Игра на чувствах

Поделись с подружками :
Вы помните слова апостола Павла: “Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла...” и т. д. до ”Любовь никогда не перестанет”? Тем, кто хоть раз столкнулся с таким чистым чувством, очень и очень повезло. Ведь мало в чем мы бываем так эгоистичны и так неразборчивы, как в любви.
Так ли уж беспорочен и невинен человек, который любит другого?
Моя сестра все время жаловалась на своего кавалера: “Знаешь, как раздражает его ревность? Причем ревнует он не к мужчинам, а к тому, что мне хорошо! Уехав в командировку, звонит: “Как дела?” Отвечаю: “Хорошо” — у меня всегда дела идут хорошо. А он устраивает сцену — как может быть все хорошо, когда его нет рядом?!” Ужас в том, что я не только сестру понимаю, но и ее друга. Мне тоже кажется, что у любящих меня людей не может быть ничего хорошего, если я далеко, если мне плохо и я страдаю.
Кто-то из великих писал: “Уж если одинаково любить нельзя, пусть тем, кто любит больше, буду я”. Но в реальном мире, в том, в котором все мы живем, быть идеальным, любящим без претензий не так-то легко. Вот и получается, что все мы шантажируем друг друга. Собой же...

История любви
Корни этой проблемы, как и многих других, кроются в детстве. Это мама нас приучила использовать в любви весь арсенал оружия. Это она говорила: “Ты меня не любишь, потому что плохо учишься” (плохо ешь, плохо себя ведешь, плохо убираешь в комнате), — и мы привыкли, что любовь сродни дубинки. Любишь — будь так добр выносить мусор, терпеть поздние возвращения домой, любовников (любовниц), терпеть вообще все, что тебя раздражает, — потому что ты любишь. Иначе, мол, какая это любовь, если не способен выдержать испытания?

Психологи считают, что любовные террористы ведут себя, как трехлетние дети. До этого возраста малыши еще крайне эгоистичны, неспособны даже предположить, что кто-то может быть занят не ими, единственными. Обычно, если родители дают своему чаду достаточно любви, трехлетки спокойно переключаются на общение со сверстниками, учатся устанавливать границы своей свободы. И подрастая, понимают: как она важна тем, с кем играешь, — не имеет значения, в пасочки в одной песочнице или на одной кухне в игре под названием “брак”. Недолюбленные дети — вот из кого появляются настоящие террористы. Они требуют от партнера то, что недополучили сами, их надо любить, как кормить — за троих: за папу, за маму и за себя самого.

Знакомые незнакомцы

Уж не знаю, есть ли в психологии любовных отношений свой “хельсинский синдром”, но совершенно точно, что в них эмоционально зависимы не жертвы, а сами террористы. Они пытаются завладеть любимым целиком, иначе жизнь будет лишена смысла, без него они просто не будут “уметь” жить. Не надейтесь даже, что человек, который до брака контролирует вашу косметику, одежду, частоту ваших походов в театр или длину вашей юбки, изменится, как только у него появится печать в паспорте. Как же! И пусть вас не радует то, что он в грош не ставит других женщин — это как раз отличительная черта будущего шантажиста, манипулятора и террориста.

Когда я впервые встретилась с таким, мне казалось, что держу все под контролем. Он был очень ревнив, и поначалу все сцены обыгрывал как доказательство своей любви. Я ему верила. До тех пор, пока он не запер меня дома. В прямом смысле. Сжег все мои деревянные украшения и выбросил в решетку канализации мои часы — они, дескать, привлекали ко мне слишком много внимания. Мужского, разумеется. Вот тогда я задумалась: чего можно ждать от тех, кто говорит, что страстно любит?..

Не верьте сценам раскаяния, огромным букетам и дорогим духам после очередного скандала. Террорист притворяется — особенно если эта тактика работает и в третий, и в десятый раз. Все смотрели фильм “В постели с врагом”? Там как раз об этом — о желании полностью подчинить себе время, чувства, интересы и внимание любимого, не оставив ему ни капельки свободы.

Кто кого
Портрет нарисован. Теперь перейдем к статистике. Так вот, всемирные исследования заверяют, 75 процентов любовных террористов — мужчины, 25 процентов — женщины. Однако! Если посчитать все возможности уловок, притворства, “женский” процент в Украине будет гораздо выше. Вряд ли вы часто слышали о мужчине, угрожающем жене суицидом в случае развода. Игру “Вернись, я все прощу, а если нет — наложу на себя руки” затевают преимущественно женщины. Мы более склонны превращать свои чувства в способ мелкого, но ежедневного шантажа. Головные боли, истерики, слезы, “во что ты меня превратил?”, “мне совершенно нечего надеть!” — вот обыденные женские приемы. Мужчины по мелочам не размениваются: навсегда запомнила историю актрисы Валентины Серовой и писателя Константина Симонова, за чьим романом наблюдал весь Советский Союз. Банальная история: он женат, она — веселая вдова. Это ей посвящены строчки “Жди меня — и я вернусь, только очень жди...”, и от того, как ты будешь ждать, любить, зависит, выживу я или нет. Ни больше и ни меньше. Вот это — нормальный мужской размах. Серова, кстати, дождалась Симонова — тот вернулся с войны здоровехонек. Повезло. А мог же погибнуть. Только представьте, как казнила бы себя тогда актриса — значит, ждала недостаточно верно, если любимый не вернулся живым.
Почему влюбленные требуют от нас невозможного? Почему мы, умные и здравомыслящие, вечно чего-то требуем от любимых? Я сама призываю бойфренда по малейшему поводу: “Мне так плохо, приезжай!” и очень злюсь, если он не бросился по моему первому беспомощному зову. Ведь он не обязан, правда?

Сила чувства
Отношения становятся по-настоящему зрелыми где-то на пятом-шестом году совместной жизни — доказано и самой жизнью, и психологами. Если к тому времени кто-то в паре не осознал, что у каждого должна оставаться определенная степень свободы, что на манипуляциях и вымогательстве счастья не построишь, — отношения рушатся. Фактически или юридически — не важно.
У моей очень темпераментной приятельницы есть любовник. Женат, двое детей. Классический треугольник, и все трое знают о его существовании. Приятельница шантажирует любовника: “Я все расскажу твоей жене”. Жена всегда заболевает аккурат накануне тайных свиданий мужа, давя на жалость: “Как ты можешь куда-то ехать, если у меня мигрень?!” Он же, глядя на старания обеих женщин, заставляет их бороться за него еще старательнее. Кто из этой троицы больший террорист — не знаю, но ситуация довольно типичная. И не только в треугольнике. Моя знакомая, например, подавая на развод, услышала от мужа-террориста: “Ну иди-иди, кому ты, кроме меня, нужна?!” Я бы влепила пощечину не задумываясь. Она сделала по-другому: занялась собой, сменила профессию, прекрасно выглядит, но остается одна. А ее бывший, так страдавший от любви и не мысливший своей жизни без нее, через полгода женился! Теперь, видимо, его новой пассии тоже придется бегать по трем работам, заниматься ребенком, терпеть всех его любовниц и готовить три раза в день, потому что он терпеть не может разогретую еду.

Тихая революция
Нам внушили, что женщина обязательно должна быть замужем. Что на ней и семья, и дом, и работа, а у него только работа. Что мужчин, в конце концов, меньше, и держаться за них просто необходимо. Да, в каком-то смысле все это очень правильно — но не зря же я процитировала Павла. В его послании, заметьте, не указан пол. А почему-то эти качества — терпение, прощение, милосердие — приписывают традиционно только нам, женщинам. Но любовь — это всегда дело двоих. И любовь — это когда стараются оба в равной мере. А мы своим желанием удержать любой ценой согласны на роль жертвы и все терпим, принимаем и милосердствуем. Может, я скажу крамольную мысль, но стоит ли так стараться ради любви, если она не приносит счастья? Стоит ли молить о взаимности, играть на чувствах, как это делала жена моего собственного любовника? Она похудела на 20 килограммов за недолгий период нашей связи, а когда он вдруг решил уйти, слегла: не ела, не пила, таяла на глазах. Я далека от мысли, что она притворялась. Ей правда было плохо, и я (в полной мере осознаю это) причиняла эту боль и несу ответственность. С тех пор прошло много лет, они по-прежнему женаты, он по-прежнему живет своей жизнью... Скажите, стоило ли это ее самоуничтожения? Однозначного ответа нет.

Знаю только, что гордость и умение любить себя очень выручает. Как минимум в том, чтобы не стать жертвой человека, донимающего своим вечным и страдальческим “Я ради тебя живу!” Но если ты живешь ради меня, почему бы не сделать меня счастливой, а не травить, контролировать и требовать чего-то взамен.

* * *
Жить с террористом тяжело, но еще тяжелее, если террорист — ты сам. Я много раз ловила себя на мысли, что, скорее, представлю любимого несчастным и больным, а себя у его постели, чем здоровым и на пляже играющим с друзьями в баскетбол. А ведь я люблю его и желаю только добра. Становится за себя стыдно — хорошо, что он не знает о моих мыслях. Правду говорят психологи: отношения всегда складываются ситуативно — в одном случае ты жертва, в другом — террорист. Ведь речь идет о чувстве — сильном, непредсказуемом или роковом. О любви, с которой трудно справиться, в которой сложно разобраться, которой, наверное, нужно просто переболеть. Не знаете аптеки, где продавались бы лекарства?..

“Моя сестра буквально сдувала пылинки с мужа. Устраивала “приятные” сюрпризы, которые приводили беднягу в замешательство. Готовила завтраки, обеды, ужины и контролировала, все ли он съел. Тотальная забота и внимание так его измучили, что в один прекрасный день он ушел, ничего не объясняя. Через какое-то время мы узнали, что он променял этот all inclusive на постоянные “военные действия” с новой женой — настоящей стервой. Теперь бывший моей сестры не такой наглаженный и сытый, зато выглядит куда счастливее”.
Карина, 27 лет

“Я нахожусь под вечным контролем мужа. Он говорит, что очень любит и поэтому хочет знать все о том времени, когда мы не вместе. Приходится отчитываться, куда иду, с кем, когда буду и так далее. Если забываю вовремя перезвонить, устраивает сцены, якобы я заставляю его волноваться. Это утомляет, но я смирилась. Знаю, что изменить его не смогу, — он уверен, что в хорошей семье так и должно быть”.
Татьяна, 31 год

Любовь и террор — казалось бы, что может быть общего у этих понятий. Но опыт наших читательниц доказывает — первое вполне может стать причиной второго.

“Моя подруга так “залюбила” своего сына, что в семнадцать лет он ушел из дому и исчез. Его даже официально разыскивала милиция. Вскоре беглец позвонил, и попросил не волноваться. А через год появился собственной персоной. Оказалось, он уехал в Крым, чтобы попробовать пожить без мамы. Ему это очень понравилось. Вернувшись, он объяснил, чего она не должна делать, чтобы история не повторилась. Не давить, а мягко советовать, не решать за него, а предлагать, не контролировать, а интересоваться. Это возымело действие. Часто радикальные меры — единственное, что может повлиять на тирана”.
Наталья, 40 летт

“Однажды мой парень уехал в длительную командировку. Я звонила ему по несколько раз в день и рассказывала, как я соскучилась, как мне грустно без него. Просила приехать скорее, ясно осознавая, что это невозможно. Закончилось это скандалом и чуть не стало причиной расставания. С тех пор, перед тем как начать жаловаться мужчине, я ставлю себя на его место и стараюсь думать не только о своих чувствах”.
Анна, 23 года

“В меня безответно и болезненно был влюблен начальник. Он просто изводил своей назойливостью, даже угрожал покончить с собой. Однажды на корпоративной вечеринке, рыдая, при свидетелях, умолял меня стать его женой. Этот ужас не прекратился даже после моего ухода из компании. К счастью, вскоре он уехал работать за рубеж. Единственный способ избавиться от кавалера-”террориста” — поменять круг общения и номер телефона”.
Екатерина, 25 лет

“Я стараюсь пресекать любые попытки давить на себя, в том числе любовью. У меня есть наглядный пример чрезмерной родительской опеки: мама моей подруги активно вмешивалась в жизнь взрослой и самодостаточной дочери. Делала она все, конечно, из самых добрых побуждений. Результат — они не общаются уже пять лет, хотя живут по соседству. Думаю, такая любовь — это своего рода вампиризм: “заботливый” человек, который прессингует постоянным вниманием, делает это исключительно ради себя”.
Мария, 28 лет

“Один из моих кавалеров мучил меня навязчивым вниманием, а однажды без предупреждения явился знакомиться с моими родителями. Затем приходил в гости каждый день и оставался до ночи, не обращая внимания на мои деликатные попытки выпроводить его раньше. Он стал моей тенью, сопровождал на встречах с подругами, запрещал видеться с бывшими одноклассниками и друзьями мужского пола. Несмотря на это я была влюблена и поначалу шла на поводу его желаний. Но как-то подумала, что так будет всю жизнь, и ужаснулась. Расставание было тяжелым, но только после полного разрыва наконец смогла вдохнуть полной грудью”.
Анастасия, 26 лет

Поделись с подружками :