Если женщина хочет...

Поделись с подружками :
На дне рождения дочки моей подруги Ольги дети водили хоровод. До нас доносилось: “Кого хочешь — выбирай!” Мы с подругами вздохнули одновременно. Не так-то просто выбрать того, кого хочешь. Не всегда получается даже признаться самой себе в своем желании, тем более сексуальном, не говоря уже о том, чтобы озвучить его мужчине. Максимум,
на что мы способны, — расхрабрившись от бокала вина, пролепетать робкое признание в любви.
А произнести “Я хочу тебя” для нас порой так же невероятно трудно, как научиться парковаться задним ходом в подземных стоянках. А если мы еще и подсознательно чувствуем, что наш сексуальный позыв останется безответным... Что взаимность нереальна... Что объект недосягаем...  И, что закономерно, чем  он недоступнее, тем более притягательным нам кажется! 

Этот смутный объект желания...
Героем первых эротических переживаний Ольги был Микеле Плачидо. Нынешним тинейджерам, избалованным боевиками, сериалами и знойными красавцами, уже не понять трепет наших сердец при виде заставки фильма “Спрут” и внутреннее оцепенение от восторга перед смелостью, мужественностью и харизмой главного героя. Прокат фильма в телеэфире совпал с периодом полового созревания подруги, поэтому влечение Ольги было совершенно настоящим. С написанием длинных трогательных стихов, где “Микеле” рифмовался со страстями, которые “кипели”, и с жизнью, которая уже теплилась “еле-еле”, с ночными рыданиями в подушку и с поцелуями его портретов в журнале “Экран”. Мы посмеивались над подругой, но втайне у каждой из нас был свой “смутный объект желания”. “Что там Микеле, — думала, к примеру, я. — Вот Николай Караченцов в “Юноне и Авось” — другое дело!” И колотилось сердце от его голоса и первой же строки “Ты меня на рассвете разбудишь”, и снились первые эротические сны, и казалось, что в жизни уже не будет сильнее чувства, и тускнели краски вокруг, и сквозь слезы бесконечно слушался диск популярной рок-оперы...

Естественно, такие чувства — возрастные. Мы быстро научились воспринимать объекты нашей страсти как недоступные и принялись восхищаться ими уже без сексуального желания. Кстати, одно из любовных противоядий посоветовала Ольге мама нашей общей подруги. “Представь, — сказала она, — что твой любимый Микеле сидит на унитазе...” Впечатлительная Ольга в тот день пропустила очередную серию “Спрута”. В общем, из пубертатного возраста мы все вышли с проходящими на лице прыщиками, с надеждой, что грудь увеличится еще хотя бы на один размер, с четким девизом “не сотвори себе кумира” и с жизнерадостной мелодией “А любовь рядом была, только сердце об этом не знало”.

Рядом оказался сосед Ольги Стас. Он восхищал зрелостью и финансовой независимостью, дарил Ольге розы, нараспев декламировал Северянина перед потрясенной мамой Ольги и совершенно не пытался затащить нашу подружку в постель, демонстрируя этим, как мы думали, крайне серьезные намерения. Намерения, как выяснилось после, были действительно серьезные: Стас оказался геем. Еще совсем недавно в обществе на эту тему так вольготно не рассуждали, и малейший слух мог очень навредить его карьере стоматолога. Пытавшегося прикрыть свою ориентацию брачным свидетельством Стаса не сразу изгнали из нашей компании: Ольга героически старалась вернуть его “в лоно” женщин, страдая, что лишь в нем видит воплощение своих эротических грез. Но ее желания оставались неудовлетворенными. Нервная и измученная, она еще долго находилась в депрессии, ненавидя поэтов серебряного века, проверяя мужчин на предмет сексуальной ориентации и цепенея от ужаса в стоматологическом кресле.
Следующее великое сексуальное желание настигло подругу тогда, когда она уже была замужем. В какой-то момент она перестала придавать значение общепринятым табу: навсегда забудь о том, что друг мужа — мужчина. Даже наличие у него кубиков на прессе, ямочек на щеках и свидетельства об освоении курса тантрической йоги — не оправдание. Опять начались страдания Ольги. Она разрывалась между влечением к этому “другу” прямо-таки на животном уровне, муками совести (“Но я другому отдана”), ревностью ко всем его подружкам, жалостью к мужу. К удивлению благоверного, Ольга приглашала друга на всяческие семейные торжества, ехидно интересовалась, не села ли его последняя пассия на кремлевскую диету, замирала перед телевизором в позе лотоса или горько рыдала, запершись в ванной. Она похудела, осунулась, ходила с вечно тоскливыми глазами, и тот самый друг мужа, который еще недавно был не против ущипнуть ее за ягодицу, опешив от таких страстей, стал избегать и ее, и ее мужа, и их гостеприимного дома.

Жалея Ольгу, мы обнаружили, что и сами часто испытываем нешуточные желания по отношению к мужчинам, недоступным из-за их виртуальности и эфемерности, разницы в возрасте или социальном положении, из-за наших строгих принципов, морали, воспитания и прочих условностей. 

Пару слов о запретном плоде
Да-да, все течет, все меняется, изобретаются новые кремы, действующие на молекулярном уровне, появляются пятигигабайтные карты памяти и снимается уже третья часть “Пиратов Карибского моря”, а запретный плод все так же сладок, как и раньше. Чем больше трудностей приходится преодолевать женщине для завоевания мужчины, тем сильнее разгорается ее страсть. Страдания, вулкан эмоций, буря ощущений — разве может сравниться с таким тайфуном штиль спокойных взаимных отношений с доступным мужчиной? И, в конце концов, разве не желание обладать недосягаемым развивает цивилизацию? Разве не этим были движимы все путешественники, исследователи, изобретатели и фантасты? И если бы женщины обреченно опускали руки и не боролись за жар-птицу, парящую в  облаках, то мы были бы лишены красивых сказок о Золушке  и скандалов в королевских семействах с отречением от престола. Жаль только, что, когда женщина умудряется-таки добиться своего, страсть вмиг перегорает.

“Я всегда руководствовалась принципом: если нельзя, но очень хочется, то можно, — делится Виктория. — Когда осознала, что без памяти хочу юного младшего брата своей коллеги, то сначала немного пострадала, поворочалась ночами без сна, похныкала под любовную мелодраму. Потом решила, что мазохистки из меня не выйдет, прочитала в журнале, что длительно подавляемое сексуальное желание чрезвычайно вредно для здоровья женщины, и начала действовать. Пока его соблазняла и привязывала к себе, мне пришлось пройти семь кругов ада: осуждение коллег — история выплыла наружу, мои смешные потуги быть “своей” среди его ровесников, ревность к его хорошеньким молодым однокурсницам. Сейчас перевела дух и задумалась: что я в результате имею? Ненужные мне студенческие дискотеки, компьютерную игру в качестве подарка на 8 Марта и судорожную борьбу с каждой мимической морщинкой. Оправдывает ли эти мучения его юношеская гиперсексуальность в виде пяти соитий за ночь в одной позе? В общем, сейчас он мне — что чемодан без ручки: жаль бросить то, чего так долго добивалась, а тащить дальше тяжело”.
Не хочешь — заставим!
Итак, допустим, вы совершили подвиг: признались себе, что хотите именно этого мужчину. И даже решили не комплексовать, не стесняться своего желания, а попробовать добиться его. Прежде всего, избавьтесь от иллюзии, что мужчины ощущают наше сексуальное желание на расстоянии безо всяких усилий с нашей стороны. Совершенно естественно они улавливают лишь волну политических новостей, колебание курса валют и секунды, необходимые для срочного закрытия порностраницы перед приходом начальства. В остальном им надо помогать. Существует  целая наука скрытых сексуальных сигналов, имеющихся в арсенале женщины. Можно поглаживать свои плечи, поигрывать украшениями, обнажать шею, перебирать волосы, смотреть искоса. Ольга, правда, уверяет, что выглядела очень глупо, когда пыталась передавать эти самые сексуальные сигналы. А во время посыла самого хитового объект ее страсти и вовсе ушел.

Да, активным шагам женщины навстречу своим сексуальным грезам мешает боязнь показаться смешной и навязчивой, понять, что она нежеланна. Далее все зависит от характера: продолжать ли добиваться мужчины или согласиться с тем, что цель недосягаема.

 Желание обладать тем, что недоступно, требует немедленных действий

Психологи считают, что страсть некоторых женщин к недоступным объектам не имеет ничего общего с тягой к?преодолению трудностей. Это стремление — просто способ оставаться одной якобы при желании быть с кем-то. Тогда “роковая” страсть становится убежищем, потому что  женщина просто боится и избегает близких отношений. Особенно тревожны ситуации, в которые попадала наша подруга Ольга: когда женщина перманентно испытывает сильную тягу к недоступным мужчинам. Тут уже впору работать специалистам: корни такого поведения могут крыться в детских обидах, в недостатке отцовского внимания или в заниженной самооценке. 

Если у вас хотя бы в зачаточном состоянии имеются подобные мысли, приглядитесь лучше к тому, кто испытывает желание к вам. Не считайте заранее этого человека пресным и заурядным занудой. У него есть хотя бы одно потрясающее достоинство — удивительно хороший вкус. Ведь он выбрал вас!

Синица в руке или журавль в небе?
Журавль в небе — это не всегда феерия, сказка со счастливым концом, приятно дурманящее приключение. А синица в руке — это совершенно не обязательно пресно, бескрыло и безнадежно тоскливо. Но если вы хотите остаться при своей надежной синице, сначала надо избавиться от фантома журавля. Тут на помощь могут прийти десятки психологических учений, теорий, практик и советов. Все они являются, по сути, защитным механизмом, оберегающим нашу восприимчивую психику от травм, потрясений и депрессии.

Сублимация. Старый добрый дядюшка Фрейд услужливо предлагал женщинам, страдающим от неудовлетворенного желания, направить сексуальную энергию на социально одобряемые поступки, например на творчество. Так что не надо остервенело хвататься за топор, как уже вошедший в классику герой Челентано. Можно заняться танцами, поэзией, живописью. Все мировое богатство любовной лирики, полотна крупнейших галерей, самые трогательные музыкальные аккорды — результат сублимации. И если вы твердо убеждены, что “нельзя любить чужого мужа”, а уж мужа вашей приятельницы и вовсе опасно для жизни, то купите себе кисти и краски и творите, чего душа пожелает. Даже если ваша душа захочет изобразить на холсте приятельницу с тройным подбородком, а ее желанного мужа — маленьким кривоногим горбуном.

Замещение. То есть замена мужчины недосягаемого другим, вполне доступным экземпляром. Скажем, прекратите хотя бы на час страдать от роковой безответной страсти и выпейте кофе с симпатичным парнем из компьютерного отдела. Замените эротические мечты о возлюбленном реальным сексом со случайно встреченным однокурсником, который давно от вас без ума. Говорят, что если хочешь одного, трудно убедить себя захотеть другого. Сколько, мол, ни произноси слово “сахар”, слаще во рту не становится. Но это не совсем правда! Скажите “лимон” и сразу почувствуете и кислинку на языке, и аромат цитрусовой цедры. Все мы подвержены внушению и должны попытаться это использовать!

Рационализм. Это снижение значимости недосягаемого объекта. Действовать следует по принципу “не больно-то и надо было”. Итогом станет удивление самой собой: неужели вы могли страстно хотеть этого вечно шмыгающего носом хлюпика в костюме из прошлогодней коллекции, обладателя прокуренной мастерской и мамы с противным писклявым голосом?

Фантазия. “Когда-то моя младшая сестра была влюблена в нашего соседа по даче — известного кинорежиссера, счастливо обремененного большой семьей, — вспоминает Алла. — И вот однажды она мне призналась, что добилась взаимности, что он — потрясающий любовник, что тоже влюблен в нее, что они размышляют об общем будущем. Я просто оторопела, представив, в какой скандал окажется втянутой наша семья. Но уже на следующий день поняла, что это всего лишь выдумки моей сестры. Я делала вид, что верю ей, недоумевая: зачем она это все сочиняет? А потом поняла, что сестра включила один из элементов психологической защиты — фантазию, придумала себе другую жизнь, в которой все сложилось так, как ей хочется, и это оградило ее психику от ненужного и опасного надлома. Сейчас она со смехом вспоминает период своей любовной одержимости”.

Вытеснение. Это устранение из сознания элементов, снижающих самооценку. Вы как бы соглашаетесь с тем, что вряд ли конкретно с этим мужчиной состоится сексуальное свидание. Но вовсе не из-за того, что он красавец, атлет, банкир, мелькает каждый день на телеэкране и по-прежнему влюблен в свою жену, а всего лишь потому, что он вам интеллектуально проигрывает и, скорее всего, сам чувствует, что вам с ним будет невыносимо скучно...

Мы выбираем, нас выбирают ...
“Хватит, — сказала моя подруга Ольга и подняла бокал. — Я приму к сведению все твои советы. А сейчас хочу предложить тост: “Так выпьем же за то, чтобы наши желания совпадали с нашими возможностями!” Ольга сделала глоток вина  и начала названивать своему очередному недоступному объекту сексуальных фантазий. Прижав к уху трубку, она повернулась ко мне и радостно воскликнула: “Ах, какие тонкие психологи — операторы мобильной связи! Их робот мне сейчас отчеканил: “Ваш абонент временно недоступен”. Временно, понимаешь? Шанс ведь всегда остается!” 
Поделись с подружками :