Дочки-матери: как построить доверительные отношения?

Поделись с подружками :
Нежность поцелуя и трепет близости, радость беременности и кормления грудью... Все это из разряда высшей ценности, название которой — мама. Почему же порой так непросто складываются отношения двух самых близких женщин — старшей и младшей.
Иногда я с ужасом думаю о том, что бы со мной стало, родись я мужчиной. Скольких нюансов, оттенков, волнующих нот и красок не смогла бы распознать. Мне повезло испытать абсолютное счастье дважды: когда услышала голос своего первенца, а через год — доченьки. Потом, что бы ни случалось, я мысленно возвращалась к этим сладостным мгновениям, и проблемы теряли свою остроту. Но недавно произошло невозможное — моя взрослая дочь предъявила мне целый список претензий.

Поговори со мною, мама...
Я пережила настоящий шок от рухнувших иллюзий, от захлестнувшего меня отчаяния и обиды. Но самым сильным было чувство страха. А вдруг потеряю связь с дочерью навсегда? И я стала искать выход из, казалось бы, безвыходной ситуации. Мир вокруг изменился. Откровения подруг, признания их дочерей, душераздирающие истории малознакомых мне людей — все обрело для меня новое, актуальное звучание.

“Я вышла замуж, родила троих детей, а мама по-прежнему терроризирует советами. Причем в безапелляционной форме. Я устала ее понимать. Хочу, чтобы и она поняла: я уже не ее маленькая девочка, а взрослая замужняя женщина. Конечно же, мне очень нужна ее помощь и поддержка. Но лучше никакой, чем такая”, — взволнованно рассказывает Светлана. А семнадцатилетняя Ксения категорична: “Мать достала своим юрфаком.
99%
дочерей не делятся
с мамой сокровенным.
Такое впечатление, что только юристы нормальные, а все остальные — лузеры. Я не собираюсь ни в модельеры, ни в айтишники. Я люблю фотографировать. Хочу автостопом проехаться по стране. Пофоткаю, заработаю денег и махну в Грецию — на Санторини. Там классно!” А вот трогательное признание Натальи Петровны: “Мне несказанно повезло. Я могу положить голову на плечо своей мамочки и задремать. А она никому не позволит меня побеспокоить. В юности я бывала жестокой. Говорила, что мне надоели ее нравоучения, что сама знаю, как мне жить. Она улыбалась и обещала подумать над моими словами. Она давала мне выговориться, даже когда я несла чушь. Только однажды мой монолог прервался: ей стало плохо. С тех пор я думаю, что и когда сказать маме”. А от исповеди шестиклассницы Леночки мне стало страшно: “Я ненавижу свою мать. Особенно когда вспоминаю, как она тыкала мне в лицо порванный школьный фартук и кричала: “Дрянь такая, ты подумала, как мне достаются деньги?! Будешь ходить в драном!”

Конечно, все мы разные, и каждый случай уникальный. В том смысле, что “моя боль всегда самая большая и непереносимая”. Никого не утешают слова о том, что кому-то еще хуже. Каждый восходит на свою Голгофу. Тем не менее ответ на вопрос, почему боль неизбежна, предельно прост: чем люди ближе — тем болезненнее их соприкосновение. И чем они “одинаковее” (мама — дочь, отец — сын), тем сложнее отношения. Кстати, благодаря древнегреческим литераторам и Фрейду мы раскрашиваем их еще и сексуальным подтекстом. Но конкурентная составляющая далеко не самая главная. Неумение грамотно выражать свои эмоции и зацикленность на себе — вот основная причина всех драм и трагедий.

Любой психолог скажет, что причиненная мамой боль рано или поздно потребует выхода. И, увы, возвращается она не только обидчице. Нередко взрослая дочь весь накопившийся гнев направляет уже на свою малышку. И новое поколение повторяет ошибки предыдущего. Пока наконец кто-нибудь из представительниц женской линии рода не разорвет порочный круг. Просто захочет освободиться от крепких материнских “объятий”. И не для того, чтобы прекратить с ней всяческие отношения. Наоборот, чтобы сохранить любовь. Чтобы строить отношения по-новому.

За что, доченька?!
Но этого должна захотеть не только дочь, но и мама. К сожалению, большинство не понимает, почему дочери на них обижаются. Ведь уверены, что все делают для их же блага, и безапелляционно навязывают свои взгляды, вкусы, пристрастия, свое представление о женском счастье. А потом недоумевают агрессивности, порой даже жестокости своих любимиц, которые от такой странной любви вынуждены защищаться.
“Моя дочь — неблагодарная эгоистка. Я отдала ей молодость, здоровье, даже замуж второй раз не вышла, чтобы ее не травмировать. А она говорит мне, что ни о чем этом меня не просила”, — сетует Елена Петровна.

Эпатажная бизнесвумен Алла негодует: “Я ее предупреждала, чем все это закончится. Только я прожила в гражданском браке пять лет и, забеременев, осталась одна, а она — полгода. Теперь я должна вкалывать еще и на внучку. Я, кстати, не сидела на шее у своей мамы. Отдала ребенка в ясли и пошла работать!” А разъяренная родительница десятиклассницы и вовсе не скупится на эмоции: “Мне надоело повторять одно и тоже: без образования ты никому не нужна. А ей хоть бы что! Сутками сидит в чате. Не то что тарелку за собой не вымоет, ей вообще на меня наплевать!”

Мне кажется, претензии взрослых женщин по сравнению с исповедями их дочерей звучат, мягко говоря, нелепо. Ведь, согласитесь, желание быть любимой — законное и естественное. А вымогать благодарность и покорность — недальновидно и жестоко. Именно поэтому большинство потерпевших — дочери. Особенно за последние полвека. И начало этому положено было в... советском роддоме. Когда Инструкцией Минздрава разрешалось прикладывать ребенка к груди только через 12 часов после рождения. Из теплой, безопасной утробы малыш приходил в холодный, чужой мир, где его тут же на долгие часы, а то и дни отлучали от мамочки, делали прививки и кормили неизвестно чем! Этот шок навсегда оставался в памяти, и даже самые хорошие отношения в семье не уберегали мальчишек и девчонок от вспышек подсознательной обиды за пережитый ужас. Для девочек же эта травма становилась подчас роковой и буквально меняла судьбу. Ведь для нее самое главное — чувство защищенности!

Этот кошмар пережило несколько поколений, и только в XXI веке новорожденного стали сразу прикладывать к груди. Через первые капли молозива, через тепло материнского тела малыш укрепляет связь с мамой, установленную еще в утробе. Эта связь будет помогать всю жизнь. Но особенно она важна в первые пять лет. А для девочки вдвойне, ведь в это время закладывается фундамент ее женского счастья. Не зря к малышке всегда было принято относиться не просто очень бережно, а буквально как к принцессе. Кстати, слово “девочка” имеет санскритский корень “дева”, что означает “божественная”. Не отсюда ли поговорка “Чего хочет женщина, того хочет Бог”?!

Увы, мы, нынешние мамы и бабушки, не только отлучены от традиций и носим печать недолюбленности, мы еще и эмоционально невежественны. И ежедневно обрушиваем на детей свои неприятности на работе, обиды на родителей и ссоры с мужем. А ведь маленькие дети воспринимают все конкретно и в настоящем времени. Если мама сказала: “Отстать, ты мне надоела!”, то малышка не подумает: “Наверное, у мамочки были неприятности на работе”. Каждое слово она воспримет буквально, то есть “Ты мне не нужна. Я тебя не люблю”. Поэтому мы в ответе за каждое слово, сказанное дочери! И первый счет она нам предъявит, как только вступит в пубертатный период. А если не сумеем отличить, что является результатом гормонального шквала, а что — следствием ошибок воспитания, то в дальнейшем отношения будут только ухудшаться. Так что радуйтесь, мамочки, если дочь пытается выяснить отношения. Она еще надеется, что может получить от вас эмоциональную защиту и мудрое покровительство.
Ученые провели занятный эксперимент. Осиротевшему шимпанзенку предложили два муляжа родительницы: железный с приспособлением для кормления и шерстяной без молока. Так вот, малыш практически все время проводил, прильнув ко второму муляжу. Поест — и быстренько к теплой, мягкой “мамочке”. Это еще раз подтверждает первостепенную важность эмоциональной защиты для ребенка.

Невероятно, но факт
Хочу вкратце напомнить о двух интереснейших феноменах. Первый — необъяснимая, мистическая связь между матерью и дочерью. Вы не задумывались, почему девушка, узнав, что ее растила не родная мать, переживает настоящий шок. Она считает, что ее обманули. Ведь еще с зачатия была настроена на волну своей биологической мамы. И вдруг выясняется, что столько лет ей приходилось слушать другое “радио”! Пусть даже очень хорошее, но другое... Вот уж действительно, мама и дочь взаимозависимы всю жизнь.

Но драматизму этого феномена противостоит другой. Так называемый закон “10:90”, который  гласит, что только 10 процентов детских эмоций (и положительных, и отрицательных) — являются реакцией на отношение мамы к ребенку. Остальные 90 процентов не имеют к ней никакого отношения, а связаны с индивидуальными особенностями, которые сформировались еще до его появления на свет. Ведь, согласитесь, многие о себе могут сказать: “Ну такая уж я родилась”. В чем же тут дело? Одни считают, что в сложнейших биохимических процессах в организме ребенка еще в утробе матери. Другие полагают, что личностные особенности — результат опыта прошлых жизней. Но независимо от того, в какие “-измы” верит мамочка, нормальные отношения строятся по двум правилам. Первое: ребенок должен проявлять все (10 + 90) и всякие (положительные и отрицательные) эмоции. Это залог его гармоничного развития. Второе: чтобы гарантировать это ребенку, мама должна учиться контролировать свои собственные эмоции. А, скажите на милость, кому из нынешних мамочек это удается? Мы постоянно вступаем с детьми в конкурентную борьбу за право проявлять негативные эмоции — отсюда взаимные истерики, неприятие и объявление холодной войны вплоть до разрыва всяческих отношений.

Маме
всегда нужны
Мужество
Чтобы выслушивать обиды и претензии дочери.
Милосердие
Чтобы не обременять ее своими проблемами.
Мудрость
Чтобы благословить ее идти собственным путем.

Дочери
нужны всегда
Мужество
Чтобы рассказать маме о своей обиде.
Милосердие
Чтобы не убить ее своими признаниями.
Мудрость
Чтобы не повторять маминых ошибок.

Путь к примирению
“Никогда с ней не помирюсь”, “бесполезно разговаривать”, “все равно не поймет” — взрослые девочки не хотят обсуждать не сложившиеся отношения с мамой. Слишком больно. Но говорить необходимо. Прежде всего ради самих себя. Потому что с таким невыносимым грузом на сердце очень трудно стать счастливой женой и матерью. Невысказанные обиды рано или поздно выстрелят. Зачем же подвергать опасности своих будущих или уже рожденных детей? Дочь не несет ответственности за жизнь матери, но за свою — в ответе. И за своих дочерей тоже. Потому так важно стать на путь примирения. Он всегда открыт, маме и дочери нужно сделать только несколько шагов. Первый — признаться, что доставляют друг другу боль. Второй — искренне захотеть улучшить отношения. Третий — дочь должна рассказать обо всем, что ее волнует. Четвертый — мама обязана выслушать ее, не думая о себе.

Но не стоит надеяться, что отношения сразу улучшатся. На это может уйти от пары месяцев до нескольких лет. И еще: необходимо соблюдать правила безопасности. Во-первых, рассказывать нужно о себе, о своих переживаниях, страданиях, претензиях, а не о том, какая мама плохая. То есть “мне плохо...”, “я столько лет мучаюсь...” Чтобы снизить эмоциональный накал, желательно сперва выговориться кому-то третьему, кому вы доверяете, — бабушке, тете, подруге. Или выплеснуть свой гнев на бумагу. А во-вторых, экзекуция должна длиться недолго, чтобы маму не хватил сердечный приступ.

Может ли мама предъявить дочери встречный иск? Нет! Не имеет права! Как старшая, она должна признать свои ошибки. Дочь, если освободит сердце от обид, гнева и страха, сама оправдает ее. И едва тлеющий огонек любви вновь вспыхнет между ними радостью и нежностью, преданностью и заботой, защитой и лаской.

Но это случится лишь в том случае, если мама стерпит обиду. Просто проглотит ее и растворит своей бескорыстной любовью. И последнее — каждая мама должна помнить: как только за свои бессонные ночи, неустроенную личную жизнь, потраченные на репетиторов деньги и другие “жертвы” она потребует благодарности — конфликт неиз­бежен. Почему? Потому что благодарность нельзя выпросить. Она приходит естественно и светло — в искренней заботе и внимании, в желании облегчать быт и поддерживать здоровье мамочки. Ведь каждая дочь хочет сказать: “Родная, я так люблю тебя... Пока ты рядом, я чувствую себя маленькой девочкой, которую ты прижмешь к себе, погладишь мягкой рукой по голове и скажешь: “Все будет хорошо, доченька. Я с тобой”.
Поделись с подружками :