Фома поверил - не проверил. Учим детей реагировать на замечания взрослых.

Поделись с подружками :
“С такими короткими пальцами и слабой кистью пианистами не становятся”, — заявила как-то взрослая тетя, причем даже не музыкант. Мне было лет семь, я училась игре на фортепиано и уже не сомневалась: толку все равно не будет. Пальцы-то короткие! А у тети язык-то — длинный...
Кто тебе это сказал?!
Практически у всех моих знакомых нашлись подобные примеры, когда мнение “чужого дяди” не только принималось во внимание, но и служило руководством к действию или бездействию. Ах, как же мамушки и нянюшки хлопотали и суетились, убеждая мальчугана продолжить занятия танцами, а тот — ни в какую! Папин приятель взболтнул при ребенке, мол, не “мужицкое” это занятие. Все! “Как отрезало”, — сокрушается семейство. А мальчик-то был более чем успешен, в общеобразовательной школе гордо выступал на всех праздниках, и, сами понимаете, как была опечалена партнерша по бальным танцам... Взрослые могут даже не аргументировать свое мнение да и не ставить цель разрушить представления ребенка. Но их слово оказывается весомее родительского убеждения! “Мой Костик тушуется, если ему начинают что-то выговаривать тоном, не терпящим возражений, и всегда прислушивается к услышанному. Недавно с жаром мне доказывал, что если дома держать тигренка, то он будет полностью домашним и безопасным! Эту чушь ему поведала соседка... Не буду же я ему приводить в пример историю семьи дрессировщиков Берберовых с трагическим финалом!”
Я думаю, что пресловутая детская наивность все еще присутствует в наши дни и может сыграть немалую роль. Психологи говорят о невероятной чувствительности детей как к искреннему убеждению, так и к малейшей фальши взрослых: они “читают” наши жесты и позы, как открытую книгу. И пускай родители зачастую проявляют чудеса изобретательности, приобщая чадо к какому-то виду разумной деятельности или убеждая его в чем-то... Оброненное взрослым утверждение или зерно сомнения может оказаться решающим в копилке отрицаний! И сколько бы ни смотрели дети мультиков и сериалов с дерзкими репликами, смелые они по пустякам и в основном дома. А на деле — те же дети, что и двадцать лет назад. Я помню, как боялась подойти к учительнице физики и спросить ее о чем-то. Дама она была строгая, но справедливая и вполне добродушная — даже допускала вольности в виде шуток! Но как-то раз меня отчитала, уже не помню, за дело или нет... С тех пор я просто физически ощущала сопротивление этого материала даже при наличии папы — профессора той же мудреной науки! А дочка коллеги, современная девица, которая с детства вполне по-взрослому стрижет и бреет языком на лету, очень переживает, если забывает что-то для уроков. И дело не в авторитете учителя, который культивируется в семье. “Ну... Учительница в самом деле страшная!” — говорит. Видела я этого монстра: дама — божий одуванчик с тихим голосом и приятными манерами. Вот ведь — сделала замечание о несобранности барышни! В общем, загадка!

Мудрое длинношеее
Обсуждая с приятельницами разные ситуации, подумали: может, феномен принятия оценок и рекомендаций Большого Чужака с Добрыми Намерениями нужно рассматривать как некий “побочный эффект” известных правил? Они таковы: поначалу мир вращается по указке взрослых, и ребенок принимает их право судить безоговорочно. Ведь взрослые — главный источник информации, они большие и так много знают и умеют! Жираф большой — ему видней. Родные Жирафы к тому же учат уважать и слушаться других Больших Жирафов маленького мирка. “Зная путь к успеху, мы указываем и советуем. Развиваем достоинства, подавляем недостатки. Направляем, поправляем, приучаем. Мы распоряжаемся и требуем послушания... Морально и юридически ответственные, знающие и предвидящие, мы — единственные судьи поступков, душевных движений, мыслей и намерений ребенка” — писал великий педагог и гуманист Януш Корчак о роли взрослых в жизни ребенка. И, видимо, “жирафы” порой оказывают медвежью услугу дитяти. Например, заботятся о безопасности, и если говорят, что утюг горячий — опыт подтверждает, что так оно и есть. Естественно, интуитивное доверие переносится и на другие ситуации и комментарии взрослых людей. Во всяком случае, такова моя версия.
Другая ситуация: ребенок не просто сталкивается с авторитетным мнением взрослого, но и получает внушительный моральный нагоняй. Порой — заслуженно, порой — нет. Одни родители ввязываются в диспуты, защищая своего ребенка, и, в лучшем случае, дома с ним проводят воспитательную беседу наедине, если ребенок был неправ. Другие — отбривают посмевшего указывать их кровиночке, предоставляя младшеньким право делать выводы и следовать этой схеме в дальнейшем. Третьи — выкручиваются из ситуации, чтобы не замалчивать ее, но право любого взрослого судить сомнению не подвергают. О четвертых — поощряющих ребенка в хамстве и нивелирующих любой авторитет — отдельный разговор. В магазине мужчина строго пристыдил парнишку, который перебирал на полке различные киндер-сюрпризы, и сказал, что это безобразие необходимо прекратить! Вот приедет милиция и заберет его от папы и мамы в детский дом! Активный мальчуган насупился и смолчал, но с тех пор, как рассказывает мама, в этот супермаркет ходить не хочет. Женщина спрашивает на форуме, что ей делать? Ребенок, конечно, поступал некрасиво, но как его учить правильно реагировать на замечания взрослых? Ведь за каждой ситуацией не уследишь, и не всегда мама-папа будут рядом — надо выработать общую линию!

Комментарий психолога
Взрослые играют важную роль в жизни ребенка дошкольного и младшего школьного возраста — сверстники становятся более важными чуть позже. Малыши действительно принимают на веру многое, сказанное взрослыми. Кстати, дети могут и весьма уверенно отшить взрослого комментатора, но его слова или впечатление о беседе и человеке запомнятся. Извечное “но осадочек остался”! Нам всем небезразлично мнение окружающих — так почему дети должны быть исключением из этого правила? В отражении чужих представлений о нас мы корректируем и представления о себе. А дети и вовсе ловят “отражения” чужих представлений в свой адрес на лету: они учатся жить в этом мире и формируют мнение и представление о себе. Одобрение или неодобрение старших для них очень важная вещь. “Я — злой”, — переживает детсадовец слова взрослой свидетельницы потасовки мальчуганов.
Но я бы не стала подводить общие знаменатели под целым рядом тем, которые затрагиваются в схожих ситуациях.

Мнение старших может быть важным или решающим, когда...
 - Ребенок сам внутренне в чем-то сомневается или убежден, и слова взрослого лишь подтвердили его метания и дали им некую основу. Одно дело — детские капризы без причины, и совсем другое — чужая тетя сказала... Ведь так хочется верить, что не только собака, но и любой зверь — друг человека... А если мальчик подрос и не желает быть артистом балета? Самому уже не очень комфортно в каком-то виде деятельности, а  тут еще и “ОДС” — один дядя сказал!

 - Дома, в семье мы стараемся создать определенный настрой, и когда точка зрения взрослого укладывается в эти смысловые рамки — его мнение примется на веру. Если взрослый сосед говорит, что все нынешние мультики — гадость, а от компьютера слепнут мухи на лету, — ребенок найдет что возразить и вряд ли перестанет смотреть телевизор и играть в компьютерные игры из-за чьего-то мнения, если с молоком матери дитя впитало обратное!

 - С раннего возраста ребенка опекают, с ним обсуждают любые темы или же в семье царит “не смей перечить взрослым”. Многое зависит от стиля воспитания. Зачастую комментарии привычного круга взрослых из-за их чрезмерности воспринимаются как бытовой шум, и мнение извне ценится больше.

 - Дети более впечатлительны, чем взрослые, у них пока нет той брони, которую выковал “опыт, сын ошибок трудных”. Притом они, как и взрослые, всячески избегают получить негативный отклик. Учитель сделал замечание, взрослый прилюдно пристыдил, поругал? Ужас, как неприятно... Будем обходить десятой дорогой опасные места! Спросить, как решается задача, — а вдруг учитель будет недоволен, ведь тема уже объяснялась...
 - Меланхолик? Холерик? Сангвиник? Детские темпераменты — целая наука, и если одни подолгу мучительно что-то переживают, другие отпускают с легким сердцем. То, насколько слова взрослого ребенок принимает на веру, зависит и от его индивидуальных психологических особенностей и конкретной ситуации. А еще ребенок может быть неуверен в себе, своих силах — стоит уделять внимание и этому вопросу.

Точка опоры и точка зрения: наша линия!
После “разбора полетов” с психологом было увлекательно укладывать примеры из жизни в рамки причин и следствий — практически каждый случай нашел свое отражение в тезисах, изложенных выше. Идем дальше: что делать? Разумеется, есть индивидуальные рекомендации, но с общим подходом можно определиться уже сейчас. Взрослые — все же авторитет, и хамить им или не обращать внимания на их слова — неправильно. Если у ребенка есть некие “точки опоры” и он уверен в своих силах и успехах в какой-то области, — чужое мнение не сможет подпортить картину и воздействовать на него “вопреки”. Очень важно взращивать уверенность чада в том, что его разумное мнение ценно для взрослых и к нему прислушиваются. Не любишь глазунью, потому что она — как глаз? Ну что же... Да здравствует омлет! Научился кататься на роликах? Может, зимой попробуем пойти на каток?
Но вот момент настал: взрослый нивелирует достижения, компрометирует вкус, отчитывает или навязывает свое мнение. Что, опять двойка — на этот раз потому, что юный Демосфен не умеет общаться и боится возражать? Есть различные эффективные игровые методики-тренинги. Вам тоже будет интересно. Попросите продолжить фразы: читать полезно, потому что...; ссориться плохо, потому что...; хорошо всегда выигрывать, потому что...; когда тебе делают замечания, это неприятно...; смотреть телевизор — плохо... А потом попросите привести примеры ситуаций с опровержением тезиса. Заметьте, мы не учим детей попусту возражать, но даем понять, что со взрослыми можно говорить, рассуждать вслух, высказывать противоположное мнение, и выработка этой установки — также задача родителей. Такой вот курс взрослых валют. В обмен — умение ребенка отделять зерна от плевел и ваше понимание истинных причин его принятия мнения взрослого. И конечно, зная о конкретных ситуациях, с которыми ребенок привык с вами делиться, порой нужно его просто пожалеть. Не грех и поддержать детку в стремлении избегать неприятного общения — не все же время рваться в бой еще и там, где взрослые обладают реальной властью... А где-то нужно помочь преодолеть трудности. Мама школьника, все время забывающего спросить учителя о чем-то, после уроков подходит к Ужас Петровне вместе с ребенком — мол, сама я могу напутать, а ты подскажи, в какой задачке был непонятный момент. Вот и разобрались, всем спасибо, мы — свободны! От испуга и мнения взрослого, что ребенок — четкий гуманитарий.

А я — четкий любитель красивой музыки, которую играю на пианино этими вот руками. Когда мне по-настоящему захотелось выполнить сложные пассажи — самостоятельно разученные упражнения Ганона дали силы хрупкой кисти. А недавно дочка в ответ на “охи” знакомой о перегруженности, мол, все-то вы бежите, — заметила: вон одноклассник посещает четыре кружка и при этом веселый и не бледный. А мы — только два, и очень нравится рисование!

Благодарим за помощь в подготовке материала психолога, гештальт-терапевта, старшего преподавателя Одесского национального политехнического университета Ирину САНАК.
Поделись с подружками :