Продолжение жизни

Поделись с подружками :
Весна дарит нам множество праздников, но один из них всегда проходит незаметно. День матери. А ведь он, пожалуй, самый главный. Потому что нет в природе большего чуда, чем материнство. Мы продолжаемся в своих детях, и в этом процессе заложена великая философия бытия.
Каждая женщина приходит к материнству своим путем. Радуется и плачет, делает открытия и переживает депрессии... Это вполне нормально, считают наши героини. Возможно, их истории помогут вам найти решение собственных проблем или просто иначе взглянуть на окружающий мир.

практически все семейные проблемы решает беременность


МАРИНА КОЛЬЦОВА, PR-менеджер, 30 лет

Энергичная, талантливая, целеустремленная, Марина была ориентирована на карьеру и даже не подозревала, что очень скоро станет называть себя профессиональной мамой. Сегодня у Марины трое сыновей: Максиму — пять лет, Даниле — три с половиной, Ярославу — восемь месяцев, и с каждым она открыла для себя новое понимание жизни.

О поворотах судьбы и небесной канцелярии
“С карьерой на самом деле складывалось очень удачно. Сначала была успешная учеба в Львовском университете на факультете журналистики. Затем хорошее место работы с перспективами роста. А потом я встретила своего мужа, и все как-то очень быстро завертелось, так что уже через два месяца у нас была семья. Мы продолжали работать, каждый занимался своим делом, и когда нам удалось добиться определенных успехов и стабильности, появился Макс. “Вот и замечательно, — подумала я тогда, — остановлюсь на одном, буду совмещать материнство и карьеру”. Но там, на небесах, видимо, решили, что нам быстренько нужен второй ребенок. И ровно через полтора года родился Данила”.

О женской интуиции и профессиональном материнстве
“После рождения второго ребенка я снова задумалась о карьере, занялась бизнесом, открыла небольшие магазины одежды... Но там (смеется) мне опять сказали — хватит, остановись. Когда появился наш третий сын — Ярослав, стало окончательно понятно: я — профессиональная мама. Почему профессиональная? Потому что для меня материнство не так традиционно, как для большинства мам. Я не верю слепо докторам, не полагаюсь целиком и полностью на учителей и воспитателей. Я работаю самостоятельно и убеждена — специалисты могут лишь направлять и ориентировать в каких-то вопросах, решения же принимать должна сама мама. Только она знает, что лучше для ее ребенка. Надо просто слушать себя, думать, анализировать. Но, к сожалению, не все женщины понимают это. Я общаюсь с молодыми мамами и вижу, насколько они зависимы от чужих рекомендаций. Отсюда и проблемы. Ведь каждый ребенок индивидуален и требует своего подхода. Поэтому я подозреваю, что моя карьера все-таки случится, и связана она будет с материнством. Консультации, тренинги, индивидуальная работа с будущими мамами... Мне хочется поделиться знаниями и опытом, помочь им доверять себе”.

О новом поколении и обратной связи
“Времена меняются, и дети сейчас совсем другие. Они не такие, какими были мы. Они более мудрые, более развитые, требуют совершенно другого подхода. Рождаясь, ребенок знает все, но если мы мешаем ему — забывает об этом. Вообще, с материнством я поняла одну очень важную вещь: неправильно учиться у родителей, нужно учиться у детей. Они — наши главные учителя. С каждым своим ребенком я познаю глубину этой мысли, и каждый открывает во мне новые черты. А как дети развивают воображение! Я стала другой, начала по-другому думать и вести себя. Я научилась слышать. У каждого человека со временем и приобретенным опытом возникают типичные модели реакций на разные события. Своего рода стереотипы, мешающие видеть истинную суть вещей. Мы раздражаемся, злимся, запрещаем, ставим ультиматумы по привычке. Я стараюсь преодолевать в себе это, реагировать на обыденные ситуации иначе: легче, позитивнее, слушать детей, доверять им. Материнство — колоссальный труд. Но труд прежде всего над собой, потому он такой сложный”.

О роли мужа и простом решении непростой проблемы
“Инициатива появления всех детей принадлежит исключительно мужу. Он — самый лучший отец в мире. Я это поняла, когда нам пришлось пережить сложный, можно сказать, кризисный момент отношений. Это было около двух лет назад — шел седьмой год совместной жизни. Психологи называют его критическим. У нас начались серьезные разногласия, с каждым днем они усиливались, вплоть до развода. Хотя я понимала, что никогда не найду лучшего мужа и отца своим детям. И он снова проявил инициативу. (Смеется.) Кто-то из философов утверждал, что практически все семейные проблемы решает беременность. Это правда. Преодолеть кризис нам помог третий сын, и я благодарна судьбе, что все сложилось именно так”.

О тонкостях воспитания
“Часто говорят: одними родителями воспитаны дети, а такие разные! Сейчас я понимаю — не от родителей это зависит. Дети рождаются разными. Звезды по-другому становятся, гены иначе комбинируются... Поэтому к каждому ребенку нужен свой подход. Вот, например, Макс с Данькой погодки, но — полные противоположности. И те приемы, которые работают с первым, совсем не работают со вторым. Ярик подрастает, и я уже вижу — нужно третью модель искать...”

О мужском королевстве, “бентли” и Париже
“Многие спрашивают, не тяжело ли мне жить в окружении четырех мужчин. Все как раз наоборот! Я чувствую себя принцессой. Я готовлю своих сыновей к тому, что они будут носить меня на руках. Представляю их взрослыми — очень внимательными, не забывающими позвонить, помочь... На самом деле все зависит от родителей и от того, какие качества они прививают детям. Мои сыновья уже планируют: “Мы вырастем, купим тебе “бентли” и отправим в Париж на шопинг”. (Смеется.)

О детях, за которыми никто не придет
“Года два назад на праздник святого Николая мы с друзьями повезли подарки в детский дом. В ответ ребята показали нам представление, похожее на утренник в детском саду. И вот я сижу, смотрю на них и понимаю: а ведь за этими детьми никто не придет. Никто не заберет их домой. Ощущение детского садика сразу исчезло. Я подумала тогда: “У меня есть руки, ноги, средства. Я способна прокормить своих сыновей, а значит, могу взять еще ребенка”.  Я стала изучать этот вопрос, как всегда, анализировать и поняла, что усыновлять кого-то можно лишь тогда, когда ты способна любить всех детей без разбора. И это опять работа над собой. Но я практически готова к такому шагу, осталось с папой договориться...”

ТАТЬЯНА ГАНАЙ, учитель, 25 лет

Что значит — родить ребенка для себя? От чего зависит это решение и как отсутствие отца может повлиять на будущее мальчика? Сегодня Таниному сыну Алеше четыре года, и она уверена — материнская любовь мудра от природы. В ней изначально заложены все возможности, надо только правильно распорядиться ими.

О первой любви и твердом решении
“Первая большая любовь пришла ко мне, когда я была студенткой второго курса филологического факультета Николаевского государственного университета — изучала английский, немецкий и китайский. Артем работал региональным менеджером в торговле. Высокий, красивый, обаятельный... Мне он сразу понравился. Мы начали встречаться. Но романтика закончилась, когда я забеременела. Узнав об этом, Артем настаивал на аборте. Помню свои слезы — очень больно было слышать такое от любимого мужчины. Но я приняла решение, ни секунды не сомневаясь в нем. Сказала: “Если хочешь — уходи. Я рожу ребенка для себя и воспитаю его сама”.

О силе духа и вере в себя
“И все-таки мы поженились. Артем вроде бы смирился с мыслью о ребенке, говорил, что любит... Роды были тяжелыми, я чуть не потеряла сына, затем начался безумно сложный период, но отношения с мужем только ухудшались. Артем даже не пытался мне помогать, а Алешу просто игнорировал. И тогда я попросила его уйти. Когда он оставил нас, в моей душе что-то умерло. Но вместе с этим ко мне пришла сила духа и вера в себя. Я поняла, что должна сделать счастливым главного человека в моей жизни — сына”.

О больших переменах
“Конечно, мне было нелегко, пришлось перейти на заочное отделение. Окончив университет, я совмещала две работы: преподавала английский язык в школе и занималась частными уроками. Начала хорошо зарабатывать, сменила гардероб... И знаете, я почувствовала себя настолько сильной и уверенной, что у меня появились сразу два поклонника, которые хотели на мне жениться. Да и бывший муж стал смотреть совсем другими глазами. В прошлом году сделал мне опять предложение, сказал, что созрел для семьи. Я не спешу с ответом. Не могу рисковать самым дорогим. Ведь если история повторится, больно будет прежде всего сыну”.

О секретах воспитания ребенка без отца
“Я стараюсь всесторонне развивать Алешу. В свои четыре года он уже знает буквы, цифры, учится читать и считать, потихоньку овладевает иностранным языком. Мы любим спортивные игры. Еще в одиннадцать месяцев, только начав ходить, сын стал забивать голы, разбивать люстры. (Смеется.) Мы разговариваем обо всем на свете, советуемся друг с другом. Я уверена — каждая мать способна сделать своего ребенка счастливым. Нужно только очень любить его и относиться всерьез, как к личности, достойной внимания и уважения”.

ЛАРИСА ОНИПКО, медсестра, 40 лет

Желание стать мамой творит настоящие чудеса. Даже когда между старшим и младшим ребенком большая разница в возрасте. Именно так и произошло с Ларисой, которая через девятнадцать лет после появления первенца — дочери Алены — родила еще одну дочь Машу и... на этом останавливаться не собирается.

О двух возрастах материнства
“Алену я родила, когда мне было девятнадцать лет. Помню, относилась к ней, как к игрушке. Считала, например, что ее не нужно учить домашнему хозяйству. Думала, она ведь девочка, сама всему научится, когда вырастет... Сегодня я совсем другая мама: чувствую ответственность за младшую дочь и понимаю, как важно не упустить момент, правильно воспитать ее. С Машей я больше разговариваю, объясняю ей многие вещи, чаще хвалю ее. Мы вместе лепим вареники, убираем квартиру. Это приходит с опытом, так что корить себя за несерьезность молодости — глупо. В каждом возрасте свои особенности материнства”.

О любви и настоящем чуде
“Машеньку я вымолила. С отцом Алены я развелась, когда ей был всего год. Потом в моей жизни появился Павлик, и я узнала, что такое настоящая любовь. Мы поженились, начали строить дом, мечтали о большой семье — троих, четверых ребятишках, но все не получалось. Мы очень тяжело переживали это. А потом произошло настоящее чудо. Я около полугода ездила в Свято-Покровский мужской монастырь в Голосеево к мощам матушки Алипии, молила ее о помощи. И вот я узнала, что беременна! Смотрела на тест — и не верила глазам. Муж тоже был на седьмом небе от счастья. Долгожданное материнство — необыкновенная радость. Оно окрыляет, дарит вторую молодость. Я обязательно рожу еще, и, даст Бог, не одного”.

О главном залоге воспитания и его ошибках 
“Кто-то очень мудро сказал: “Мы воспитываем ребенка, когда надо пожалеть, и ругаем, когда надо защитить”. Я глубоко убеждена, что детей нельзя наказывать. Агрессия вызывает ответную агрессию и ничего больше. Детям нужно отдавать любовь. Ее не может быть слишком много. Ребенок, воспитанный в любви, кардинально отличается от того, который вырос под постоянным контролем взрослых. Он свободен, тянется к творчеству, умеет щедро делиться своими чувствами, уважать старость, сопереживать горю другого человека...”

О силе слова 
“Многие родители недооценивают способностей своих детей, думая, что пока те маленькие — ими нужно полностью управлять. Ребенок очень чутко воспринимает любое давление. Оно травмирует его, влияет на характер не лучшим образом. Ребенка нельзя заставлять делать то, чего он не хочет. Ему можно все объяснить, убедить словом. С детьми надо разговаривать. Чем больше — тем лучше. И тогда вам не придется сталкиваться с проблемами в будущем”.

СНЕЖАНА ДЕРЖАНОВСКАЯ, журналист, 40 лет

Снежана не планировала быть многодетной мамой, даже не думала об этом. Но жизнь распорядилась по-своему, и сегодня у нашей героини — девять детей. Четверо родных — Аня, Миша, Гриша, Дина и пятеро приемных — Жанетта, Ричард, Эдмонд, Джуниор и Глория. Снежана очень любит свою семью и считает себя самой счастливой мамой в мире.

О потерях и подарках судьбы
“Я думала о двух детях, как было в семьях наших с мужем родителей, но это решение изменила сама жизнь. После рождения первого ребенка, дочери Анны, мне пришлось пережить две замершие беременности. Когда у человека происходят такие потери, он начинает больше ценить все то, что дается свыше. Поэтому остальным детям я была очень рада, воспринимая их как подарки судьбы”.

О давнем желании и воле случая
“Желание когда-нибудь усыновить ребенка зрело во мне долгие годы. Я знала, что у моих дальних родственников были приемные дети, моя бабушка, имея четверых дочерей и похоронив мужа после войны, взяла на воспитание мальчика-сироту... Эти истории окружали меня всю жизнь, трогали душу. Помню, еще до рождения Ани, мы сидели с мужем Сашей и его старшей сестрой на кухне, и я заявила, что хочу взять ребенка из детского дома. Они тогда в один голос запротестовали. “Ты что, это же гены! Неизвестно какие проблемы возникнут потом”. Но, даже родив собственных детей, я поняла — желание усыновить сироту никуда не исчезло. И муж разделил его. Сказал, что мы обязательно возьмем одного ребенка, когда достроим дом”.

О неожиданном повороте и твердом решении
“Это случилось три года назад, к тому времени мы уже переселились в свой дом. Мне позвонила знакомая и рассказала о трагедии, которая произошла в одной многодетной семье. Умер отец, оставив пятерых детей. Он был беженцем из Мозамбика, его жена — украинка — исчезла сразу после рождения младшей дочери. Девочку отдали в дом малютки, ее старшую сестру и братьев отправили в приют. Им грозило расставание, ведь в подобных случаях детей распределяют по возрастному принципу в разные места. Когда я пересказывала эту историю мужу, то даже не представляла, что он так отреагирует. Саша — человек прямой и не любит высокопарных фраз. Он сказал просто: “Детям нужно помочь. Взять к себе”. Меня это удивило и обрадовало одновременно. Я настолько была  внутренне готова к такому шагу, что даже не пыталась анализировать — будет ли нам тяжело поднимать девятерых...”

О долгожданной встрече
“Нам с мужем пришлось пережить очень серьезное испытание. Мы оформляли документы на опекунство четыре месяца, со всеми возможными и невозможными сложностями процесса. То есть решение было принято в мае, а увидели ребят мы только в августе. Очень волновались все это время. Когда-то я преподавала английский язык в американском клубе и наблюдала за тем, как тяжело приходилось девочке-мулатке среди украинских школьников. Она чувствовала себя изгоем. Наших будущих детей могла ждать похожая участь, к тому же за последние годы тяжелой болезни отца они и так натерпелись, кочуя по разным приютам и санаториям. Поэтому нам хотелось скорее защитить их. И вот наконец мы встретились. Помню взгляд старшей девочки — Жанетты. Я увидела четырнадцатилетнего ребенка с очень взрослыми, грустными глазами. Даже морщинки в уголках были... С рождением младшей сестры Жанетта заменила детям мать, не спала ночами, днем возилась с Глорией, забросила школу... Я сразу всех обняла, рассказала о семье, спросила: “Ну как, вы не против пополнить наш дружный коллектив?” Они согласились. Их поразило то, что мы собираемся забрать сразу всех. А еще больше удивило наше желание разыскать маленькую Глорию. Две тысячи седьмой год мы встречали уже все вместе”.

О новых испытаниях и работе над ошибками
“Мы сказали: “Дети — теперь это ваш дом, а мы — ваши папа и мама”. На следующий день они нас стали называть именно так. Первое время в семье была идеальная атмосфера, а потом начались моменты притирки. Знаете, я работала в центре ребенка, где готовят усыновителей. Так вот, все родители ожидают сказку, видят будущее в розовом свете. Но есть реалии жизни и проблемы неизбежны. У нас было все: ревность, мелкие обиды, серьезные ссоры. Благодаря тому что моя работа связана с детской психологией, я перерыла ворох литературы, читала, думала, анализировала каждый момент. Я должна была подружить их, научить договариваться, решать конфликты мирным путем. Я понимала, что мы нарушили главный психологический принцип — усыновили детей, которые оказались старше наших собственных, а рекомендуется делать наоборот. Тяжело было еще и потому, что в этот период у мужа остановился бизнес. Так совпало. В общем, семья переживала мощный стресс, ее штормило со всех сторон. Но мы выдержали это испытание и сейчас приходим к стабильности”.

О детской дружбе и тонкостях индивидуального подхода
“Я очень благодарна своим детям за то, что они сумели поделиться не только домом, но и самым драгоценным — мамой и папой. Помню, как моя четырехлетняя Дина ждала свою одногодку Глорию. Когда мы забрали девочку к себе, она не умела говорить. Дина окружила ее такой трогательной заботой, что это помогло мне сразу принять и полюбить Глорию. Старшие дочери тоже подружились, как и все наши мальчишки. Я стараюсь найти подход к каждому. Язык любви, он ведь разный. Если, например, Жанетту нужно обнять, и она расцветет, то Джуниору очень важно получать комплименты. Я постоянно хвалю его за аккуратность, и он чувствует себя счастливым. А еще мы очень много времени проводим вместе за круглым столом. Общаемся, размышляем о жизни. Я воспитываю в детях осознание того, что они — будущие мужья и отцы, жены и матери, чьи-то сотрудники... Говорю о том, как важно уважать друг друга, воспитать в себе характер, терпение и волю. За три года дети сильно изменились. Стали более открытыми, дружелюбными, сплоченными. Большую роль сыграл наш папа, чей авторитет вне конкуренции. Дети его просто обожают. Саша театрал, у него отличное чувство юмора и талант находить общий язык со всеми. Когда он подъезжает на машине к дому, толпа мальчишек выбегает ему навстречу с криками: “Ура! Папа приехал!” Такое отношение поднимает его в собственных глазах. Приемные дети помогли моему мужу полностью реализоваться в отцовстве, и сегодня мы чувствуем себя по-настоящему счастливыми родителями”.      

АННА РИЗАЕВА, издатель, 36 лет

После сложного появления на свет первенца Анна, несмотря на протесты врачей, решилась второй раз рожать дома, вместе с мужем. Она признается, что только тогда в полной мере ощутила себя мамой. Сейчас ее старшему сыну Евгению двенадцать лет, младшему Льву — семь, а крошечной дочурке Диане всего шесть месяцев. Три разных характера, три новых мира, благодаря которым она познает себя.

Об ожидании чуда и послеродовой депрессии
“Мы с мужем очень ждали первенца. Он появился на шестом году нашего брака — желанный и долгожданный. Но ожидание чуда омрачило кесарево сечение. Мне было 24 года, наверное, сработала некая внутренняя незрелость, и я не смогла отстоять естественные роды. Как теперь понимаю, тогда была не готова к ним психологически. Только позже, пережив опыт кесаревого, я поняла, как важно для меня было родить самой, прочувствовать весь процесс. Потом был еще один момент шока. Я мечтала о дочери, и вот, отойдя после наркоза, слышу: “Поздравляем, у вас... мальчик!” Помню, первая мысль — это просто сон, этого не может быть! У меня девочка!” (Смеется.) Сына принесли только через несколько дней после родов, и это также отразилось на моем состоянии не лучшим образом. Все пребывание в роддоме стало сплошным стрессом, и я ощутила на себе, что значит послеродовая депрессия. Поэтому, когда забеременела вторым ребенком, приняла осознанное решение — рожаю сама”. 

О родах дома
“У нас была необъяснимая, но четкая уверенность, что только так и по-другому невозможно. Я нашла врача, которая согласилась рискнуть и принять у меня естественные роды. Но на седьмом месяце она начала сомневаться, напоминать об опасности. Разумом я понимала, что доводы врача не беспочвенны, но внутренний голос звучал с каждым днем все увереннее: “Ты сможешь!” Я уже совершенно по-другому воспринимала предстоящие роды — это было не только рождение ребенка (мальчика или девочки, для нас уже было не важно), а главное — рождение меня самой в новом качестве. На последнем месяце подруга рассказала мне об акушерке, принимающей роды на дому.
Мягкий свет свечей, музыка Вивальди, слегка теплая вода, обволакивающая и снимающая напряжение, — в таких условиях проходили мои вторые роды. Все потуги я “пропела” — нашла “свою ноту” и в самые болезненные моменты погружалась в звук. Это был особый, мистический момент. Мы с мужем решили, что второго мальчика назовем Лев. Акушерка этого не знала, и каково же было мое потрясение, когда во время потуги я услышала от нее сакраментальную фразу: “Встретить льва без страха — большое мужество, а встретить льва с улыбкой — великое искусство”. И я вдруг осознала, что роды — это не только колоссальный труд, но и огромная радость. С  появлением младшего сына мне открылся абсолютно новый мир взаимоотношений матери и ребенка.
Муж, очень волновавшийся до родов,  даже приготовил для себя бутылку коньяка на случай, если ему вдруг станет плохо. (Смеется.) Он был все время рядом, после сказал, что прожил невероятный опыт и что рождение — это фантастически красивый процесс”.

О поиске себя и материнстве
“С рождением первого ребенка я как мать во всей полноте не состоялась. Его появление было логическим продолжением молодой семьи, но осознанного  перехода “до” и “после” в моем внутреннем мире тогда не произошло. До последних месяцев беременности я училась в консерватории, с головой окунувшись в студенческую жизнь. Однако, уже имея малыша, я стала задумываться: что меня ждет, на что еще я способна, что могу передать своему ребенку? Моя специальность — музыковед, в те годы — в середине 90-х — не очень востребованная. И тогда решила попробовать себя в бизнесе  и, надо сказать, достигла определенного успеха. Но со временем стало чего-то не хватать, духовной составляющей, объяснения “зачем?”. И я вернулась в консерваторию — за “глотком свежего воздуха”. Жизнь деньгами не измеришь...”

Об отцовстве и Диане
“Мне кажется, что у мужа проявление чувства отцовства идет по нарастающей. (Смеется.) Ему было двадцать девять, когда родился старший сын. Он переживал, готовился, взял отпуск, чтобы первый месяц быть с нами. И пока я разбиралась с психологическими и физическими травмами, он занимался Женей. (Смеется.) С  каждым ребенком  я открывала в нем новые грани заботы, внимания, мудрости...
Диану мы не планировали: наша жизнь кардинально изменилась, у супруга серьезная работа, я, закончив аспирантуру, с подругой организовала издательство. Мы с мужем поехали по делам в Америку, а оттуда привезли нашу девочку. (Улыбается.) Сюрприз! Я не представляла, что мужчина в 42 года может так желать ребенка. Помню, как перед рождением сыновей он беспокоился, сможет ли стать хорошим примером, поставить их на ноги. А с Дианой включились абсолютно другие механизмы, и сейчас, играя с дочкой, шутит: “Как же я свою красавицу буду замуж отдавать?! Кто ее достоин?!” (Смеется.)

О детской ревности, мужском и женском мире
“Между нашими сыновьями пять лет разницы. Женя очень тяжело перенес рождение Левушки, ревновал сильно. Я только недавно, просматривая старые фотографии, обратила внимание, каким “потерянным” он был в тогда. Если бы я по-другому подготовила старшего к появлению брата, удалось бы избежать многих трудностей. Но в период моей третьей беременности мы обсуждали с мальчиками все вопросы, готовили их к пополнению в семье. Детей обязательно нужно вовлекать в процесс, ребенок должен чувствовать свою принадлежность к появлению следующего малыша, свою возросшую значимость. Несмотря на то что Льву всего семь лет, как и Женя, он чувствует, что несет ответственность, что нужен. Их любимое занятие — считать: вот когда Диане будет десять лет, то им 22 и 17 и так до бесконечности. (Улыбается.) Для  них  сестричка —  принцесса. С ее рождением они как-то сразу повзрослели. Мальчики — это вообще особенный мир. Постичь его женской логикой просто невозможно. (Смеется.) Я уже сейчас вижу в них черты будущих мужчин, вся их жизнь, взгляды закладываются сейчас, и познавать этот мир безумно интересно”.

О любви и воспитании
“Я отношусь к детям, как к абсолютно независимым личностям. Я их очень люблю, но понимаю, что каждому нужно свое свободное пространство. Признаюсь, иногда хочется перейти в упрощенный режим общения: “можно” — “нельзя”, “равняйся” — “смирно”. (Смеется.) Но для нас семья — это открытость, это вселенная гармонии и взаимопонимания. Ребенок — неиссякаемый источник любви и радости. Ему просто необходимо позволить быть самим собой. Сейчас, наблюдая за тремя своими детьми, я знаю, что привела на свет три новых мира  — самодостаточных и уникальных. Это счастье. Чудо жизни, которое развивается каждый день перед моими глазами”.

Поделись с подружками :