Папины дочки, или Как воспитать отцовские чувства

Поделись с подружками :
Сложная это наука — быть хорошим отцом. Ведь недостаточно просто любить дочь, нужно знать, как правильно себя вести, чтобы не спугнуть ее личное взрослое счастье.
Когда я посочувствовала своему сыну — отцу двух очаровательных девочек, рухнувшему в изнеможении на мой диван, он улыбнулся: “Да, я устаю, да, у меня 25 заданий в сутки, но мне это нравится!” 
И я выдохнула с облегчением. Все в порядке: мужчина ублажает жену и дочек и получает от этого удовольствие! Место его подвигов — семья. Купить, принести, выслушать, успокоить, организовать, починить, отвезти, забрать, вдохновить, защитить, понять... И так каждый день! Но все эти “затраты” с лихвой окупаются, когда дочурка обвивает нежными ручками папину шею и он прижимается губами к ее темечку, пахнущему счастьем и невинностью. В эти мгновения он не сомневается, что прикасается к совершенному существу. А ей и правда не нужно становиться лучше — она уже хороша во всем. 

Кредит доверия
И пока дочка совсем маленькая, ее отношения с отцом практически идеальные. Секрет прост — отец получает от дочери то, что обещает дать будущему супругу каждая невеста, но дает редкая из жен. То, что нужно мужчине как воздух, как стартовая площадка всех начинаний, как гарантия собственной значимости. Доверие! Он для нее самый сильный, самый храбрый, самый умный и самый лучший. А как она умеет благодарить! За любую мелочь — шоколадку или куколку — накрывает волной искреннего восторга и неподдельной радости. Словом, она делает его счастливым человеком. Не прилагая никаких усилий. Просто делится тем, чего у нее в избытке: любовью и нежностью. Мальчик, став на ножки, тут же доказывает, что он лучше других. И будет заниматься этим всю жизнь, порой не обращая внимания на тех, кто рядом. А малышка, едва научившись ходить, уже что-то отдает: зайчи­ку — морковку, медвежонку — кашку, а розовощекому пуп­су — колыбельную песенку. Кстати, за этим стоит чистой воды физиология. Женский организм настроен на отдачу — физических сил, питательных веществ, заботы, нежности, тепла. Чтобы взрастить в своем лоне новую жизнь, мама девять месяцев делится с ребеночком своей кровью и плотью, потом — молоком, и всегда — своими жизненными силами, которых у нее в 13 (!) раз больше, чем у мужчин.
Но даже такое уникальное творение природы уязвимо. И разрушить его могут прежде всего... родители. От них зависит, сохраниться ли в первозданном виде врожденная способность дочери любить, служить и заботиться или обретет какие-то уродливые формы. 
И роль отца в этом тонком деле архиважная. Ведь малышка смотрит на мир через сердце папочки. И себя воспринимает через призму его отношения. Если он ее холит и лелеет — она принцесса, достойная всех благ мира. Если кричит, бьет или игнорирует — она плохая, недостойная любви и заботы.  

Назад в будущее
Девочки наблюдательны и очень строги в своих оценках. Варианты собственного будущего они черпают из взаимоотношений родителей — и делают выводы. К примеру, если мама постоянно упахивается и едва живая приползает с работы, не в силах даже улыбнуться дочери, то зачем становиться мамой? Если папа не ценит маму и не заботиться о ней, то можно ли доверять мужчинам и выходить замуж? Малышки даже не осознают свои умозаключения, просто отправляют их в подсознание, которое выдает на-гора готовую программу поведения. 
И мелочей в этом деле не бывает. Даже самая невинная семейная традиция может повлиять на будущее дочери. Например, что плохого в том, что папа в выходные ходит с ней на аттракционы, в театр, цирк, на каток... А мама в это время наводит порядок в доме и колдует у плиты. Счастливая девочка вечером обнимает ее и шепчет: “Сегодня такой замечательный день, я так люблю тебя и папочку. В следующий раз пойдем все вместе в зоопарк?” Но ни в следующий раз, ни потом мама никуда не идет. Так уж повелось в семье: папа выгуливает ребенка, а мама занимается хозяйством. В результате в подсознании малышки зарождается программа “Плохо быть мамой — никакой радости”. А если мама еще и встречает их раздраженным: “Где вас носит? Уже все остыло!” — то программа впечатывается намертво.

Поговори со мною, папа
Ну что, казалось бы, слова... Однако девочкам нужны особенные, а некоторые даже противопоказаны. К примеру, фразы “ты можешь сама”, “ты разберешься”, “я тебе доверяю” надо использовать дозировано и с учетом характера дочки. Если она чрезмерно активна, то такое “доверие” будет усиливать в ней мужские качества. И надеяться можно лишь на то, что девочка от природы имеет избыток женских энергий — эдакая чистая Дева, Рыбка или Рачок. Тогда огненная отцовская энергия не высушит ее водную женскую сущность. Иначе вырастет мужеподобное существо с печатью на лбу “Я сама!”. В конце концов, сама и останется.   
Есть еще один важный “языковой” нюанс. Если у дочери проблема, то папа обязан прежде всего продемонстрировать, что он никому не даст дочь в обиду, даже если она в чем-то провинилась. Для нее очень важно понимание и слова сочувствия. А еще она должна услышать из его уст, как он ее любит и какая она замечательная. “Маленькая моя, ягодка, солнышко, красавица моя” — вот лекарство от любой боли. А давать советы можно после того, как она успокоится и раскроется для откровенного разговора. Ведь когда девочка страдает, ей, как и взрослой женщине, нужна уверенность в том, что кто-то о ней позаботиться. Псевдоутешительные заверения “чепуха все это”, “выеденного яйца не стоит”, “все пройдет” — оскорбляют девочку. И работают на обеспечение программы “Мужчинам нельзя доверять свою боль”. То есть обрекают на жизнь без покровителя — того, кто сможет “забрать” ее негативные эмоции.

Правила общения папы с дочкой
Хвалить девочку — непрестанно!
Наряжать и баловать — посто­янно!
Выслушивать — непременно! 
Утешать — обязательно!
Кричать на нее — стыдно!
Бить — недопустимо!

Эмоции большие и... большие
Кстати, эта сторона отношений тоже чрезвычайно важна. “Моя красотка просто замучила нас. То бьется в истерике, то хохочет до икоты, то рыдает до посинения”. Вполне уравновешенным родителям пятилетнего торнадо по имени Лерочка приходится нелегко. Нужно постоянно защищать от ее эмоциональности не только ни в чем не повинных соседей и прохожих, но и саму Лерочку. Потому что все, что она переживает (и радость, и страх, и обида, и гнев), имеет real size — реальный (взрослый) размер. А справиться со всеми этими монстрами она не может — аппарат контроля еще не сформировался. Лерочке повезло: ее папа по психотипу флегматик, мама тоже, и вместе они дружно гасят своего маленького холерика. А как быть, если все члены семьи из породы огненных? Остается уповать на то, что у великовозрастных файерменов аппарат работает исправно. В противном случае страдания малышки удваиваются. Ведь на ее несформированную психику сваливаются не только собственные эмоции, но и эмоции взрослого человека. А ее законное право, между прочим, рассчитывать на его поддержку и понимание. Посему папа, каким бы гиперэмоциональным он ни был, обязан беречь дочку от себя самого. И не только потому, что девочка от природы очень чувствительна и ранима. Но и потому, что не в меру экспрессивная манера общения отца с дочкой — это слепок, который она автоматически перенесет в мир своей будущей семьи. И уготовит себе, возможно, ее итальянский сценарий. А если папа подавит ее своими эмоциями — то российский: безропотная, затюканная, вся в синяках...

Ты мой навеки идеал 
Существует еще одна опасность, причем очень коварная. Когда воспитание девочки полностью перебирает на себя отец — сильный, умный, добрый, ответственный. Он становиться для нее и другом, и защитником, и советчиком. Бывает, мама подыгрывает их отношениям, и каждый вопрос дочери переадресовывает мужу: “Спроси у папы, он лучше знает”. Папа, действительно, знает, но, вот беда, энергии-то у него мужские. А девочке, особенно в подростковом возрасте, крайне необходимо общение с любящими ее мамой, бабушками, тетушками, их подружками и приятельницами. Словом, среда, где она могла бы считывать нужные ей принципы женского поведения: гибкость, маневренность, мягкость, текучесть. Ей необходимо перенять мудрость своего женского рода. А для этого отец должен передать дочь под опеку матери, авторитет которой надо всячески укреплять в глазах дочери. 
Девочки в принципе склонны идеализировать своего отца. И папа, наслаждающийся любовью девочки в ущерб ее отношениям с мамой, поступает эгоистично и недальновидно. Ведь супруг выросшей дочери вряд ли сможет соперничать с ним. И не потому, что плохой, а потому, что другой. Плохим он станет очень скоро, просто не сможет дотянуться до пьедестала, на котором стоит отец. Сработает программа “Все мужчины, кроме папы, слабаки”.

Советы отцов
”Я часто говорил дочери: “Подожди, я устал!” Она обижалась. А недавно меня осенило: ей просто нужно мое внимание. Теперь с порога подхватываю ее на руки и сам рассказываю, как за ней соскучился. И вступаю с ней в “сговор”: пока я переодеваюсь, умываюсь и ужинаю, она рисует для меня картину о самом интересном, что случилось за день (сочиняет песенку, придумывает танец). А после ужина — просмотр. Малютка счастлива, все довольны!” 

”Моей Яночке скоро годик. Но на руки я ее долго не брал. И вообще не сюсюкался с ней. А когда она сказала “Па-па”, моя жизнь перевернулась. Теперь жалею о том, что столько времени лишал себя и ее удовольствия общения. Так что не ждите, пока дочка подрастет. Она все понимает, только еще сказать не может”. 

Анафема шлепку
Кстати, что такое мужская сила? В чем она проявляется? В этом вопросе и древние, и современные ученые единогласны — в самоконтроле. И если отец его теряет, то от бессилия может проявить и гнев, и раздражение, даже закатить истерику. А для девочки самое страшное проявление слабости отца — занесенная над ней рука. Загляните в этот момент в ее глаза — там ужас, страх, крик отчаяния. Племянник подруги оправдывается: “Как же ее учить, она же слов не понимает?! Ждать, пока на нее утюг (кастрюля, картина) свалится или током шандарахнет?” 
А не кажется ли странным, что мужчина, которому и в голову не приходит в воспитательных целях лупить свою жену, считает нормой дать трехлетней крохе или принцессе-первокласснице затрещину. Или они не женщины? 
О тех, кто на глазах дочери бьет ее мать, и говорить не хочется. Это просто надругательство и над психикой ребенка, и над его будущим.
Доказано и проверено тысячу раз: отец, поднимающий руку на свою дочь, каждым шлепком вколачивает в ее подсознание программу “Бьет — значит любит” (варианты “Орет — значит любит”, “Наказывает — значит любит”). И девочка обречена выйти замуж за того, кто вписывается в рамки этой программы. Вот и придется ей всю жизнь зарабатывать любовь мужчины, вместо того чтобы получать ее просто так, то есть даром. 

Как и положено женщине  
Описать всю многомерность отно­шений папы и дочери в рамках статьи невозможно. Жизнь всегда прекраснее и, увы, страшнее. Именно поэтому у каждой несчастливой девочки — своя история... К сожалению, ни один папа не застрахован от ошибок. Более того, ошибки неизбежны. Но легко исправимы, если дочь видит, что отец любит ее маму и нежно заботится о ней. Конечно, он не в силах оградить свою кровиночку от всех жизненных невзгод и испытаний. Но стать для нее защитником и покровителем может и должен. Для этого нужно не так уж много: оценить последствия своих поступков и при необходимости изменить формат отношений. Награда за такие усилия велика — счастье дочери. 

Советы отцов
“Когда вам захочется схватить свою малышку за шкирки и вытрясти из нее всю дурь, сделайте наоборот. Поднимите ее на руки и скажите: “Ты самая лучшая. Ты солнышко, цветочек, ягодка. Я тебя сильно-сильно люблю”. И ничего не ожидайте взамен — ни благодарности, ни хорошего поведения. Проведите эксперимент (его длительность зависит от возраста дочки: каждый год — две недели), и вы будете потрясены результатом”.

“Дочь и жена — существа нежные и нервные. Иногда им сложно находить общий язык. В этом случае лучше всего использовать отвлекающий фактор. И не обязательно новую компьютерную игру или украшение. Пусть это будет что-то необычное, одухотворяющее — исследуйте с ними (поочередно) звездное небо или послушайте трели со­ловья... Мы с дочкой как-то встали рано-рано и отправились встречать рассвет. Теперь стоит ей напомнить об увиденной красоте, как ее настроение тут же улучшается”.

Совет дедушки
“Я был строгим и придирчивым отцом. Но с внучкой стал другим. Когда требовал, чтобы она еще раз что-то прочитала или написала, Анюта обнимала меня за шею и шептала: “Дедуля, ты у меня такой красивый...” или “Дедуля, у тебя такие прекрасные глаза, как у меня...” Теперь я уверен, что нагружать девочку домашними заданиями — преступно”.

Читайте также:
Поделись с подружками :