Дом друзей

Поделись с подружками :
Каждый год первого июня мир отмечает Международный день защиты детей. Но мало кто может внятно объяснить, какие дети имеются в виду и от кого или чего мы их защищаем. Между тем новости пестрят репортажами о бездомных подростках, брошенных младенцах, искалеченных судьбах. Эти истории стали неизменными атрибутами нашего времени. Мы привыкли к ним и перестали чувствовать чужую боль. А ведь брошенные дети живут вовсе не по ту сторону экрана. Они рядом. Их много...

Шведско-финский проект на украинской земле

За Киевом, в окружении леса, неподалеку от небольшого поселка расположился “Дом друзей”. В нем обитают двенадцать мальчиков и девочек разного возраста, от четырех до пятнадцати лет. А руководит домом семейная пара — Мириам и Буос. Она — из Финляндии. Он — из?Швеции. “Мы никогда не называли себя детским домом, —говорит Мириам. — У нас семья. Большая, необычная, но семья...” 
Когда наш автобус подъехал к крыльцу, навстречу выбежали ребята вместе с двумя домашними любимцами — лабрадором Ами и французским бульдогом Молли. Приветствие получилось действительно семейным...    

Все началось пятнадцать лет назад. В тот день, когда Мириам и Буос случайно познакомились на улице Киева с бездомными детьми. Тогда они занимались совсем другим проектом — помощью постсоветским эмигрантам, но неожиданная встреча изменила их планы и всю дальнейшую жизнь.

— Дети пригласили нас в гости, — вспоминает Мириам. — Мы пришли и не поверили, что такое возможно. Они жили в лесу, в будках, вместе с бродячими псами, которые служили им подушками и одеялами, согревали в мороз своим теплом. Дикие собаки заботились о детях больше, чем люди, понимаете? Когда мы увидели это, то решили — надо что-то делать.  

Первое время Мириам и Буос работали только на улицах, кормили бездомных детей, одевали их — было специальное место в Киеве, куда те могли прийти за помощью. Но вскоре поняли, что это не решает главную проблему — будущего ребят. И стали искать другие варианты. В 2003 году их позвали в район, где был большой дом и обычная сельская школа неподалеку. Рядом лес, луг, в общем, отличное место для детей. 
— А почему именно “Дом друзей”, — спросила я. 
— Это отдельная история, — улыбнулась Мириам. — Когда мы спрашивали своих подопечных: “Где же вы жили, когда оставались на улице?”, многие отвечали: “У друзей”.

Так и появилось наше название. 
С тех пор через дом прошел тридцать один ребенок. У каждого теперь своя жизнь.  
— Мы стараемся создать семейную атмосферу, но понимаем — всем детям хочется иметь пусть маленький, но свой дом, — говорит Мириам. — Поэтому наша цель — найти его. Это могут быть приемные родители, ближайшие родственники...

”такие дети быстро взрослеют, и в их душах долго хранится обида и страх”

История Маши

Ее привезли в “Дом друзей” в пятилетнем возрасте. “Как будто прямо с войны, — вспоминает Мириам, — кожа и кости, затравленный несчастный взгляд...” Мать Маши пила и, когда к ней приходил любовник, сажала дочь в собачью конуру. Девочка находилась там сутками без еды и воды, пока не попала в больницу с полным истощением. Оттуда — в “Дом друзей”. Сейчас у Маши новая семья, и девочка старается не вспоминать прошлое.
Первая и самая страшная причина всех детских несчастий — алкоголизм взрослых. Когда родители перестают адекватно оценивать ситуацию и становятся совершенно равнодушными к судьбе своего ребенка.

Клуб Львов

“Дом друзей” — один из проектов крупнейшей в мире благотворительной организации “Клуб Львов”. Он насчитывает около полутора миллионов членов, в него входят сто девяносто стран мира, включая Украину. Киевский “Клуб” был основан в 2002 году и объединил более семидесяти единомышленников — успешных мужчин и женщин, собравших и внесших пожертвования для множества благотворительных проектов. Это участие в судьбе обездоленных детей, стариков, инвалидов, помощь больным людям. 
Комитет “Клуба” каждый месяц рассматривает около семи проектов, требующих благотворительной помощи.

История Тани

99%
детей улиц пробовали алкоголь, наркотики и другие токсичные вещества.
В этой взрослой, уверенной в себе молодой женщине невозможно угадать примет тяжелого детства. Тем не менее оно было. Таня оказалась на улице в шестилетнем возрасте с пьющими бабушкой и мамой, которых обманули квартирные брокеры. Втроем они скитались по городу, спали в лесу и подвалах. Чтобы найти средства на выпивку и еду, попрошайничали, собирали бутылки. А когда деньги заканчивались — питались из мусорных баков. “Я хорошо помню все это, — вспоминает Таня. — Я тоже курила и пробовала пить... Но потом твердо решила: не буду повторять судьбу мамы и бабушки”. В пятнадцать лет она встретила мужчину, с ним поселилась в съемной квартире. Девушка радовалась нежданному счастью, надеялась, что улица позади, но вскоре забеременела, и ее выставили за дверь. Скитания продолжились. Перед родами некоторое время Таня жила у одноклассницы по интернату, которая уговорила родителей взять ее к себе. Вскоре на свет появился здоровый мальчик, и снова встал вопрос: что делать? Оставлять сына в роддоме Таня не хотела, а забирать было некуда — ее опять ждала улица. “Это страшный выбор, — говорит она. — Ты просто разрываешься между любовью к ребенку и страхом за его будущее”. Молодой маме помогла медсестра, отыскавшая адрес “Дома друзей”. В него Таня перебралась прямо из роддома. Сегодня ей двадцать один. Она вышла замуж, работает здесь же воспитателем, растит сына и вместе с мужем мечтает о большой семье. 
Мириам уверена: “Самое главное — дать детям надежду, помочь им найти свое призвание, научить ставить цели. Ведь без этого жизнь бессмысленна. Мы очень много говорим с ребятами о том, кем они хотят стать. Общение проходит в игровой форме, в творческой атмосфере”.

Группа поддержки

“Дом друзей” финансирует активный член “Клуба Львов” бизнес-леди Клара Бодин. Она родилась и выросла в благополучной Швеции, но в девятилетнем возрасте родители увезли ее в Иорданию. Работая врачами, они помогали строить больницу для неимущих. Там девочка впервые увидела бедных бедуинских детей и задалась вопросом: “Почему они так живут? Почему у меня по-другому?” Именно тогда Клара поняла, что не сможет спокойно жить, если не будет помогать нуждающимся. С 2001 года она ведет бизнес в Украине и участвует в благотворительных проектах.

— На Западе понимание того, что богатый человек должен отдавать — это традиция с глубокими корнями, естественный шаг для любого бизнесмена, — говорит Клара Бодин. — Если Бог дал тебе большие возможности, поделись с тем, кому живется хуже. В Украине же, как и на всем постсоветском пространстве, тоталитарный строй уничтожил меценатство. Оно только теперь начинает возрождаться. Наверное, поэтому сегодня в Киевском “Клубе Львов” девяносто процентов членов — иностранцы. А жаль. Ведь украинцы — щедрая нация. Они умеют сочувствовать и готовы помогать ближнему. Но, к сожалению, не всегда знают, как это сделать. Поэтому мы с радостью оказываем поддержку всем, кто готов внести свой вклад в благотворительные проекты.

История Лены

Милая, открытая и улыбчивая, она обожает лабрадора Ами, и эта любовь взаимна. Сегодня Лене пятнадцать, но она твердо решила, что будет ветеринаром. Хочет открыть питомник, — чтобы животные жили, как дома. Мириам и Буос договорились о летней практике, которую Лена пройдет в Киевской ветеринарной клинике. А ведь еще три года назад Лена не знала, как жить дальше. Отец умер за месяц до ее рождения, оставив жену с тремя детьми. Женщина начала пить, к чему приучила старших сына и дочь. Дом разваливался на глазах. Из-за постоянно разбитых окон в нем гулял ветер, Лене приходилось спать на полу, поэтому она часто болела. 

“А мне всегда хотелось учиться, — вспоминает девочка. — Но мама издевалась: по ночам будила меня, требовала, чтобы я нашла ей выпивку, сигареты или приготовила поесть. Помню, было очень холодно, шел проливной дождь. Мне пришлось идти на улицу рубить дрова, потом спускаться в погреб за картошкой, чистить ее, жарить. Мама торопила, злилась и в конце концов швырнула сковородку в стену... А утром нужно было вставать в школу. Там знали о моих проблемах. Однажды директор вызвала меня и рассказала о “Доме друзей”. Я согласилась на переезд. А потом в семье была ужасная драка. Я пыталась разнять маму, брата, сестру... Но они были пьяными — и мне сильно досталось. Я тогда подошла к окну и стала молиться: “Господи! Помоги мне уехать отсюда! Очень тебя прошу!” И на следующий день за мной приехали...” 

“Дети, испытавшие такие потрясения, очень быстро взрослеют, — говорит?Мириам. — В их душах еще долго хранится обида и страх. Мы пытаемся помочь им пережить прошлое, восстановиться и думать только 
о? хорошем”. 

каждому взрослому нужно взглянуть в эти глаза, возможно, тогда День защиты детей перестанет быть абстрактным

История Иры

Маленькая, хрупкая девочка, с серьезным лицом... Она сама изменила свою жизнь. Ей хватило сил и настойчивости прийти в сельсовет и добиться помощи. Тогда Ире было всего десять. Но, как самая старшая, она ухаживала за двумя младшими детьми. Родители пили и часто дрались. “Однажды отец вернулся с работы пьяным, — вспоминает Ира, — в доме не было еды, он разозлился, толкнул меня на пол и стал топтать ногами. Он носил тяжелые армейские ботинки, было очень больно. А потом бросил в меня нож. Чуть-чуть не попал в глаз. Вытекло много крови, я пару дней ничего не видела, теперь вот на всю жизнь шрам остался...” Сегодня Ира чувствует себя в безопасности. Она мечтает выучиться на официанта, а через десять лет, когда ей будет двадцать два, открыть свой ресторан. “Я приглашу Мириам, мы будем сидеть за столиком и пить кофе...”

“Нам было очень важно вернуть Ире детство, — говорит Мириам. — Научить ее играть в куклы, радоваться простым вещам... Отец часто приезжает к ней и младшим детям, кается во всем, хочет забрать их. Мы работаем с ним. Вообще, мы стараемся общаться со всеми родителями и по возможности воссоединить детей с семьей или найти их родственников”. 
По закону

Согласно украинскому законодательству, каждый ребенок — индивидуальная личность, имеющая право на: жизнь и охрану здоровья, имя и гражданство, достойный уровень жизни, образование, свободное высказывание собственного мнения и получение информации, защиту от всех форм насилия, в том числе семейного, и от незаконной эксплуатации. Кроме этого, ребенок имеет имущественные права. Например, на жилплощадь в квартире, где он прописан. И если родители решат продать принадлежащее им жилье, они должны предоставить в орган опеки и попечительства (ОПП) договор купли-продажи на другую квартиру, где доля ребенка будет не меньше предыдущей. Дать согласие на продажу своей части жилья ребенок до 14 лет также может только с?согласия ОПП. Родители имеют право управлять имуществом несовершеннолетнего ребенка, но затем они обязаны вернуть ребенку и его собственность, и доходы от нее. Имущество, приобретенное родителями для обеспечения развития ребенка, обучения и воспитания (одежда, игрушки, книги и т.?п.) являются его собственностью.
Для выезда за пределы своей страны, ребенку необходимо официальное разрешение отсутствующего в поездке родителя.
Для усыновления ребенка нужно его согласие. 
В 2009 году украинский парламент принял закон о реализации в Украине Конвенции ООН о правах ребенка. Согласно этому документу, усиливается ответственность родителей или лиц, которые их заменяют, а также должностных лиц за исполнение обязанностей по уходу, воспитанию и защите прав детей.

История Саши

Ему девять лет. У мальчика умный взгляд и замечательная улыбка. Он играет на скрипке, отлично рисует, любит стихи и мечтает стать палеонтологом. “Нарисуешь мне что-нибудь на память”, — попросила я, и Саша с радостью согласился. Забеспокоился, вспоминая, где оставил краски... Общаясь с ним, я с трудом сдерживала слезы и постоянно чувствовала ком в горле. Думала: “Ну почему такому хорошему талантливому мальчику выпала несчастливая судьба?” Когда ему было четыре года, отец хотел отобрать его и двух старших сыновей у матери. Поэтому женщина сбежала с детьми из дому. Саша помнит, как они ночевали в лесу — спали на еловых ветках, как голодали... Потом скитались по разным приютам уже без мамы, пока не оказался в “Доме друзей”. Социальная служба, которая попросила взять ребят на две недели, заверяла: мать восстановит утерянные свидетельства о рождении и заберет детей. С тех пор прошло четыре года. У женщины новый муж и новый ребенок... А Саша все равно верит — мама скоро приедет за ними. На протяжении нашего разговора он изо всех сил оправдывал ее...

“Дети, особенно маленькие, очень страдают без родителей, поэтому постоянно придумывают то, чего нет на самом деле, — говорит Мириам. — Например, маленького Ванечку мама бросила одного в доме. Он чуть не?умер от голода, долго лежал в больнице, оттуда попал к нам. Ему было три с половиной года, но он не умел говорить, все время плакал, всех боялся. Сейчас Ване шесть, он — веселый, общительный мальчик. Маму, конечно же, не помнит, но всем рассказывает, что она очень хорошая, просто пока что занята работой, но скоро приедет и заберет его... 
Нашим детям не приходится скучать. Они учатся в обычной школе, имеют много друзей. Летом ходят в походы, играют в футбол, выезжают на море, весной сажают деревья, цветы, ухаживают за своим огородом, часто ездят в Киев на экскурсии. Зимой катаются на санках, рисуют, играют, но... все равно мечтают о своем собственном доме, где их будут ждать папа и мама...” 

Позже я поняла: все брошенные дети похожи друг на друга. У них одинаковые глаза, в которых глубоко спрятан страх, боль, недоверие, а вместе с этим — надежда на то, что пережитое больше никогда не повторится. Я думаю, каждому взрослому просто необходимо заглянуть в эти глаза... Возможно, тогда и День защиты детей перестал бы быть абстрактным понятием, а наполнился истинным смыслом.

Мы долго прощались. Саша подарил мне рисунок с хазмозавром, подробно объяснив, чем он отличается от других разновидностей динозавров. Я обняла ребят, поцеловала девчонок... Когда наша машина тронулась с места, маленький Ванечка неожиданно побежал следом. Он бежал, махал рукой и кричал что-то. “Как в кино”, — подумала я, сдерживая подступивший к горлу ком. Но, к сожалению, это была жизнь. Реальная жизнь... 


Поделись с подружками :