Нелюбовный треугольник, или Как перестать спасать

Поделись с подружками :
Ни одно доброе дело не остается безнаказанным. Почему же, зная эту прописную истину, мы все равно рвемся в спасатели? Может, это нечто из области мазохизма? Нет, это обычный закон геометрии человеческих отношений...
Если вы всерьез полагаете, что весь мир — театр, спешу вас разочаровать. Мир — это сплошная геометрия! И если домашний круг дает определенный заряд в движении по жизненной прямой, то треугольник — это такая себе ловушка. Ловушка отношений. О набившем оскомину любовном треугольнике сейчас говорить не будем, порассуждаем о другом, в который мы попадаем регулярно и, заметьте, добровольно. 

Занимательная геометрия
Она была несчастна и потеряна. Она даже не пыталась вытереть слезинки, обильно катившиеся по ее щекам. “Представляешь, сказать мне такое?!” — “Подлец, подлец!” — вторила я, подливая ей коньяк в бокал. “Я теперь не знаю, что мне делать!” — всхлипывала она, поднимая на меня свои синие очи. 
Зато я знала, что делать! За моей спиной уже развевался плащ Супермена, я, подобно Робину Гуду, натягивала тетиву лука, чтобы сразить обидчиков всех обездоленных. Да что там — я уже тихонько мурлыкала “Марсельезу”, правда, без слов. Этому негодяю придется извиниться перед моей бедной подругой! Я рывком встала с дивана, бросила: “Подожди, я сейчас!” ­— и отправилась в соседнюю комнату. Через полчаса о стрессе, перенесенной подругой, напоминали разве что ее слегка припухшие веки. Она подошла ко мне и, не стесняясь в выражениях, выпалила: “Кто тебя просил?! Я бы сама уладила ситуацию, а ты вмешалась и все испортила. Еще подруга называется!” И, отвернувшись, изгибом спины изобразила всю гамму чувств, ко мне испытываемую: от праведного гнева до банального презрения... А я сняла дырявый плащ Супермена и стала бездумно чертить на бумаге треугольнички...

Если вы регулярно рветесь улаживать дела своих ближних, защищать угнетаемых и давать отпор тиранам, у вас есть все шансы попасть в треугольник Карпмана. По суровым канонам психологической геометрии, вы играете в нем роль Спасателя, еще два действующих лица — Тиран и Жертва. Вне зависимости от антуража, действо разворачивается следующим образом.

Примеры типичного треугольника Карпмана можно найти в сказках и мультфильмах. 
Кот в сапогах. Ловкий и  обаятельный. Всегда на вторых ролях, хотя так хочет, чтобы все вокруг увидели, насколько он выше своего хозяина. Но в результате все лавры достаются не очень умному третьему сыну мельника. 
Белоснежка и семь гномов. Вы полагаете, что жертва в этой истории кроткая и наивная Белоснежка? Как бы не так! Трудолюбивые, верные и смелые гномы спасают глупышку и противостоят Королеве. В итоге — как только Белоснежка находит своего Принца, она уходит от них.
Гайка. В культовом мультике “Чип и Дейл спешат на помощь” Гайке отводится второстепенная роль, а ведь она выполняет всю грязную и тяжелую работу, оставляя все лавры амбициозным мужчинам.

Шаг первый. Жертва находит Спасателя — того, которому можно пожаловаться на свою несчастную жизнь (проблемы с партнером, притеснения со стороны начальства, несправедливость судьбы в целом). Если Жертве повезет, Спасатель начинает активно действовать: решать ее, Жертвы, жилищные неудобства, отстаивать ее, Жертвы, интересы у руководства, вытирать ей слезы и доказывать, что “все у нее впереди”. То есть Жертва получает удобную возможность решить за чужой счет свои проблемы. 
Шаг второй. Спасатель, искренне считая, что знает точный рецепт облагодетельствования угнетенной и преследуемой Жертвы, совершает какие-то поступки, за которые потом будет наказан. Ибо, как мы знаем наверняка, ни одно доброе дело не прощается. Причем именно Жертва предъявляет ему претензии: “Зачем вмешивалась?”, “Я тебя ни о чем не просила!”, “Ты все только испортила!” И — внимание! — вчерашняя жертва превращается в Тирана. А Спасатель занимает место Жертвы. Или  примеряет роль Тирана: поднимет скандал с рефреном: “Я так старалась, а ты!” 
Шаг третий. Спасатель сначала теряется и недоумевает, как это ловко его самого сделали козлом отпущения. Конечно, обижается, конечно, дает себе слово больше никогда не попадаться на эту удочку. Но...
Шаг четвертый. Рядом с ним непременно отыскивается следующая Жертва — которую надо утешать, спасать, решать за нее проблемы... Догадываетесь, что дальше?      

Точки пересечения
С маниакальным упорством моя сестра пытается выучить английский. За неделю до очередного тестирования она принимается сметать с полок холодильника все съестное — чтобы показать, как нервничает. “Я — лингвистический урод! — заявляет сестра, поедая прямо из жестянки печень трески. — А если осилю эту банку, то стану еще и толстым лингвистическим уродом! У нас, знаешь, какой преподаватель: ни за что не подскажет и не поможет”. Я тактично отбираю у нее из рук надкушенный бутерброд и предлагаю свои услуги: каждый вечер полчаса уделять проверке ее знаний. Не могу же я оставить сестру в беде! Как это выглядит на практике? сначала сестренка мчится на пати и появляется дома, когда я уже вижу седьмой сон. Назавтра я прихожу с работы еле живая, и мы усаживаемся смотреть очередной сериал...

В вечер после тестирования я застаю сестру за поглощением жареной курицы. “Не сдала, — отвечает она на мой немой вопрос. — Если бы некоторые выполняли свои обещания и занимались со мной... Кстати, преподаватель пообещал со мной поработать дополнительно”.

И ведь знаю, что все закончится обвинениями в мой адрес, но как тяжело устоять перед соблазном выступить Спасателем! Любая мало-­мальски ловкая Жертва знает, каким образом прочертить свою линию, чтобы обеспечить Спасателю комфортную точку входа. Типичные фразы-приманки: “Я без тебя не обойдусь”, “Что мне теперь делать?!”, “Помощи ждать неоткуда”. Если в придачу к такой фразе Жертве удается изобразить умоляющий или восхищенный взгляд, обронить тщательно выверенную слезинку или безнадежно опустить голову на грудь, успех операции под названием “Спаси меня!” обеспечен!
Теорема без доказательств
Сейчас есть такой модный термин — гиперактивный ребенок. Им особенно ленивые родители пытаются объяснить, почему их чадо не знает элементарных норм поведения в обществе. Такой вот гиперактивный как раз живет со мной на одной лестничной площадке. При встрече в лифте его мамаша непрестанно жалуется: совсем от рук отбился, последняя надежда на школьного психолога. Проникаясь сочувствием к ней, как к Жертве малолетнего Тирана, я как-то посоветовала повлиять на сына испытанным дедовским приемом, а именно: ремнем с приличных размеров пряжкой. Мамаша смотрела на меня, как на оракула: ей даже в голову не пришло такое простое решение проблемы! В свою квартиру я вошла с полным осознанием собственной педагогической гениальности. И что вы думаете? На следующий день соседка пришла ко мне высказать свои претензии. Ее сорванец после воспитательной процедуры взял да и сбежал из дома! Правда, только на четвертый этаж нашего подъезда, но прецедент пугающий. Оказывается, я в этом виновата. Мило, не правда ли? И кто меня дернул за язык? А ведь хотела как лучше... Стоп: лучше для нее?

Мы действительно наивно полагаем, что наши намерения спасти ближних совершенно бескорыстны. Так ли это? Даже не осознавая этого, мы всегда получаем от своего спасательства бонус. Какой?

Другая версия
Поняв, какую роль в этом треугольнике вы сейчас играете, попробуйте заменить ее на другую. 
Агрессор может стать для вас Учителем, который показывает, как нельзя поступать, как нельзя строить отношения. Этот опыт дорогого стоит!
Жертва превратится в Ученика. Хороший учитель никогда не выполняет домашнее задание за ученика, он пытается его научить мыслить и действовать самостоятельно. 
А из Спасателя вы имеете все шансы стать Помощником, который наблюдает за развитием сюжета со стороны, позволяя каждому добывать свой опыт путем проб и ошибок. 

Истина в последней инстанции. Да, я лучше разбираюсь в воспитании детей, разведении кроликов и особенно — в любовных отношениях! Да что там, я практически гений психологии межличностных отношений. Что дает мне право смотреть на Жертву свысока. 
Переключение внимания. Раз уж я по горло занята решением чужих проблем, мне не до моих собственных. Подумаешь, траблы с мужем или начальством, да они ни в какое сравнение не идут с теми сложностями, которые испытывает Жертва. Я не могу тратить время на пустяки, именуемые “мои неприятности”.
Собственная значимость. Спасая подругу от несчастной любви или коллегу от выговора начальства, я, как никогда, ощущаю свою необходимость. Еще бы: без меня не могут справиться, я нужна всем и всякому! Вот только почему же я чувствую свою значимость только в такие кризисные моменты? Вероятно, что-то не так с самооценкой?..

Прямой угол выхода
Шеф смотрел на меня печально и выжидающе. “Даже не знаю... Если в этом месяце не выполним план продаж, весь отдел останется без премии. А в будущем это чревато разными нехорошими вещами”. Он умолк, чтобы мое воображение успело нарисовать картинку нехороших вещей. Ну, например, как наша ассистентка бросает институт из-за того, что нет денег его оплачивать. Или как моя коллега-менеджер, мать двоих детей, сидит на паперти с протянутой рукой... Я с трудом смахнула эти мрачные видения и решительно произнесла: “Мы поднатужимся, обещаю”. — “Вот и хорошо, что решение проблемы вы, дорогая, берете на себя”, — шеф потер руки и, кивнув нам всем, вышел из кабинета. “У меня сегодня семинар”, — ассистентка потянулась за сумочкой и тоже была такова. Коллега, мать двоих детей, ехидно поинтересовалась: “И как ты собираешься решать проблему? Ну, впрочем, это твоя головная боль” А я с опозданием поняла, что на меня свалили всю ответственность. Чудесно! Но могла ли я поступить иначе?!

Могла. Если бы вовремя поняла, что меня втягивают в игру под названием “Спаси нас, пожалуйста!” Угол выхода из этого порочного треугольника может быть разным, главное — вовремя выйти за его рамки. 

Деловое соглашение. “Да, проблема мне ясна. Я готова ее устранять, только давайте предварительно уясним участок работы каждого”. Этот прием хорошо подходит именно для делового общения. Вместо того чтобы взять на себя ответственность за всех и вся, вы равномерно распределяете ее между членами коллектива. 
Полный игнор. “Я не вмешиваюсь в ваши дела, и вообще, они меня не касаются!” Наверняка Жертва сначала обидится, может быть, даже всплакнет над вашей бессердечностью. Однако, оставленная наедине со своей проблемой, начнет как-то сама шевелиться и устранять кризис. 
Конкретика. “Чем я могу тебе помочь?” Пусть Жертва сама определяется с размером гуманитарной помощи. Сразу же уйдут ненужные эмоции, более того — в данном случае вы не берете на себя ответственность за конечный результат!
Саботаж. “Да, точно, ситуация тяжелая. Вот Юля тоже мне жаловалась... Помнишь Юлю? Такая черненькая, с длинным носом. Ой, я тебе рассказывала, что она вытворяла на корпоративе?” Разговор мягко переходит на обсуждение посторонних предметов, и когда вы, раскланявшись, удаляетесь восвояси, ваша совесть чиста: вы сделали все, чтобы снять напряжение!
Поделись с подружками :