Не первый раз замужем

Поделись с подружками :
Считается, что два раза  в одну воронку снаряд не попадает, не говоря уже о трех... Пример Алены БОЧКАРЕВОЙ доказывает, что из любого правила есть исключения. Она трижды выходила замуж и при этом оставалась верной своему любимому. В чем тут секрет? Все очень просто: ее супругом становился один и тот же мужчина!
Руку, сердце и... фамилию
Алена и Игорь познакомились студентами на новогодней вечеринке. Ему с первого взгляда понравилась стройная рыжеволосая девушка-хохотушка. А вот она на ухаживания парня ответила не сразу... “Признаюсь, я его помучила! Игорь казался мне скучноватым, слишком предсказуемым”, — вспоминает Алена. Подружки по общежитию хвалили: “Завидный столичный жених!”, а она плечами пожимала: подумаешь! Яркая девушка не испытывала недостатка в поклонниках. Родители, отпуская дочь на учебу в другой город, внушали: “Пока не получишь образование — ни на что другое не отвлекайся”. Впрочем, она успевала все: и постигать законы экономики, и развлекаться. Несмотря на легкость характера, которую некоторые принимали за легкомыслие, Алена была разборчива в отношениях. Она на примере своих подруг усвоила, что обаятельные “говоруны” — парни, умеющие кружить девушкам головы, — зачастую ненадежны, не в состоянии подкрепить свои красивые слова поступками. И оценила Игоря — немногословного, внимательного, рассудительного и честного. Мнение о том, что он “скучноват”, развеял... первый поцелуй. В нем (случившемся аж на третьем курсе!) было столько страсти и огня, что девичье сердце зажглось... Игорю, как оказалось, была вовсе не чужда романтика! Он дарил своей избраннице охапки благоухающей сирени и жасмина. Водил в кино и кафе. Признался ей в любви на самой верхушке колеса обозрения. А вскоре завел речь о главном: “Как бы ты отнеслась, если бы я предложил тебе...” — “Предлагай — и узнаешь!” — подбодрила Алена. “А своим родным ты обо мне рассказывала?” — уточнил Игорь. — “Да”. — “Тогда, думаю, ты готова... Выходи за меня замуж!” — решился любимый. Алена не жеманничала: “Я согласна!” Съездили в Полтаву за благословением, а свадьбу решили отгулять в Киеве.
Перед подачей заявления в загс случилась первая размолвка. “Я не буду менять фамилию на Бочкареву! — заявила Алена. — Останусь Власенко”. — “Я тебе предложил себя целиком, включая фамилию. Выйти замуж частично не получится, любимая. Так что выбирай: Власенко ты без меня, а со мной Бочкарева”, — проявил твердость Игорь. “Выбираю быть с тобой”, — сказала Алена. Так будущая жена сдала первый экзамен на покладистость.

Свекровь рифмуется с “кровь”
Молодой муж буквально носил жену на руках. Ласково называл “Полтавочка моя”. Молодожены смеялись по поводу и без, все бытовые обязанности делили поровну. Жизнь казалась Алене сплошным праздником, скромная комнатка в доме свекрови — роскошными апартаментами. Единственное, что омрачало идиллию (вернее, кто), — сама свекровь. Нина Васильевна корила невестку за “бесхозяйственность”, поучала на каждом шагу. Это не на шутку раздражало. “Все ясно, две хозяйки на одной кухне — слишком много”, — ставила диагноз лучшая подруга Алены. “Две? Да меня в лучшем случае допускают в поварята! Нина Васильевна так меня критикует, что напрочь отбивает охоту что-либо делать! И готовлю я не так, и стираю, и глажу, и вообще все делаю не так! — возмущалась Алена. — А у мужа одна песня: потерпи, солнце!” Алена просила его повлиять на маму. “Попробуй ее понять. Растила меня без отца, жила моими интересами, всегда была непререкаемым авторитетом, а теперь приходится быть на втором плане”, — говорил Игорь. Алена же рассуждала чисто по-женски... Что для нее муж? Защита и опора. Вот пусть и защищает — от кого бы ни исходили нападки... Супруг разрывался между двумя любимыми женщинами, проявляя чудеса дипломатии. А Алене хотелось, чтобы он открыто встал на ее сторону. Как-то она с гордостью подала на стол вкуснейшее блюдо, над которым колдовала два часа, а Нина Васильевна сказала: “Скорее съедобно, чем нет. И не ожидали такого от горе-кулинара”. У Алены моментально пропал аппетит, на глаза навернулись слезы. В тот раз Игорь спас ситуацию. Обнял обеих, расцеловал и опустился на колени: “Девочки, не встану, пока не помиритесь!” Свекровь процедила сквозь зубы: “Я была не совсем права!” — “Кто за что, а я за мир!” — сказала Алена.
Свекровь чувствовала себя полновластной хозяйкой дома и все сильнее закручивала гайки. Повод для придирок при желании всегда найдется... Зачем невестка купила такой дорогой сыр, почему так долго плещется в ванной, для кого так ярко накрасилась... Алена чувствовала постоянный дискомфорт, но терпела. Атмосфера накалилась на втором году брака. Свекровь заговорила, что пора бы молодым подумать о ребенке. Чуть ли не ежедневно звучал вопрос: “Когда же вы меня осчастливите внуком?” Алена отвечала, что они с мужем только делают первые шаги в карьере и не имеют собственного жилья. Какие могут быть дети? Но Нина Васильевна ссылалась на свой опыт: их поколение растило деток в более трудных условиях, и ничего. Повторяла: “Ты только роди, а нянчить буду я”. Алена на открытое противостояние не пошла, но попросила мужа “утихомирить маму по части чадолюбия”. Безуспешно... Алене было 23 года, и с ребенком она хотела подождать как минимум до 25-ти. Нина Васильевна (сама познавшая радость материнства не рано, в 29 лет) сетовала, что может не дотянуть до счастливого дня. Манипулировала сыном, жалуясь на здоровье и играя на чувстве вины. Мол, она пожертвовала ради него всем, а ей платят черной неблагодарностью, променяли на “рыжую вертихвостку”. “Не случайно, наверное, рифма к “свекровь” — кровь... — задумчиво роняла Алена. — Меня уже значком “Почетный донор” можно награждать!”
Игоря повысили на работе, он стал прилично зарабатывать. Алена настаивала: пора съехать от мамы. Свекровь приняла идею в штыки. Ее долг и дальше давать приют молодым, чтобы они экономили на аренде и копили на покупку своего жилья. Игорь был того же мнения. Перспектива своей крыши над головой так грела душу, что Алена согласилась, взяв с мужа слово: они не задержатся здесь дольше, чем на два года. По истечении срока выяснилось, что накоплений недостаточно, придется подождать еще год-полтора. И Алена не выдержала. Вмешательство свекрови в дела молодой семьи, мелкие придирки на каждом шагу сделали свое дело. Крупная ссора произошла опять-таки по “детскому” вопросу. Однажды мама нарочито громко произнесла: “Жаль мне тебя, сынок. Жена у тебя пустоцвет”. Алена взорвалась. Она молодая женщина с карьерными амбициями, а не инкубатор! Она еще не готова стать матерью! Она за разумное планирование семьи! Дети должны рождаться, когда у пары есть любовь, согласие и, желательно, достаток, а не по чьей-то прихоти... Свекровь обвинила Алену в корысти. Видите ли, для нее превыше всего достаток!
Может, ссору удалось бы погасить. Но Алена в слезах позвонила своим родителям, а те были категоричны: “Тебя обижают? Не нужна тебе такая семейная жизнь! Возвращайся к нам”. “Да-а, я совсем не так представлял себе брак”, — разочарованно произнес Игорь, когда Алена бросилась паковать чемодан. “Я тоже”, — согласилась она.
Развели их без проблем: детей нет, делить нечего.

Из бывших в настоящие и обратно
Эйфория продлилась недолго. Алена вдруг... заскучала по Игорю. На самом деле она не хотела радикальных мер, хотела лишь припугнуть его разводом и приструнить свекровь... Игорь тоже страдал в разлуке. Корил себя за то, что недооценил серьезность проблемы, поставил экономию выше душевного спокойствия любимой женщины...
Алена не задержалась в Полтаве, вернулась в столицу. Спустя год после развода они с бывшим случайно столкнулись на улице, и их как магнитом потянуло друг к другу. Начали тайно встречаться. Итогом этих встреч стала беременность Алены. На майские праздники она навещала родных, там накрыли шикарный стол. Алена надкусила пирожок с мясом и... почувствовала тошноту. “У тебя есть кто-нибудь? Ты не беременна?” — встревожилась старшая сестра. Визит к врачу подтвердил предположение. Алена позвонила Игорю, и он примчался на следующий день. Сияющий, любящий, такой родной... С погремушками и ползунками... “Бывший зятек, какими судьбами в наших краях?” — удивились родители Алены. “Он не бывший, а настоящий!” — обняв мужа, Алена объявила: “Мы снова вместе, и у нас будет ребенок!”
Второй поход в загс был скромным: только они и свидетели. Чтобы не повторять прошлых ошибок, поселились отдельно. Перспектива собственной квартиры отдалилась, но они были счастливы. После рождения сына Влада на молодую маму чуть не молились. Со свекровью произошла удивительная метаморфоза. “Нина Васильевна теперь шелковая! Носит фрукты, называет доченькой, говорит, что с рождением Владьки у нее началась вторая молодость!” — радовалась Алена. Невестку и свекровь очень сблизили общие хлопоты о малыше. Топор войны зарыли и забыли.
На шестом году семейной жизни свершилось: наконец-то переехали в свою квартиру. Казалось бы, вот она, райская жизнь! Однако... Алена с головой ушла в материнство, а Игорь в карьеру. Она не успевала следить за собой, как прежде. Не могла избавиться от набранных во время беременности лишних килограммов. Муж заикнулся об абонементе в спортзал, но Алена отмахнулась. Игорь все чаще задерживался на работе, а выходные проводил в компании друзей. Алена даже скучала по тому времени, когда они высказывали друг другу претензии, выясняли отношения. Им было не все равно, их ссоры были частью борьбы за брак. Теперь же в обоих копилось невысказанное недовольство, отчуждение. Он жил своей жизнью, она с ребенком своей. Алена не драматизировала то, что в рутине будней притупилась острота чувств. Она считала Игоря хорошим семьянином и полагала, что это качество перевешивает все. Не пьет, слова плохого не скажет, зарабатывает, летом они всей семьей едут на отдых, не обходится и без шикарных сюрпризов: на 10 годовщину свадьбы слетали в Париж, и впечатлений хватило надолго...
Однажды “доброжелатели” донесли: у Игоря роман. Служебный... “Не верю!” — было первой реакцией Алены. Это все чужая зависть и оговор! Но червячок сомнения в душе поселился. Какое-то время женщина колебалась: нужна ли ей правда? Малодушничая, вела “страусиную политику”, но внутренне напряжение росло и требовало выхода. На пике переживаний Алена сорвалась, устроила Игорю скандал из-за пустяка и убежала ночевать к подруге... Благо сын был в летнем лагере.
Утром женщина проснулась с решением: она не сможет жить в неизвестности. Если ей изменяют, она хочет знать. Коллектив у Игоря был небольшой, на 80 процентов мужской, и вычислить разлучницу не составило труда. Да и муж не стал врать и на заданный в лоб вопрос: “У тебя другая?” — ответил: “Была... Но это в прошлом, клянусь!” Алена не оценила такую откровенность: “Предатель! Я никогда тебя не прощу!” Игорь просил ее образумиться. Каялся. Говорил, что любит ее одну и просто не сумел побороть искушение... Она ведь души не чаяла в ребенке, а на него смотрела как на пустое место... “Так я еще и виновата?” — вскипела женщина. Путь к примирению был отрезан.
Они снова развелись. Игорь благородно оставил жене и сыну квартиру. Алена пообещала не ограничивать его во встречах с Владом. Собственно, печать в паспорте о разводе не поставила точку в отношениях. Игорь часто звонил и приходил. Был в курсе всех дел как сына, так и бывшей супруги. Когда Алена оказалась в больнице с острым приступом аппендицита, первым пришел ее навестить после операции. В Алене боролись любовь и уязвленное самолюбие. Она призналась самой себе, что продолжает любить Игоря, но простить... не может. Ее сжигала ревность. На каждом шагу мерещились соперницы и измены. Игорь слишком пристально посмотрел на медсестру в ее палате. Ему подозрительно часто приходят какие-то эсэмэски. Он без повода сделал ей щедрый подарок — все ясно, в чем-то провинился... Масла в огонь подливала родня: “Ты что, простишь измену? Где твоя гордость? Вычеркни его из жизни!” Весь мир был против того, чтобы они снова были вместе...
“Я вижу большую ошибку в том, что посвящала родственников в свои семейные дела, — считает сегодняшняя Алена. — Они не могут быть объективны. Хотят помочь, но своим вмешательством только усугубляют проблему. Брачные отношения несовместимы с жизнью по чужой указке”...

Вместе нелегко, но врозь никак

Внутренний разлад довел Алену до глубочайшей депрессии. Она с трудом вставала по утрам, кое-как добиралась на работу. Вечера и выходные проводила на кровати лицом к стене. И очень похудела, но это не радовало. А потом один больничный за другим... То у нее одышка и подозрение на астму, то аритмия, то жесточайшая аллергия непонятно на что. Врачи не могли поставить диагноз, настолько разными были симптомы. Игорь устраивал Алене консультации у лучших специалистов. Окружил заботой и вниманием. А однажды предложил вместе сходить к психологу. “Почему вместе? Проблемы, по-моему, у меня одной”, — сухо заметила Алена. “Это не так. Я переживаю твою боль как свою. Ты моя половинка...” — сказал Игорь. Алена съязвила: “Была! Была твоей половинкой, пока ты не превратил меня в треть! Может, твою пассию тоже к психологу возьмем?” — “Нет. Только ты и я. Подумай...” — игнорируя ее сарказм, сказал бывший муж. “Что для вас важнее: быть правой или быть счастливой?” — спросил психолог. Алена выбрала счастье. “Тогда научитесь жить в гармонии с собой, со своими желаниями, без оглядки на то, что скажут люди? — внушал психолог. — Если вы любите и хотите быть с любимым, выбирайте путь прощения. Не простив мужа, вы будете бессознательно мстить и окажетесь в тупике. Я помогу вам шаг за шагом отпустить обиду”. И она занялась тем, что на языке специалиста звучало как “эмоциональная самореанимация и оптимизация значимых отношений”. Прекратила травить свои раны, открыла новую страничку жизни...
Как рукой сняло все хвори. Она помолодела и посвежела. У них с Игорем начался второй медовый месяц... Но как только они собирались официально оформлять брак в третий раз, походу в загс всегда что-то мешало. То у Алены украли паспорт, то в намеченный день Игоря неожиданно отправили в командировку. То у Влада соревнования, которые невозможно пропустить. То попросту не приемный день... “А может, гражданский брак для нас лучшая форма отношений?” — задумалась пара. И решила внять знакам судьбы, обойтись без печати в паспорте.
Этот союз оказался крепче двух предыдущих. В нем они не утратили способность удивлять друг друга. Алена изменила профессию бухгалтера: окончила курсы косметологов, устроилась в салон красоты. На 35-летие муж поразил подарком — роскошным автомобилем. “Я о таком даже мечтать не смела, — искренне восхитилась Алена. — Получив права, всего лишь рассчитывала, что муж будет иногда пускать меня за руль своего авто”. А какой угрозой отношениям стала встреча одноклассников в городе детства Алены! На этой встрече — двадцать лет после выпуска, между прочим! — объявилась ее школьная любовь. Михаил с семьей много лет прожил в Германии, развелся и вернулся на родину... Алена с трудом узнала в солидном коренастом мужчине тощего паренька с буйной шевелюрой, носившего за ней портфель и кружившего ее в вальсе на выпускном... Он же был поражен: она почти не изменилась! Старое чувство вспыхнуло с новой силой... “Немец” был чрезвычайно напорист. Он узнал, что официально Алена не замужем, раздобыл ее новый адрес и обрушил на женщину шквал знаков внимания... Наличие гражданского мужа его не смутило. Он даже вызвал Игоря на “мужской” разговор! Алена, наблюдавшая встречу из окна, стала свидетельницей чуть ли не боксерского поединка. А она всю жизнь считала, что Игорь драться не умеет! Женщина, которую вначале забавляли страсти вокруг своей персоны, тут же расставила все точки над “i” и потребовала от Михаила оставить ее в покое. О возможности уйти к “немцу” она всерьез и не думала...
У Бочкаревых кипят нешуточные страсти. Они спорят, у них случаются размолвки. То один, то другой в шутку может пригрозить: “Я от тебя уйду!” — “Куда ты денешься!” — звучит в ответ. Но в глазах тревога. И он, и она знают: очень даже может деться... “Мы оба не ангелы, — говорит Алена. — Но годы брака научили нас терпимости к недостаткам друг друга. Высшая мудрость для женщины — любить своего мужа зрелой, всепрощающей любовью, принимать таким, какой он есть... У меня такое чувство, что мы два рядом растущих дерева: у каждого своя крона, ствол и ветви, но корни тесно переплелись. Нам не безоблачно вместе, но врозь никак...”

Поделись с подружками :