Денежное дерево

Поделись с подружками :
Волшебная фея весны получила депешу от нашей дочки и теперь вместе с цветами и солнечными зайчиками несет целый инкассаторский мешок. “Приходи, Весна! Пусть уже будет тепло! Я себя хорошо вела, принеси мне пятьдесят пять монет по пятьдесят копеек!” — меркантильное чадо не бедствует и не копит на велосипед. Просто рядом в магазине стоят чудо-автоматы, обменивающие монеты на колечки и прочую мишуру. Пока механизм товарно-денежного обмена прост и нагляден, а деньги доставляет фея и кладет в тумбочку...

Сколько лет — таков ответ!

В Доме творчества, где занимается моя дочь, родителям подготовили сюрприз — “анонимные” анкеты, заполненные детьми. Среди вопросов был и такой: “На что бы вы потратили 1000 евро?” Ответы ребятни (а это и дошкольники, и семиклассники) проиллюстрировали то, как они воспринимают деньги. Анкету своей семилетней транжиры я вычислила сразу: “Я бы купила шарфик, варежки и игрушку — собачку-подружку для Мосявки”. А вот чья-то Машка-пятилетка пожелала “очень много подарков”. И понятно! В ее-то годы деньги — абстрактная категория, и в садике царит “натуральный обмен”: я тебе — Куклатаню, ты мне — Робота-Вертера. В магазине при виде яркой игрушки или сладости малыш говорит простое “дай”, довольно скоро оно сменяется требовательным “купи” — деньги уже приняты в “посредники”. Четырех-пятилетние детишки не прочь сорить деньгами — нарисованными бумажками — и обожают играть в магазин. “А поскольку стоят конфеты?” — важно вопрошает соседский Максимчик у игрушечного слоника-продавца. О стоимости товаров у дошкольников весьма смутное представление, зато они уже имеют понятие о бедности и богатстве. Ах, какая нищая Золушка и какая жадная мачеха в известной сказке! Также 7–8-летние дети, несмотря на историю Буратино и денежное дерево, прекрасно знают, что даже в Стране дураков деньги зарабатываются, а не появляются по волшебству. Ну, иногда деньги дарятся на праздники. Встретила знакомую, поздравила ее сынишку с недавним днем рождения. “Спасибо, — вот как раз потратили бабушкин конвертик!” — смеется та. Мальчик очень доволен: тут же купил на подаренные деньги машинку-трансформер, журнал и жвачку. Обналичил до копейки!

“Малыши тратят деньги сразу, не оставляя какие-то суммы на потом. И уж тем более они по собственному почину не копят деньги на более крупную покупку”, — говорит психолог, с которой мы беседуем на “вечную” тему. Именно так — как дети малые — ведут себя и повзрослевшие воспитанники детских домов: получая средства “на обзаведение”, тратят все и сразу. Они ведь не ходили в магазины, не вовлекались в процесс покупок, не имели возможности сравнивать, анализировать финансовые моменты в семье. “Сейчас даже ввели специальный предмет: в интернатах детей учат обращению с деньгами, планированию финансов”, — обрисовывает недетский аспект психолог.

Следующая анкета — серьезная заявка на взросление. “Я хочу купить компьютер. Оставшиеся деньги отдам родителям”, — ответил мальчик, и респектабельная пара, сидящая рядом, довольно переглядывается. Что ж, в этой семье, видимо, знают цену вещам, обсуждают какие-то траты, и ребенок вполне способен соотнести реальную сумму со стоимостью покупки. По наблюдениям психологов, с 10 лет дети уже способны понимать не только основы формирования бюджета семьи, но и планировать траты. Пара ребятишек ответили, что будут копить деньги на дорогущие покупки — мотобайк и машину. “Это тоже показательный пример: чем старше дети — тем больше выдержки они способны проявлять, могут дольше терпеть, откладывая деньги. Подростки уже весьма неплохо распределяют суммы, делят их на текущие расходы и долгосрочные “проекты”, — комментирует психолог анкетные данные.

В каждой хате — свой “борщ с капустой”

Недавно коллега с упоением цитировал статью, в которой нынешний магнат и создатель компьютерной игры рассказывал о начале своего бизнеса... в школе! Он давал ученикам поиграть в “ручную” электронную игру — всего за рублик. “Это не рынок, это воспитание. На пустом месте такой подход не возникнет — значит, в их семье финансовые вопросы изначально решались как-то нестандартно, — размышляет коллега. — К примеру, с давних времен цыганские дети с малых лет сами зарабатывали деньги”. В семьях разных народов, сословий и, конечно, достатка совершенно по-разному формируется отношение к деньгам. Действительно, вспомните те же сказки — немецкие и русские. Образ щедрого Ивана и купчины толстопузого до сих пор перед глазами. У нашей много читающей интеллигенции разговоры о деньгах не велись — возможно, потому, что и денег-то особо не было. Но в моем вполне успешном ученом семействе я с малых лет четко знала соотношение доходов и расходов. “На квартиру, на питание и текущие покупки, на сапоги и на отпуск” — мамины схемы, которые я высмеивала с позиций университетского курса экономики, актуальны и в наши дни. Убедилась в этом, когда взялась вести собственное хозяйство. “Ого!” — говорит дочка, узнав, что у меня в кошельке тысяча гривень. “А давай с тобой посчитаем: вот мы зашли в магазин, купили продукты, а тебе — журнал с диском. Потратили сто гривень. Следующую сумму денег мы получим через пятнадцать дней. А теперь скажи, мы сможем каждый день покупать продукты и журналы?” Детка призадумывается, но тут же парирует: “А мы дедушку попросим!” Заемный капитал!

В семье моего знакомого занимать было негде, и когда он, будучи подростком, потерял дорогой спортивный костюм, пошел на подсобные работы в мастерскую — отец устроил специально, чтобы сын обновку купил на честно заработанные деньги. “Ух, как я за новым костюмом следил — заносил до дыр!” — с гордостью вспоминает ныне солидный Александр Александрович. “А у нас довольно обеспеченные соседи платят ребенку за хорошие оценки”, — поделилась мама дочкиной одноклассницы. Вроде бы и честный заработок, и стимул, однако психологи против. Уборка в доме, уход за домашними питомцами, учеба, посещение кружков и секций — это нормальная детская “работа”, и в роли “зарплаты” автоматически выступают рядовые необходимые блага, которые мы обеспечиваем детям. Взаимные обязанности деньгами не измеришь!

Деньги — ничто. Удовольствия — все!

Сейчас, когда расслоение общества возносит кого-то на финансовые вершины, “гденьги”, как метко написал юморист Андрей Кнышев, — тема популярная. Понятно, в малообеспеченном семействе зарплаты хватает только на быт. А вот в Японии при любых доходах откладывают средства на познание мира, и дети понимают, что деньги обеспечивают и символизируют еще и развитие. У нас, скорее, идет гонка приобретений. Один ребенок сказал: “Мне деньги вообще не нужны — у меня все есть”, но отдать имеющиеся сбережения тем, у кого ничего нет, отказался: “Я их при себе пока оставлю — вдруг захочу яхту купить”.

Долгое время в магазине я встречала маму с мальчиком, которая каждый раз с остервенением оттаскивала сына от витрин: “Ну что ты опять сюда пялишься?!” Психологи вздыхают: материальный избыток и покупки по первому требованию — не дело, сбивается шкала ценностей, однако и дефицит средств — тоже нехорошо. В магазинах так много соблазнов для детей, и далеко не все и всегда мы в состоянии позволить. Но если ребенок часто слышит: “У нас нет денег”, со временем он уяснит, что хотеть — плохо, и уже не будет высказывать свои желания вслух. Но “думу думать” не перестанет, и финансы, возможно, потом будут поставлены во главу угла. С одной стороны — стимул для успешной карьеры, собственного бизнеса. С другой — искаженная система ценностей и деньги ради денег, а не ради удовольствий.

Однажды зашла к знакомой, а у нее на стене висит плакат — самодельный коллаж: картинка с роскошной шубой, виды Альп и какой-то шикарный интерьер, рядом — цифры в долларах. “Это мама деньги притягивает, — охотно поясняет дочь-подросток. — Мечты, которые должны материализоваться, — на этом самом плакате. Советы по притягиванию средств на их воплощение — из журнала. А еще мы пересчитываем деньги, которые откладываем, и мама купила классный кошелек. Я над ней посмеивалась, пока она не получила новый заказ — на три штуки баксов!” — выдает все военные тайны тринадцатилетняя Марьяна. Я несколько обескуражена: ну как можно любить деньги, “притягивать” их при детях? Что ж, оказывается, если есть плакат — можно. Все-таки главное здесь — мечты, а деньги — лишь промежуточное средство.

Минфин рекомендует!

“Купи слона!” — снова слышу старую детскую дразнилку от дочки и автоматически отвечаю: “А у меня нет денег!” Продолжение известно: “А ты все равно возьми и купи слона!” Увы, такого “все равно” в жизни не бывает. Доходы семьи ограничены, и нужно научить детей оперировать вполне определенными суммами, соразмерять свои (и родительские) возможности и аппетиты. Недавно невольно подслушала спор нескольких родителей касательно карманных денег: давать или не давать — вот в чем вопрос? “Моя Настя каждый день покупает булочку, от которой никакой пользы”. — “А наша старшая ничего не покупает — выяснили случайно. Копит на что-то”. Как только ребенок способен покупать — действительно имеет смысл давать ему собственные небольшие средства на расходы. Поначалу, пока он мал, — на один день, потом — карманные деньги на неделю, а подросткам — и на месяц. Тратить сразу все, купить тысячу мелочей или что-то откладывать? Позвольте ребенку решать самому, но с вашей подсказкой. Карманными деньгами он может распоряжаться по своему усмотрению, но беседовать, анализировать покупки нужно обязательно сообща. Не ругать, а объяснять, учить планировать и идти на риск “великого булочного курощения Карлсона”.

“Ходите с ребенком в магазин, вместе выбирайте и оплачивайте покупку, которую делаете для него, проговаривайте цену. Пусть он сам что-то выбирает, обсуждайте соотношение “цена — качество — практичность”. В конце концов, пусть ребенок сам оплачивает приобретение”, — мы с психологом продолжаем разрабатывать план финансового воспитания. А я вспоминаю и рассказываю о сцене, увиденной в магазине. Мама буквально тащила ребенка лет восьми к кассе, по ходу внушая: “Хочешь йогурт — вот сам его и покупай! И говори громко, не мямли. Сдачу возьми. Отдашь мне!” Юный покупатель упирается, чуть не плача, и всем его ужасно жалко. “Если ребенок робкий, тихий, не заставляйте его идти на подвиги — вполне достаточно наблюдений при совместных походах в магазин. Не нужно негативно настраивать и вызывать отвращение”, — сочувствует малышу психолог.

* * *
“Недавно Катя в очередной раз возжелала обновок и новый мобильник. Муж накричал, все поругались, а мне покоя нет, — поделилась мама двенадцатилетней кокетки. — Вечером я позвала мужа, дочь, и мы устроили урок семейной арифметики. Катя сначала приуныла, потом втянулась в разговор, и, наконец, мы выработали нечто вроде плана покупок для нее. Договорились устраивать такие семейные советы каждый месяц. Дочка сильно удивилась, узнав, сколько мы платим за квартиру и за все школы-курсы. Так что пока мобильник оказался на третьем месте, лидерские позиции заняла... обувь. Это действительно был выбор самой Кати, и не без дальнего прицела — знает, что на Восьмое марта ей бабушки и дедушки подкинут деньжат, и покупка мобильного станет более реальной. Самым довольным был наш папа — сказал, что дочь вся в него, — умеет мыслить рационально”.

В семье, подчеркивают психологи, обязательно нужно обсуждать вопрос денег — спокойно, спрашивая мнение ребенка, советуясь с ним, оглашая цифры и объясняя свой выбор. Привлекайте детей к обсуждению каких-то приобретений, пусть учатся сопоставлять доходы и расходы в пределах какой-то суммы. Как-то я, будучи на дне рождения девятилетнего мальчика, увидела, как он не глядя отдал маме конверт с деньгами, которые вручила родственница. “Да, деньги детям — не игрушка! Как будто и не подарок”, — говорю мужу. “Ну почему же? Я эти деньги сама не трачу. Максим, как только научился складывать и вычитать, сам выбирает себе подарок. Мы ходим в магазин, он важно рассматривает цены, прикидывает... Иногда мы добавляем небольшую сумму сверх подаренной, если ему чего-то уж очень хочется”, — я немного смущена тем, что мама именинника меня услышала. Но ее подход мне действительно нравится, и я твердо решаю впредь не распоряжаться подаренными дочке суммами. А вот и она: “Мама, а можно уже разбивать копилку? Я хочу монетки посчитать и подарить три рубля Максиму!” Про Максима мы выясним потом, это что-то личное, а пока прилюдно интересуюсь прочими денежными планами. “Я хочу купить лошадку Пегаса и игрушку для Мурчика за десять гривень, а то я только что случайно сломала его заводную мышку!” Ну что же, милая, вполне реальный финансовый план, — идем брать банк... и банку!

Ольга ПОТЕХИНА
Благодарим за помощь в подготовке материала психолога, гештальт-терапевта, старшего преподавателя Одесского национального политехнического университета Ирину САНАК.
Поделись с подружками :