Если игра стоит свеч

Поделись с подружками :
Кажется, адюльтер в наши дни — обычное явление. Впрочем, наверное, как и во все времена. Просто каждое поколение по-своему оценивает походы своих благоверных налево и их последствия.
И по-своему реагирует на них. Кто-то смиряется с участью быть обманутым, кто-то не может простить и решает вопрос кардинально, а кто-то и сам в отместку пускается во все тяжкие.

Половина моих друзей и хороших знакомых развелись до тридцати лет, не выдержав испытания сменой образа жизни, притиркой характеров, отсутствием собственного жилища. Те, кто благополучно перешагнул этот рубеж и отметил сороковник, или искренне считают, или так же искренне делают вид, что счастливы в браке. Ведь процентов десять из этой оставшейся половины изменяют своим женам, хотя решительных шагов не предпринимают. Их все устраивает: жена, предсказуемая от первой до последней фразы, почти взрослые дети, налаженный быт, машина, дача, гараж и т. д. И любовница, как последний штрих в картине состоявшейся жизни, как запонка с бриллиантом в рубашке от Кардена. Как правило, в том, что делят супружеское ложе с другой, мужчины не признаются даже под страхом смертной казни. Хотя из каждого правила бывают исключения.

О том, что муж изменяет, жена узнает последней — это аксиома. Но одно дело узнать такую новость, скажем, от подруг или сослуживиц. И совсем иное, когда твой любимый, единственный, родной до последней морщинки, до последнего начинающего седеть волоска, тот, которому ты отдала лучшие годы своей жизни, родила детей и готова умереть с ним в один день и в один час, вдруг заявляет: “Прости, дорогая, я полюбил другую”.

Блицкриг

Услышав эту фразу, Катя едва удержалась на ногах. От неожиданности, от вероломства, от предательства. “Столько лет душа в душу. Или это только казалось? Да, ночные дежурства, да, легкий запах алкоголя. Но кто без греха, как можно ругать мужа за то, что задержался на работе и выпил с друзьями? Так вот кто эти друзья?” — мысли проносились в голове одна за другой, как вспышки молнии. “Мы ведь собирались на дачу сажать овощи. Вон какая красивая рассада на подоконниках. Боже мой, что же делать, что же мне делать?” И хотя сердце как будто сдавило обручем, даже дышать стало трудно, она справилась с отчаянием и твердо сказала мужу: “Уходи! Я соберу вещи! И на развод подам сама”.

Через полчаса в безупречно чистой и аккуратной прихожей, блестя боками и нарушая привычный порядок, стояли два чемодана. Как два пришельца из иных миров, как сигнал тревоги, ворвавшийся в мирную жизнь. От них исходило беспокойство и неопределенность. Такое же беспокойство и неопределенность терзали Катину душу. Муж что-то говорил, наверное, оправдывался, но Катя его не слышала. Прибежал с тренировки сын: “Привет, предки, что случилось, куда уезжаем?” — “Папа уходит”, — объяснила почти спокойно. “Да никто никуда не уходит, — вдруг взорвался муж. — Я на дежурство, завтра поговорим”.

“А завтра утром он пришел с удивительным нежно-розовым гиацинтом в горшочке. Я обожаю гиацинты, это были первые цветы, которые он мне подарил, когда мы начали встречаться. Мы хорошо поговорили и уехали на дачу сажать рассаду, — Катя протянула мне большой оранжевый, в форме сердца помидор. — “Бычье сердце” называется”.

Спрятавшись от полуденной жары, мы сидим на веранде, и Катя рассказывает мне, почему поступила именно так, решительно и категорично. “Я слишком хорошо знаю своего Петю. Он и женщин-то толком не видел. Как поженились, так и стали мотаться по гарнизонам, пока наконец получили квартиру. Он командир на работе, а я дома. Какую мебель купить, как ремонт делать, в какую школу детям ходить — все я”. — “А ты не боялась, что он действительно может уйти”, — задаю интересующий меня вопрос. “Сказать боялась — ничего не сказать. Когда чемоданы собирала и кричала, что на развод подам, просто блефовала, шла ва-банк, терять-то мне было нечего”. — “А если бы он на самом деле ушел?”, — не унимаюсь я. “Не знаю. Мне кажется, если бы и ушел, то ненадолго. А потом из гордости не посмел бы вернуться. Как я могла это допустить? У него ведь язва, ему диетическое готовить надо. А эта курица, вся из себя томная-загадочная, ручки с маникюром — пальчики растопырит и не знает, как чайник включить, а все мужики наперебой помощь предлагают, разве она стала бы так ухаживать за ним, как я? Она у них в штабе работала, там и охмурила Петьку”. — “Как ты смогла простить, ведь он спал с ней?” — “Лошадь на четырех ногах, и та спотыкается. Люблю я его, неужели непонятно?!”

Помидоры с солью и черным хлебом напоминают о детстве, о тех временах, когда все было предельно просто и ясно: любовь и верность, черное и белое, красивое и уродливое. Жизнь все перемешала и заставила искать компромисс. “Знаешь, я ведь после этой истории тоже кое-что поняла и изменилась, принуждаю себя меняться, — продолжила Катя. — И это доставляет мне удовольствие. Хочешь посмотреть?” — “Еще бы, заинтриговала...” — “Петенька, — ласковым голосом позвала мужа. — Открой нам, пожалуйста, бутылочку минеральной, у меня что-то не получается”. Услышав это, я чуть со стула не свалилась. Та ли это Катя, которая в студенческие годы одним ударом молотка вбивала в стену гвоздь, чтобы повесить картину, вдруг зовет мужа открыть воду?! “Ох уж мне эти женщины! Ничего сами не могут”, — удовлетворенно изрек Петя и, открыв бутылку, отправился чинить насос.

Простые истины

Если ваш муж вдруг заявил, что уходит к другой, не стоит отчаиваться. Как бы больно и тяжело ни было, теперь вы владеете и информацией, и ситуацией, а это дорогого стоит. Как показывает практика, дальнейшие события могут развернуться по вашему сценарию, надо только четко знать, хотите ли вы на самом деле, чтобы он остался. Любите ли вы своего мужа настолько, чтобы простить измену и начать жизнь с чистого листа? Сможете ли сесть за стол переговоров, чтобы проанализировать, что его не устраивает в браке? А узнав, чем он недоволен, попытаетесь ли измениться? Если на все вопросы вы ответили утвердительно и вас не пугают трудности, начинайте работать... над собой.

По системе Станиславского

“Дай мне время привыкнуть к этому. Не уходи сразу”, — попросила Людмила, услышав от мужа фатальную фразу. К счастью, он согласился. Они почти всегда соглашаются, когда их просят. Ведь это так по-мужски — доставить маленькое удовольствие женщине, которая не требует, не устраивает истерик, не ставит перед фактом. Людмила выиграла время и использовала его для того, чтобы разобраться, что произошло в их семье. Психолог, астролог, сексопатолог — все силы и средства были брошены на разгадку тайны бермудского треугольника в виде собственного мужа. Результат ошеломил и порадовал одновременно — мужу нравились сильные, смелые, стильные, сексапильные, одним словом, роковые женщины. Ему казалось, что он и женился на такой, а она со временем превратилась в клушу, наседку, стала чем-то вроде тапочек: родных, уютных, домашних и... никакого драйва.

Я познакомилась с Людой в то время, когда муж прочно и основательно закрепился в семье, и она родила второго ребенка. Вернее, нас познакомили наши дети, которые ходили в один садик. Когда я увидела ее впервые, просто обомлела: не красавица, бровь не соболиная и не малиновые уста, а взгляд, осанка, прическа, макияж — глаз не отвести. Ей оборачивались вслед и мужчины, и женщины. Я ни разу не видела ее в затрапезной куртке или растоптанных кроссовках хоть в магазине, хоть на детской площадке. Когда они с мужем идут по улице, непременно под руку, она так гордо держит голову, так легко, с носочка, шагает по тротуару — королева да и только, и весь мир лежит у ее ног. А он смотрит на нее с нескрываемым восхищением и любовью, и гармоничнее пары я еще не встречала. Однажды забежала к ней домой и удивилась: красиво уложенные волосы, как будто она собралась в театр, тапочки на невысоком изящном каблучке, длинный крепдешиновый халат, явно сшитый у хорошей портнихи и похожий скорее на вечернее платье, чем на домашнюю одежду. Заметив мое недоумение, сказала: “Только что переоделась. Сейчас муж придет”. — “Тебе не надоело все время так выглядеть?” — спросила ее. “Нет, — улыбнулась Люда. — Сначала я играла такую себе козырную даму, а затем настолько заигралась, что привыкла, по-другому не могу. И потом, мужу нравится. А я не хочу его терять”.


Когда мы раззнакомились и подружились так, что могли говорить на самые сокровенные темы, я узнала, что Люда менялась не только внешне — она полностью пересмотрела отношение к сексу. “Как и многие женщины, я не придавала значения тому, что мужчинам нужно разнообразие. Оказалось, как говорят в Одессе, таки да! Зря мы хихикаем, стыдливо опускаем глаза или делаем вид, что нас это не касается. Если для них так важны новые яркие ощущения, почему они не могут получить их дома?! Мне пришлось изучить и камасутру, и скульптуры храмов любви Каджурахо, и тантрический секс. Я даже нашла в Интернете видеопособие по технике занятий любовью. И не делала тайны из своих “половых исследований”, рассказывала мужу, предлагала приобщиться... Это было очень пикантно. Только с родной душой возможны такие отношения, такая близость. Мне кажется, вряд ли теперь мой муж пойдет куда-то искать острых ощущений — их ему хватает и со мной”.

В жизни не бывает случайностей.
Все в ней или награда, или наказание, или испытание, или предвестие

Простые истины

Зарывшись с головой в обустройство дома, евроремонты, приготовление сытного обеда, мы очень часто забываем, что изба красна не только углами и пирогами, но и женщиной, которая в ней живет. И штамп в паспорте еще не означает штамп на сердце. Ведь сердце мужчины, как и красавицы, склонно к измене. Поэтому задачу о сохранении семьи однозначно надо брать на себя. “Почему только мы должны прилагать к этому усилия? — предполагаю возмущение жаждущих равенства и справедливости женщин. — А они будут собирать манну небесную даром, даже пальцем не пошевелив”. Нет, не даром. Они дадут нам то, в чем мы так нуждаемся: любовь, достаток, уверенность в завтрашнем дне и душевный покой. Чтобы не посыпать себе голову пеплом и не спрашивать, почему он ушел, стоит приложить эти маленькие усилия, которые окупаются сторицей. Ведь мы испокон веков носим звание хранительниц очага, а значит, надо поддерживать огонь не только в костре, но и в душе.

Помощь зала

Двадцать пять лет супружеской жизни Тина отмечала с размахом, как свадьбу: во дворе двухэтажного дома в пригороде соорудили навес на случай дождя, поставили столы и лавки, еду приготовили в киевском ресторане, и два дня гости упивались чужим счастьем и изысканными напитками. К обеду третьего остались только дети да самые близкие друзья. Начало лета благоухало жасмином, полыхали пионы, палитрой неимоверных красок цвели тюльпаны — Тина любила цветы и вообще была замечательной хозяйкой. И хотя ей каждый день приходилось ездить на работу в Киев, в доме и на маленьком огороде всегда был порядок.

Пили чай под навесом и, разглядывая подарки, вспоминали прошедший праздник. Появившаяся в проеме калитки женская фигура осталась незамеченной, пока не раздалось: “Виталий, я что-то не поняла? Ты обещал мне, что уйдешь...” Зычный голос дородной тетки вспугнул стаю воробьев, мирно копошащихся в траве, и они, лопоча крыльями, вспорхнули на дерево. Одинокая тучка, проплывавшая по розовеющему от заката небу, вздрогнула, и на землю упало несколько крупных капель. “Верунчик, как ты сюда попала? — муж Тины, красный и потный, будто только что вышел из сауны, был ошеломлен, потрясен и растерян настолько, что не мог скрыть эмоций. И врать тоже не смог. Тина онемела и окаменела, превратилась в статую Венеры Милосской, только без головы, потому что ни думать, ни соображать не могла. Зато дети быстро оценили ситуацию и отреагировали с присущим молодости максимализмом и бескомпромиссностью. В одно мгновение папины вещи были сложены в громадный баул, и Виталия в домашних тапочках и спортивном костюме препроводили к машине и благополучно доставили к месту нового жительства.

Я так хорошо знаю эту историю потому, что мы с Тиной работали в одной компании, и когда она через несколько дней пришла в офис, ее невозможно было узнать. Осунувшаяся, постаревшая, казалось, она даже ростом стала меньше, так прибило ее это горе. Тина очень жалела о том, что, занятая хозяйством, домом, огородом, чем угодно, но не мужем, она упустила момент, не почувствовала ситуацию, не придала значения попыткам Виталия поговорить. И еще долго обижалась на детей за то, что они не дали опомниться, и, как ей казалось, разрушили ее счастье.

Простые истины

Никогда и никому не позволяйте вмешиваться в ваши отношения с супругом, потому что вы и только вы сами должны решать, быть или не быть вашей семье. Заводя интрижку на стороне, мужчина, как правило, не спешит бросать?жену. Он просто хочет перемен. И порой только наше нежелание прислушаться к проблемам и выяснить причину охлаждения и отчуждения приводят к фатальному исходу. Или вдруг так сложатся обстоятельства, что?остаться бывает позорнее, чем уйти.

О дайте, дайте мне свободу!

Их считали идеальной парой. Поженились в студенческие годы, вырастили двоих детей, построили дом, посадили сад. Оставалось дождаться внуков и достойно встретить старость: душа в душу, рука в руке. Но не буди лихо, пока тихо — Анатолий влюбился в свою студентку, не обремененную высоким интеллектом, свободную от предрассудков, зато молодую и привлекательную. Никогда не страдающий тягой к рифмованию, он начал писать стихи и посвящал ей, делал за нее курсовые, поддерживал материально. А она весело строила глазки старшему лет на пятнадцать преподу, рассказывала подружкам, какой он прикольный, и не скрывала, что встречается с молодыми людьми. Романтик, идеалист и честный человек, измученный ревностью и совестью, он, в конце концов, во всем признался жене. И попросил отпустить его. Но не тут-то было. В борьбу за мужа и папу были брошены все силы: теперь жена, в снег ли, дождь, извержение или землетрясение провожала его на работу и встречала. Если не могла сама, посылала детей. Увещевала, мол, седина в бороду, бес в ребро, все пройдет, и ни на шаг не отпускала от себя. Иногда Анатолию удавалось обмануть жену, и тогда он бежал к той, которая завладела его сердцем и мыслями, рядом с которой чувствовал себя молодым и способным на все. И это “все” произошло — он ушел, в чем стоял, не взяв даже пресловутую зубную щетку.

Поступок Анатолия, возможно, не благовидный с точки зрения брошенных женщин, на самом деле достоин уважения. Он не стал обманывать ни одну, ни другую и сделал выбор. Но если бы жена ослабила свой глобальный контроль, не посылала детей следить за ним, тем самым унижая мужское достоинство, развязка могла бы быть другой. Ведь плод чужой смоковницы, он же запретный, как известно, слаще меда.

Простые истины

Да, иногда они уходят. Как бы мы ни старались, сколько бы ни работали над собой, к каким бы уловкам ни прибегали. Что ж, отпустим их: любовь всегда права, и с ней не поспоришь. И не будем их шантажировать, спекулировать детьми, угрожать расправой сопернице... Каждый из нас пришел в этот мир получить свои уроки и решить свои задачи, и не стоит разрушать чужие планы даже из лучших побуждений. Ведь, как известно, благими намерениями вымощена дорога в ад.



Поделись с подружками :