Раба страсти

Поделись с подружками :
Недавно я поняла, что с моей подругой Таней происходит что-то неладное. Возможно, беспокоиться надо было уже давно — лет пять назад, когда Таня только познакомилась с Вадимом.
Она была безумно в него влюблена и возбужденно щебетала о его уме, щедрости, таланте, о своих новых сексуальных ощущениях. Поначалу их чувства были взаимными, мы даже слегка завидовали влюбленной паре и смотрели на Вадима через призму Таниных рассказов о его ласковых руках, умелых губах и неистощимой фантазии в постельных делах. Через некоторое время накал страсти этого секс-гиганта несколько поостыл. Он и не думал расставаться с Таней, но все чаще задерживался на вечерних совещаниях, мычал что-то невразумительное в телефонную трубку, обрывал на корню разговоры о будущей совместной жизни и снисходительно делал одолжения в виде одного любовного свидания в десять дней. Татьяна, что называется, сохла от любви: худела, бледнела, впадала в депрессию, выясняла отношения с ним, временами пыталась их разорвать и знакомилась — с нашей подачи — с новыми мужчинами. Только вот удовольствия никакого не получала. 

Они не были эгоистами в постели, были нежны и щедры на ласки, но, как выяснилось, Татьяна могла полностью расслабиться, занимаясь сексом только с Вадимом. И мы все с большим недоумением смотрели на ее тщедушного узкоплечего возлюбленного. Рассказы о его небывалом таланте и уме уже давно канули в Лету. А имидж сногсшибательного любовника развенчала моя дальняя знакомая, закрутившая с ним короткий курортный роман. Почему же тогда по его первому звонку наша умница и красавица подружка бросает все дела и несется сломя голову на свидание? Я поняла, что ситуация выходит из-под контроля, когда Татьяна начала отказываться от наших веселых посиделок: видите ли, должен звонить Вадим. А в тот день, когда я увидела выглядывающую из ее сумки газету с выделенным маркером объявлением “Магия. Полная любовная привязка”, поняла: надо действовать решительно.

В плену страсти 
В результате долгих уговоров мы с Татьяной приехали в клинику, которой заведовала моя давняя знакомая-психолог. “Куда ты меня заманила? — взывала к моей совести подруга. — Какое я имею отношение ко всем этим лечащимся здесь алкоголикам, интернет-наркоманам, азартным игрокам казино?” Оказывается, самое что ни на есть непосредственное. Все эти люди, включая Татьяну, страдают различными видами зависимости. Любой из нас стремится к психологическому комфорту. Каждый достигает его своими методами: общением, самореализацией, чтением, прогулками, вечеринками. Люди с некоторыми эмоциональными и психологическими особенностями принимают более экстремальные меры: алкоголики тянутся к рюмке, трудоголикам требуется работа на износ, интернетчики сутками не выходят из Сети. Любовная или секс-зацикленность — из той же серии. Кстати, большинство психологов отказывают в праве на существование термину “сексуальная зависимость” и рассматривают ее как разновидность зависимости психологической. У всех видов зависимостей совпадают основные признаки...

Человек, подверженный ей, твердо убежден, что никакой зависимости у него нет. Тот, кто относит последние деньги в казино, готов пообещать вам , что завтра, если только захочет, вообще к рулетке не подойдет. Законченный алкоголик будет бубнить: “Захочу — выпью, не захочу — не выпью”. А Лида, пациентка клиники, рассказала: “Когда я, воспользовавшись длительными командировками мужа, завела интрижку с Павлом, то, конечно же, и не подозревала, какие будут последствия. Мне с любовником было невероятно хорошо, наши сексуальные желания слились в унисон, но я и не думала разрушать семью, понимая, что Павел чересчур свободолюбив, любвеобилен и нестабилен для семейной жизни. И считала, что всегда смогу разорвать наши отношения. Но меня все более затягивала пучина любовной игры. Один его голос по телефону сводил меня с ума, а видя его, я просто с цепи срывалась. Едва выдерживала приезды мужа, да и то, лежа рядом с ним, представляла себя в объятиях Павла. Забыв о гордости, сама бесконечно набивалась на свидания. И при этом повторяла как заклинание: “Захочу — тут же с ним расстанусь”. Только со временем поняла: захотеть-то у меня не получается — я медленно, но верно двигаюсь к краху своей налаженной жизни, что выклянчиваю его ласки, как собачонка у хозяина. Сейчас посещаю курс групповой терапии в клинике, основанный на принципе “анонимных алкоголиков”, и надеюсь, что встречу мужа уже психологически здоровой женщиной”.

Общаясь с объектом своей страсти, зависимая женщина находится как будто под кайфом, у нее в мозгу начинает вырабатываться вещество допамин, как при употреблении наркотиков. Женщине требуются все новые и новые свидания именно с этим человеком, иначе происходит банальная “ломка” со всеми сопутствующими признаками: необъяснимыми переменами настроения, депрессией, вспышками гнева, обидчивостью.

Всех страдающих от зависимости людей определяет тяга к некоему фетишу: алкоголиков тянет к бутылке, наркоманов — к шприцу, трудоголиков — к папке с контрактами, фетишистов — к ажурным трусикам, сексуально зависимых дам — к определенному типу мужчин, лишь его прикосновениям, запаху тела.

Любовь зла... 
Если среди страдающих алкогольной и трудогольной зависимостью преобладают мужчины, то среди любовно-зависимых уверенно лидируют женщины. В подобную кабалу в различные периоды жизни попадают до 20 процентов представительниц слабого пола. Пока что попытки психологов разобраться в такой половой избирательности терпят фиаско, так как данная проблема находится в области “бессознательного начала” и слабо поддается объяснению. То, что не удается объяснить, часто хочется воспеть и романтизировать. Чем успешно и занимается мировая литература и кинематография: от “Бесприданницы” до “Ночного портье”, от юной Сольвейг до зрелой Анны Карениной. 
С мужчинами дело обстоит просто: они сексуально зацикливаются на той даме, с которой ощущают себя настоящими мачо. А отчего же в подобное “рабство” попадают женщины? Итак, опасность попадания в сексуальную и любовную зависимость существует, если вы... в силу своего характера инфантильны, неуверенны в себе, сомневаетесь в своей притягательности для других мужчин. “Когда после болезненного разрыва с мужем я познакомилась с Антоном, то ухватилась за него, как за палочку-выручалочку, — делится Ольга. — Мне так необходимо было почувствовать себя нужной, желанной для кого-то. 

Я не могла поверить своему счастью, что на меня, такую невзрачную и несовременную, обратил внимание настолько необыкновенный мужчина. Через какое-то время наши отношения зашли в тупик. Конечно же, надо было нам расстаться друзьями и поблагодарить Небеса за все, что было. Мне же казалось, что после неудачного брака потеря еще и Антона равносильна жизненному краху, что это подверждение моей непривлекательности, несексуальности. Поэтому я цеплялась за него из последних сил, измотав по ходу дела своих родителей, дочку, доведя себя практически до фригидности, а самого Антона — до боязни поднимать трубку телефона, когда высвечивается мой номер...”
ощущаете дефицит или однообразие секса в повседневной жизни. Если вас долго держали на сексуальной диете, ваша зависимость от темпераментного незакомплексованного красавца неудивительна. Вроде того, как после питания зародышами пшеницы вам разрешили без ограничения поглощать крем-брюле и профитроли.

четко представляете себе мужчину своей мечты. Если вы твердо уверены в том, что он должен быть кареглазым брюнетом с мощным волосатым торсом и юридическим образованием, то при совпадении этих параметров весьма велика вероятность любовной “болезни”. Гораздо полезнее для психики не иметь своего идеала, следуя принципу “парни разные нужны”.

годами не можете выкинуть старый спортивный костюм, лелеете комнатные тапочки конца прошлого века и согласны с фразой “привычка свыше нам дана, замена счастию она”. Да-да, боязнь новизны касается всего, в том числе и завязывания новых отношений. “Долгое время мне казалось, что никто не подойдет мне так, как Леонид, — рассказывает Настя. — Я чувствовала, что не нужна ему, и видела, что он пользуется мной, когда ему удобно или скучно, но обманывала себя тем, что все еще изменится, что лучше него я все равно никого не найду, что в постели мы подходим друг другу, как ключик к замку. Перемены начались с того, что подруги убедили меня сменить обстановку в квартире, которая была неизменной еще со времен свадьбы моих родителей. Сначала я восприняла это, как крушение устоев, а после, в чистой, послеремонтной, обновленной квартире так вошла во вкус, что обрезала свои косы, которые отращивала еще с института, и смело пошла на свидание с заместителем директора нашей фирмы. Сейчас понимаю: я просто боялась, что мне не хватит душевных сил на новые отношения, что не хотела ломать привычный уклад, что во мне говорила моя консервативность, а вовсе не роковая слепая страсть к Леониду”.

На коротком поводке 
Так что же все-таки такое — зацикленность на одном партнере? Особенности личного поведения? Сексуальное отклонение? Великая страсть, коей надо гордиться? Сумасшествие? Депрессия? Мнения существуют разные. Некоторые психологи считают, что такая страсть не имеет ничего общего с любовью, а является мягкой формой депрессии. И даже якобы наша неспособность проанализировать подобную ситуацию обусловлена снижением интеллектуального уровня. Недаром ведь для лечения любовно-зависимых людей используют антидепрессанты — они повышают уровень серотонина в мозге, который, оказывается, катастрофически падает как у больных депрессией, так и у тех, кто впал в сексуальное “рабство”.

Итак, специалисты считают, что эту зависимость надо лечить. В том числе сменой обстановки и интеллектуальными занятиями, возрождающими способность к здравым рассуждениям. Но не все пациенты стремятся выполнять рекомендации специалистов.

Моя Татьяна, к примеру, наотрез отказалась признать себя больной. “С каких это пор любовь считается болезнью? Почему мое невероятное возбуждение при интиме с Вадимом надо расценивать как сексуальное отклонение? Всего лишь потому, что я не скачу из постели в постель и испытываю страсть только к одному мужчине? Да, наши отношения не похожи на спокойное русло реки, да, во многом их определяет умопомрачительный секс, но это и неплохо. Кто может ответить, какая любовь правильная, а какая нет? Почему никто не собирается лечить моих замужних подружек, уныло исполняющих раз в месяц опостылевший супружеский долг? Я уверена, что одно мое свидание с Вадимом перекрывает по яркости и чувственности несколько лет “правильных” отношений. Я могу, наверное, заглушить это все антидепрессантами и долгими успокоительными беседами. Наверное, я перестану страдать. Но что есть наша жизнь без любви, душевных метаний и переживаний, эйфории интимных встреч, легкого сумасшествия свиданий? Так можно дойти до того, что болезнью назовут и будут пытаться лечить любые яркие чувства. И все мы превратимся в одноклеточных амеб, избавленных от страданий, а заодно и от телесного трепета, от перехватывания дыхания, от замирания сердца при касании к тебе единственно любимых рук”.

Если вы занимаетесь сексом,  это еще не значит, что кто-то  кого-то любит

А ты его прости, прости и отпусти 
Что же делать тем, кто все-таки понял, что его привязанность болезненна, что она может сломать всю жизнь, что уходит время, необходимое для создания семьи? Несомненно, стоит обратиться к специалистам. Но во многом вы сможете помочь себе и сами. Надо стараться постепенно и без спешки выстраивать новые отношения, в основе которых будет не секс, а доверие, нежность, психологический комфорт. А первое непреложное правило гласит: надо стать эгоисткой, полюбить прежде всего саму себя, погрузиться в мир своих увлечений, осознать сверхценность собственной личности, а не своих отношений с любым, пусть даже самым сногсшибательным любовником.

“Фрейд назвал бы это сублимацией, — смеясь, говорит Жанна, — но когда я почувствовала, что втягиваюсь в какую-то патологически сексуальную зависимость от партнера, я вдруг потянулась к творчеству. Начала писать картины, вспомнив полученные когда-то в юности знания в художественной школе. В них я выплескивала всю мою страсть и нежность, не оцененные достойно возлюбленным. Я переключила на картины часть своей мощной сексуальной энергии, у меня стало меньше времени на самокопания и страдания, я нашла в этом себя, мы стали равны с моим любимым, я перестала в нем растворяться, теряя себя. И теперь уж не знаю, кто от кого более зависим!” 

Заканчивая эту статью, решила прочитать ее Татьяне по телефону. Я уже заранее смаковала нашу с ней дискуссию на такую животрепещущую тему, наперед заготавливала контраргументы на ее доводы и начала чтение с выражением и паузами в нужных местах. Татьяна прервала меня с резкостью, унизительной для автора. “Не занимай телефон, — сказала она. — Мне в любой момент может позвонить Вадим”. Потом она помолчала и добавила: “А впрочем, он может и перезвонить. Читай дальше”. Возможно, это был ее первый шаг к освобождению... 

Поделись с подружками :