Помолчи, милая - мужской монолог

Поделись с подружками :
Как же хорошо иметь машину... И дело не в скорости, комфорте и прочих удовольствиях, а в том, что лишь в ней я имею право сказать: “Помолчи, милая!” И ты сразу закрываешь рот. Без обид.
За несколько лет совместных поездок мне все-таки удалось убедить тебя, что разговоры за рулем — очень опасное удовольствие, ведущее к авариям, травмам и прочим неприятностям. Нам это нужно? Вот и молчи.
И надо же такому случиться, чтобы ты так любила поговорить! Если хочешь знать, при нашей первой встрече именно твое немногословие ускорило процесс знакомства. Все мои бывшие были болтливыми до неприличия, и я подумал — наконец повезло...
Нет, когда речь идет о чем-нибудь нейтральном, я не против. Я даже готов терпеливо внимать бессмысленный треп об очередном сериале. Здесь, кстати, отлично работает система, изобретенная Костей. Помнишь, рыжий такой? У него жена выдает до пятисот слов в минуту. Если бы Костя вслушивался, давно бы умом тронулся. Поэтому он и придумал схему реакций: два кивка — “да” — “да” — “ну надо же!” — два кивка — улыбка. Отрабатывается до автоматизма. Повторяется около двадцати раз за один монолог. Если возникает прокол (его можно определить по неожиданной паузе), например, жена задала вопрос и ждет реакции, нужно сделать задумчивое лицо и сказать: “Прямо не знаю, что тебе ответить, милая...” И все. Но с тобой же эти трюки не проходят, ты хочешь, чтобы я участвовал!
Как тебе объяснить, что мне по барабану, разводится или нет со своим идиотом Светка, на сколько килограммов похудела Воропаева и почему у Насти прыщи. Хотя нет, что это я... Мне вовсе не по барабану — меня трясет от несправедливости. Всем этим персонажам ты вряд ли рассказываешь о моем гастрите, новой программе для компьютера или сомнениях по поводу замены масла в двигателе посреди сезона. Потому что им это неинтересно. Начни ты говорить подобные вещи, они и полминуты слушать не стали бы. А мне приходится выдерживать ча-са-ми! Где справедливость?
Но если бы только это... Тебя же несет. Тебе мало. Ты погружаешься все глубже и глубже, категорически не понимая, что “не все йогурты одинаково полезны”. Есть вещи, о которых мужчинам лучше не знать. Никогда. Даже сидя в одиночной камере с пожизненным приговором.
Например, во вторник я два часа слушал о том, как Лариска увеличивала себе грудь. Нет, тема груди мне близка и интересна. В принципе. Но знать, в каком месте ей делали надрезы, какие имплантаты вставили, как их потом перекосило, — совсем не обязательно. Теперь я не способен воспринимать твою подругу целиком — взгляд сам притягивается к отдельным частям тела. Ты же обижаешься — говоришь, что я веду себя как маньяк.
А вчера? Ты приготовила ужин из пяти блюд, включила романтическую коллекцию номер три, зажгла свечи... Вечер обещал быть приятным, но я и опомниться не успел, как слушал красочное описание родов твоей троюродной сестры. Войдя в раж, ты изобразила схватки, затем детально обрисовала, что там у нее, как раскрылось и почему ребенку этого оказалось мало. Потом было что-то про хирургический разрез, который ты пыталась нарисовать на салфетке, но реальность утонула в сгустившемся тумане сознания. Жаркое приобрело вкус пенопласта еще на стадии схваток, гостиная наполнилась странными фиолетовыми молниями, а в тот момент, когда ты подробно описала, что такое пуповина, не забыв сообщить, как Том Круз перегрыз ее своему ребенку собственными зубами, я уже лежал мордой в салате.
За что?! И главное — зачем? Без этой информации, поверь, я бы мог прекрасно прожить еще лет двести, а тут увидел свет в конце тоннеля... Ты била меня по зеленым щекам, поливала водой и извинялась. Извинялась за яйца в салате, которые, судя по всему, оказались несвежими. Я попытался защитить невинные яйца и объяснить, от чего на самом деле меня сплющило. Но тебе же виднее!
И после этого ты спрашиваешь, почему меня так тянет за руль? Милая, больше никогда, слышишь, никогда не делай ничего подобного. Избавь меня от ваших физиологических подробностей. Ты когда-нибудь слышала о ватерлинии? Это линия соприкосновения спокойной поверхности воды с корпусом корабля. Если ее нарушить, загрузить судно выше меры — оно может пойти ко дну. Просто усвой один раз и навсегда: я не хочу быть твоей подружкой, посвященной во все интимные тонкости хрупкого женского естества. И я не врач, которому интересно, как там у вас что устроено.
В этот же раздел отнесем живописные баллады о критических днях, пресловутом ПМС, маститах и других чисто дамских проблемах. И не надо обвинять меня в черствости. Тебе нужно мое сочувствие? Прижмись ко мне, и я тебя пожалею. Ты заболела? Дай рецепт, адрес аптеки и пинка для ускорения — я все сделаю и потом еще раз тебя пожалею. А так ведь лучшие, в том числе сексуальные силы уходят на борьбу с враждебной информацией. И тебе плохо, и у меня моральный ущерб.
Вот скажи, зачем нормальному мужику знать разницу между эпиляцией и депиляцией? Лично я бы предпочел думать, что у тебя от природы кожа нежная и шелковистая. И не надо было мне клеить на ноги эти штуки лишь потому, что я на секунду усомнился в женском героизме. Да, ты выиграла, было больно, потому и орал. Скажу честно, когда приехал вызванный соседкой наряд милиции, я просил сержанта забрать меня с собой, и он все понял. Но ты и тут не могла удержаться, требовала, чтобы я публично признал: женщины в сто раз терпеливее мужчин. Ну признал я, дальше что?
Кстати, эти два качества — любой ценой добиваться согласия с твоим мнением и отстаивать право на последнее слово, ужасно раздражают. В подобные моменты я представляю себя Робинзоном на необитаемом острове рядом с молчаливым Пятницей...
И наконец, еще одна, казалось бы, совершенно невинная тема — шопинг. Прошу тебя, запомни: я готов слушать подробный рассказ о твоих покупках лишь в одном случае: “Дорогой, я купила очень сексуальное белье!” С последующей демонстрацией и проверкой на практике — так ли оно сексуально? В остальных случаях — я за рулем, милая. Говорить (и слушать!) не могу. Как пишут на грязном лобовом стекле мудрые повелители маршруток — “Хочешь жить — не отвлекай водителя!”

Поделись с подружками :