Высшая мера воспитания. Решаем семейные проблемы.

Поделись с подружками :
Ребенок — это личность. Такова современная догма, и мы, любящие родители, отрешились от диктаторских замашек и говорим с детьми на равных. Но со временем диспуты становятся изощреннее, отнимают больше времени и приносят тот же результат: дитя получает желаемое, родители — стресс и последствия. Похоже, мы немного заигрались в демократию...
Культура, в натуре!
Поглядите, какие сейчас развитые детки, какие они скорые на дела и смелые на слова, как умеют дать отпор! Вы им слово — в ответ двадцать. Запреты? Да как вы смеете! Вот вам и издержки модной нынче демократии в обращении с детьми.
Психологи выделяют три основных стиля и метода воспитания. Диктаторский (авторитарный) — когда решение принимает взрослый и приговор обсуждению и обжалованию не подлежит. Демократический — с учетом мнения ребенка, однако последнее слово все-таки за взрослым. И наконец, либеральный (иногда его называют “попустительским”) — творческий подход, почти без регламента, когда ребенок сам принимает решения, а руководство взрослых носит общий характер. Понятно, что в каждой семье — крен в какую-то сторону в зависимости от традиций воспитания поколений и даже от профессии родителей. Я, ребенок учителей, неплохо понимала детей родителей-военных! И восхищалась смелым стилем “предков” моей подруги — творческих “шестидесятников”. У них и поныне царит, что называется, “одесское воспитание”: “Ребенок хочет? Пусть знает о последствиях, и если все еще хочет — пусть делает!”
Распределение диктата и демократии меняется с возрастом ребенка, да и просто зависит от ситуации. Понятно, что в первые годы жизни ни о каком выборе “засовывать гвоздик в розетку или не засовывать” речи быть не может: на розетках заглушки. С правилами дорожного движения тоже не поспоришь. Ведь поначалу главный акцент — на безопасности. А вот дальше мы добавляем компоненту “развитие” и воспитываем ответственность. Даем поручения, определяем диапазон и устанавливаем границы. А заодно — начинаем разводить демократию, предоставлять некоторую свободу и определять штрафные санкции. Поручения по дому, уроки, которые должны быть сделаны в течение дня, но к определенному часу, решение о покупках, даже выбор одежды — больше мнений, больше объяснений. “Да у меня уже язык устал говорить о последствиях, иногда хочется просто рявкнуть — делай так! Или самой что-то подхватить, сделать... Но если бы сын действительно слушался окрика или приказа... Приходится постоянно зудеть, еще и контролировать себя, чтобы не занудеть окончательно!” — моя подруга шутит всерьез. Как я ее понимаю! И несмотря на то что авторитарный стиль срабатывает всего на 10 процентов, как уверяет психологическая статистика, некоторые вещи остаются “черно-белыми” и обсуждению не подлежат. Рамки все-таки необходимы прежде всего самому ребенку. Помните книгу Сергея Михалкова “Праздник непослушания”, где дети быстро поняли, что нельзя жить без правил? Главные задачи запретов — обеспечить безопасность. Конечно, бунт на корабле неизбежен: в соответствии с возрастными кризисами и периодами самоутверждения. Но, знаете, зачастую за возмущением детей скрывается банальная лень родителей. Демократия, с ответственностью за свои поступки, подменяется вседозволенностью — лишь бы меньше шума, нет времени, все устали, заняты...
Однако потакая во всем сейчас, пуская дело на самотек, мол, мы — современные родители, вы закладываете фундамент для проблем в будущем. Ведь “дитя без правил” потом испытывает трудности в коллективе. Сталкиваясь с ограничениями в садике, школе, на работе, оно начинает бунтовать, конфликтовать, в общем, жить не в ладу с собой и окружающим миром. Кто эти люди, да как они смеют мне указывать?
Еще, отмечают психологи, дети страдают не от самого факта установления рамок, а от непоследовательности в их установке, а также от пресловутых “двойных стандартов”.

ребенок не должен слушаться только из страха перед наказанием, здесь ключевое слово — “ответственность”

У семи нянек — дитя без рамок!
“Мама, я возьму шоколадку”. — “Ни за что, ты уже ел сегодня шоколад”. — “А папа мне еще давал”. — “Боря, зачем ты давал Ване сладкое, ему же нельзя?” — “А ему бабушка разрешила”. — “Ну что такого, я маленький кусочек”. — “А-а-а!” — “Иди уже, на, только не ори, в следующий раз не дам!” — тирады такого рода я регулярно слышу в доме знакомых. Поводы меняются, разброд и шатание во мнениях взрослых — неизменен. Шумная семья с детьми от разных браков и совместным чадом никак не выработает единую линию воспитания отпрысков. Ситуация, конечно, не рядовая, но нередко и в обычном семействе “кто в лес, кто по дрова”: строгий папа, уставшая мама, добрая бабушка со своими методами воспитания и дедушка, который во внуках души не чает. А юные манипуляторы прекрасно усваивают, к кому и с чем “подкатить”, начиная с шоколадки, разрешения на те или иные действия и заканчивая пополнением запаса карманных денег. Нередко родители затевают перепалки и при ребенке, когда один оспаривает решение другого. Ну а смышленая молодежь быстро понимает, что можно пользоваться моделью “лебедь, рак и щука” в достижении своих целей.
Ролевые игры в семье заложены изначально: мамы некритичны — они безусловно принимают своего ребенка, любят его независимо ни от чего. Оценивать поведение, регулировать рамки и контроль границ и наказывать за их нарушение — прерогатива главы домашнего государства. Маме за обедом — ребенок лишь бы кушал, а папа делает замечание: “Не болтай ногами, что за чавканье?” Папа строг, но справедлив и, например, действительно лучше знает математику и строже проконтролирует выполнение задания.
Устав за неделю от постоянной воспитательной “болтологии”, раздачи моральных кнутов и физических пряников, не без злорадства заявляю дочке: “А математику по воскресеньям — только с папой!” — и иду пить кофе и читать книгу под шум прибрежных волн. Реплики текут сквозь меня, как вода: “Дай сюда свою тетрадь... Что это начеркано? Покажи, где вы решали аналогичный пример! Так, сначала перепиши задачку, потом ко мне, разбираться дальше, я тебе объясню, как проще сделать, будешь первая в классе такое щелкать!” —“А я все равно не знаю, ы-ы-ы-ы-ы!” — “Так, успокойся! Мама, дай ей смородиновый компот и булку! Перекусишь — приходи!” Придется встать, дать пресловутый пряник, и ни слова о математике! Хотя я тоже знаю более простой и, главное, более тихий метод объяснения логической задачи, но мы с мужем решили действовать заодно, и я не вмешиваюсь. А втайне беспокоюсь: нет ли в таком подходе “добрый полицейский — плохой полицейский” состава родительского преступления?
Психологи советуют избегать явного негатива вроде: “Не хочешь делать задание со мной — сейчас позову папу, посмотрим, как ты запоешь!”, “Если не сделаешь, я расскажу об этом папе”. А в целом участие в воспитании ребенка обоих родителей и делегирование функций — это нормально, при условии, что они действуют заодно. Не следует затевать споры, дискутировать о запретах или их отмене при детях. Даже если вы не согласны с мнением партнера — обсудите ситуацию между собой, если позволительно — “наступите на горло собственной песне” и поддержите решение другого, обговорив с ним его ошибочность потом.
Конечно, все эти роли и рекомендации хороши, если в семье не проявляется банальный деспотизм. Увы, нередко старшие, “неудачники” во взрослой жизни, чувствуя свою ущербность, самоутверждаются за счет детей! Ребенок не должен выполнять что-либо только из страха перед наказанием, здесь ключевое слово — “ответственность”. Также речь не идет о телесных наказаниях — я бы рекомендовала прочитать отрывок из книги Владимира Леви под заголовком “Наказывая, подумай: “зачем?!”. И всегда следует помнить, что взрослым важно договариваться между собой не только об общих рамках дозволенного для ребенка, но и о линии поведения при нарушении запретов, наказаниях и даже об альтернативных наградах. Если все запрещать и ничего не предлагать взамен — совсем грустная жизнь получается! Нельзя шоколад — покупайте карамель... Носить шапку негламурно, аргументы бессильны, в доме вечный источник конфликтов? Вместе выбирайте модную куртку с капюшоном. Чем старше становится ребенок, тем больше следует делать акцент не на запретах и наказаниях, еще и с утверждениями о порочности “плохиша” или юной гулены, не позвонившей вовремя домой, а на объяснениях о ваших чувствах...
Хорошо, когда родители и дети поддерживают друг друга. Я росла смышленым ребенком, в меру боясь последствий проступков, и теперь не вижу греха в патриархальной строгости. Заметьте, мы выросли вовсе не “забитыми” и достаточно творческими личностями даже при “совковом” раскладе. И кстати, у нас в семье запретов как таковых почти не было. Звучало это так: “Конечно, дочка, иди гулять. Только мы должны точно знать, с кем, куда, как туда позвонить, когда придешь и кто тебя будет провожать”. Да уж, без надежного кавалера о загуле нечего было и думать! К счастью, достойный кандидат появился и был утвержден во всех инстанциях, — вон он, проверяет с ребенком математику.

Благодарим за помощь в подготовке материала психолога, гештальт-терапевта, старшего преподавателя Одесского национального политехнического университета Ирину САНАК.

Поделись с подружками :