Обратная сторона любви - о детской ревности.

Поделись с подружками :
Дочка держит старое фото и задает нам с мужем глобальный вопрос: “А почему меня не было с вами в этом красивом городе?” Объяснения жизни “до” и “после” ее появления не принимаются — вот ведь ревнивица! Впрочем, как все дети: поводов для ревности с их стороны предостаточно.
Снашей подругой разговаривать невозможно. Стоит позвонить — караул, дети! Они просто “виснут на ушах” и требуют от мамы немедленного внимания здесь и сейчас: хочется чаю, верно ли решена задача, когда пойдем в цирк. На все реплики терпеливая мать тут же отвечает, и разговор с ней очень скоро перестает быть томным. Да что на подругу пенять? Если в гости должны прийти друзья, нужно заранее продумывать занятия для нашей детворы, чтобы взрослые могли спокойно общаться. Даже если показательные песенки спеты, стишки продекламированы и своя “минута славы” получена — жди шумных визитов посреди разговора “не для маленьких ушей”.
Оказывается, это лишь одно из проявлений детской ревности: мама — наша и всякие тетки должны знать свое место в ее жизни! Оттенки детской ревности — богаче палитры Пикассо, и даже самые чинные и благородные семейства не избегают ее проявления. Мама и папа любят друг друга — а как же я?! В парке молодая пара никак не могла объяснить сынишке, что они хотят сделать хотя бы одно фото только вдвоем. Сынишка ускользал от бабушки и вихрем влетал в кадр. Неудивительно, что вскоре фотогерой преобидно шлепнулся на пятую точку — ах, как тогда хлопотали-утешали его заботливые родители!
Бывают проблемы и посерьезнее: одинокая мама выходит замуж (“Ну вот, теперь я — третий лишний!”), семья со сводными детьми (“Чей папа, чья мама? Моя и только моя!”), ревность к братишке или сестричке (“Ты ее любишь-балуешь больше, чем меня!” и “Отдайте его обратно в роддом!”). Ревность к младшему карапузу далеко не всегда проявляется сразу, а когда малыш начинает ходить и мешать, забирать любимые игрушки... Что уж говорить, если младшенький болеет и становится центром вселенной в семейной галактике!
С подрастающими детьми — сложности иного рода. “Я в семье нелюбимая младшая дочь”, — почти стихами начала сочинение о себе и своей семье второклашка. “Я не умею делать то, что может старшая сестра, и поэтому ее все хвалят и любят”. Как вам вывод, дорогие родители? Обратная картина — когда по разным причинам “отстающему” ребенку уделяется повышенное внимание, ведь дети все-таки разные. Кому-то нужно постоянно разбирать задачки по математике, в то время как другой их щелкает не глядя. Ага, с братиком занимаются больше! У коллеги дочка — тараторка, обладательница безупречной “голливудской” улыбки — скандалит и требует тоже водить ее к логопеду, поставить “брекеты”, как у сестрицы, — вечно с ней носятся! А у многих дети просто дерутся. Эх, хорошо было мне — никакой ревности, ведь у меня не сестра, а брат старше на 10 лет! Вот только почему его ругают меньше, чем меня?! Наши родители безупречны в равномерном распределении внимания и понимания. А психологи говорят, что одинаково детей любить невозможно, а вот любить одинаково сильно — вполне! Похоже, дети в таких нюансах не слишком разбираются, и их глубоко ранит все то, что на виду.

Комментарий психолога
Дети помладше действительно считывают и принимают во внимание внешнюю матрицу поведения взрослых, и поскольку они еще малы и не могут выстраивать правильные логические цепочки, то делают неверные выводы. Например, нередко бывает так, что старший ребенок при появлении малыша вдруг резко “впадает в детство” — начинает сюсюкать, лезть “на ручки” и чуть ли не соску просить. Он наблюдает за тем вниманием, которое уделяется малышу, и думает: ага, чтобы быть любимым, нужно вести себя именно так! Или, например, “чтобы получить больше ласки — нужно быть слабым, болеть”. Задача родителей — заполнить “понятийную яму” между тем, что видит ребенок, и его выводами. Обсуждайте с ребенком изменившуюся ситуацию (появляется малыш или новый член семьи — будь-то отчим или сводный братик-сестричка), обращайте внимание на реальные положительные моменты и, главное, следуйте своим словам и обещаниям. Появился папа — значит, родительской любви только прибыло!
В случае с братьями-сестрами избегайте резких перемен в жизни юного “патриарха”, чтобы его “низвержение с трона” (кстати, одно из известных понятий в психологии) происходило менее болезненно. Уделяйте время каждому чудо-чаду и не забывайте напоминать о его собственном счастливом детстве — ты вот так же забавно улыбался, но твое первое слово было не “мама”, как у братика, а “сяба” — собака, друг человека.
Подтверждайте свою безусловную любовь, проявляйте “телячьи нежности” и заводите “только наши” секреты, при этом не бойтесь сказать, что вы огорчены и обеспокоены поведением ребенка и запрещаете какие-то вещи, и что у вас бывают и свои собственные дела и отношения. Объясняйте постоянно — не упускайте рядовой “несчастливый” случай, реагируя лишь на самые острые моменты! Может, данной конкретной проблемы вы с ходу не решите, но будьте уверены: все, что вы делаете и говорите, — не впустую. Ведь ваши поддержка и внимание подтверждают главное — вашу любовь к ребенку, которую он так панически боится потерять.

Ревность больше всего характерна для единственного ребенка в семье

Фонарные столбы дороги дружбы
Когда дети идут в школу — стресса не избежать. Но кто бы мог подумать, что главной психологической проблемой может стать “ревность в дружеской шкуре”? Наши “несадиковские” девочки дружили с трехлетнего возраста: прогулки в парке, гостевые визиты, культпоходы в кино, в общем, что называется, парочка не разлей вода. Испытание коллективом было суровым: практически всю первую четверть дочка после уроков плакала навзрыд. Ну как же так — с ее личной, персональной лучшей подружкой играют другие дети?! Злые реплики в стиле “забирай свои игрушки и иди к другой подружке” в адрес неверной, которая оказалась более общительной, и обидные слова в ответ на мои уговоры — вот наш первый класс, вторая четверть. К третьей — страсти остыли, компания и коллектив помогли. Ситуация довольно распространенная, причем нежелание поделиться бесценным другом демонстрируют как девчонки, так и мальчишки. Только вот настоящие мужчины не позволяют себе истерик!
Ревность “чужого среди своих” проявляется по-разному, и если кто-то устраивает показательные выступления, то другой молчит, как партизан. Общее одно: несомненные переживания, которые любящие родители должны распознать. Как сейчас помню причину своих мук в 10–11 лет: познакомьтесь — веник! В детстве я весьма ревниво относилась к успехам двоюродных сестер — уж какие они были чистюли да хозяюшки! — и делала очевидный вывод: их все-все-все, включая родителей, просто обожают. И разумеется, ставят мне в пример их регулярные подметания да запекания. Я им и в подметки не годилась. К тому моменту мне нечего было противопоставить пирогам и капусте, и я страдала в гордом одиночестве, терзаясь из-за внимания родни к авторам кулинарных шедевров. Ну, допустим, в этом случае мне стоило всего лишь сыграть фугу Баха на фортепиано да приготовить рыбу фугу (я посещала японский клуб), как внимание переключилось бы на меня — кто бы только подсказал... А вот что делать школьникам, обожающим учительницу, — ее-то “поделить” нельзя. Знакомая картина — ученики на переменке столпились вокруг Марьванны: “А посмотрите мой рисунок!” — “И мой” — “И мою картину тоже!” Отличники получают внимание и оценку, а мальчишка за последней партой со злостью запихивает в портфель измятый шедевр в стиле кубистов: шансов на любовь и внимание учителя — ноль.
К сожалению, бывает, что проявления детской ревности влекут за собой целую цепочку проблем. Из-за, как казалось, отсутствия любви и ласки ребенок рассказывает “сказки”, наговаривает на учителя. Чтобы обратить на себя внимание, дети могут вести себя агресивно в коллективе. “Мы только у психолога выяснили, что безумства, которые творил Остап в школе, не что иное, как ревнивые выходки из-за большой любви к дорогой учительнице. Конечно, ей приходилось уделять ему повышенное внимание, но не бросит же она всех учеников ради него. Вот наш казак и злился, устраивая сцены, — рассказывают родители девятилетнего бузотера. А в другой школе разыгрывались сцены, достойные финала “Мертвых душ”: в классе — новенькая! Марианна — отличница-красавица-активистка — жутко ревновала к успехам не менее активной и эффектной Марины. Как в сказке: “Свет мой, зеркальце, скажи да всю правду доложи: я ль на свете всех милее, всех румяней и белее”? Отравленное яблочко “сопернице”, естественно, никто не подкладывал, но вот подножка на физкультуре и резкое снижение успеваемости “назло врагам” — было дело. Получается, что не только семья, но и садик-школа-коллектив дают поводы для ревности.

Комментарий психолога
Ревниво относятся к своей обожаемой “собственности” дети, которые аналогичным образом вели себя с родственниками и теперь нашли “родственную душу” вне семьи. Вероятность “приревновать” велика у старших детей, но больше всего это характерно для единственного чада в семье. Его любят-превозносят и ставят не в угол, а во главу угла либо, наоборот, не дают необходимой “дозы” родительской любви и ее подтверждения. Не менее часто ревность проявляют дети, действительно впервые по-настоящему погрузившиеся в среду многочисленных сверстников. Юные собственники привыкли быть центром вселенной или же, по крайней мере, очень весомой частью мира, и как же пережить внезапные изменения своего статуса? Конечно, с помощью родителей, их внимания и поддержки. Но во нравоучительных беседах не обесценивайте друга, мол, не такая уж хорошая эта Настя. Просто разделите эмоции, отвлеките ребенка от терзаний, найдите время поговорить на данную тему более спокойно, когда ребенок способен вас услышать. А вообще, идеальной “противоревнивой терапией” в коллективе становится общее дело. Мудрый наставник организовывает учебный процесс так, чтобы проявились достоинства всех детей. Постановка спектакля или подготовка стенгазеты, танцевальное шоу или карате — польза несомненна: самооценка ребенка растет вместе с успехами, заодно он находит свое, вполне комфортное место под солнцем среди других землян. Родителям важно определить его “поле удач”, развивать, поддерживать и не забывать подчеркивать достижения юного шахматиста-конструктора или балерины-пианистки на публике.

Хвалите, подчеркивайте достижения своего ребенка на публике

Недетские “бедки” — где от ревности таблетки?
Порой любовные страсти и жгучая ревность всерьез терзают незрелую молодежь. Страдания бывают нешуточными, ведь это уже “взрослые” эмоции во всей красе и силе, еще и связанные с периодом трудного возраста. Через дружбу подросток познает себя, свою ценность для этого жестокого мира. Потеря друга — как потеря части себя, не меньше! А уж про любовную лихорадку и говорить нечего: результат — “на лице”. “Вечно заплаканная, злая, как оса, раздражительная, оценки полетели вниз!” — жалуется знакомый, чья дочь пребывала в жуткой депрессии из-за веселого и легкомысленного кавалера. Поначалу родители радовались появлению приличного ухажера: ну надо же, Алена уже не стремится на дискотеки, долой все страхи! А потом не знали, как подступиться к скандалящей паре, как поддержать-утешить рыдающую дочь. То он танцевал с другой, то веселился на вечеринке, нарочно ускользая от своей принцессы, то кому-то из девчонок диск записал — и опять истерика. А как быть, если история любви складывается и вовсе с шекспировскими страстями? Предпочли другую/другого, и видеть их, таких счастливых, — мука невыносимая.

Комментарий психолога
В период подросткового бунта наши взрослые детки особо нуждаются в родительской любви и поддержке, им надо ощущать свою “нужность”, при этом демонстрируя внешнюю независимость — эдакий ходячий парадокс. Юноша интеллигентный будет страдать молча, пугая родных бледным видом и вызывающими одеждами (родители, не проходите мимо!). Деловой пацан поведет себя иначе, а тот, кто привык кулаками махать, даже тонкие эмоциональные проблемы решит привычным способом. Кстати, обострение столь сильных приступов ревности, неспособность контролировать себя — лишь надводная часть айсберга, его большая часть сокрыта в не слишком счастливом детстве. Дети, не получившие должного внимания и поддержки, теперь переживают-перемалывают свою ущербность и комплекс неполноценности. Это “наследство” накапливалось давно и вот перекочевало в другой возраст — подростковый. В “группе риска” также дети, пережившие развод родителей: когда ребенок во всем винит себя и нужно принимать чью-то сторону. “Мир небезопасен, никому доверять нельзя — меня могут предать в любой момент” — хорошо, если подростку с такими установками попадется терпеливый, безусловно любящий и верный человек, который сможет его перенастроить. Но это воистину чудо! Так что, уважаемые родители, подумайте, какие основы воспитания личности вы закладываете. Банальный кружок лепки или шитья, беседы о жизни и о себе, совместные прогулки да веселье, родительские поцелуи-объятия, внимание к переживаниям своего чада, “работа над ошибками” в уме и сентиментальное “мы всегда тебя любим” вслух — с таким багажом ревность можно пережить. А без нее в детстве — никак.

Благодарим за помощь в подготовке материала психолога, гештальт-терапевта, старшего преподавателя Одесского национального политехнического университета Ирину САНАК.


Поделись с подружками :