот Паулину, в 1995-м — сына Джакомо Люка.  В отличие от Фрэнсис, терпеливо ожидавшей Стинга из бесконечных гастрольных турне, Труди делала все возможное, чтобы находиться рядом с любимым, куда бы он ни отправился. Ведь не понаслышке знала, к чему приводят долгие разлуки. “Спойте серенаду всем этим птичкам, и они уже не против принести тебе свои тела”, — сказал как-то Стинг в интервью о поклонницах, не скрывая при этом, что нередко принимал такие “подношения”. “В октябре 1993-го, когда Стингу исполнилось 42 года, Труди подыграла мужу в его открытом обожании эротики и секса, поставив и снявшись в откровенном сексуальном видеофильме, который стал “специальным подарком”. Стинг был доволен фильмом”, — отметил биограф. Как объяснил один из друзей Стинга, отношение Труди было таким: “Не можешь побить, попробуй присоединиться”. Наверное, потому они по-прежнему вместе. Правда, узаконил отношения с женщиной, подарившей ему четверых детей, Стинг только через девять лет. Но Труди и не торопила.

Кроме музыки и любимой семьи, в его жизни есть еще множество других увлечений: например, после путешествия по бразильским тропическим лесам он основал Фонд защиты этих лесов, чем вызвал недовольство местных дельцов. Какое-то время увлекался приобретением скаковых лошадей, а теперь в его доме живет несколько собак. В своем поместье Стинг с женой ведут натуральное хозяйство и едят только те продукты, которые выращивают. В Тоскане у певца есть собственные виноградники, и он научился производить вино. “Я хочу состариться элегантно. Чтобы у меня была хорошая осанка, чтобы я был здоровым и чтобы я был примером для моих детей. Мое главное достижение — шестеро детей, счастливые и здоровые. По сравнению с этим все остальное кажется не таким существенным”, — рассуждает Стинг сегодня. А еще он верит в сны и делает лишь то, чего хочет сам, — остальные лишь принимают это как должное, подчиняясь магии его обаяния. 

Ольга  Янковая
Поделись с подружками :