Кризис жанра

Поделись с подружками :
Пока все нормальные люди, накупив свечей, шелковых простыней и прочих романтических артефактов, собирались отметить день влюбленных, я, роняя слезы, садилась в поезд “Киев — Ялта”... Чтобы прийти в себя после очередного краха семейной жизни в гостях у моих лучших друзей и разобраться в том, что же такое семейные кризисы, которые меня преследуют с завидной регулярностью.

Семейные войны

Заходя в вагон, я вспоминала рассказы подруг о случайных, но судьбоносных встречах, меняющих жизнь. На минуту в мыслях даже мелькнула картина. Я — красивая шатенка с незадавшейся личной жизнью, он — брюнет (непременно голубоглазый), оставивший свой алый “мазаратти” где-то между Монте-Карло и Каннами ради встречи со мной. С надеждой откатываю двери и... мечтательная улыбка медленно сползает с губ. Сплошное бабье царство!
Я плюхаюсь на сиденье и ухожу в себя. Есть в слове “кризис” что-то от подросткового периода и стихийного бедствия. В книгах по психологии написано, что семейные кризисы так же неминуемы, как наступление переходного возраста — с его первой неудачной влюбленностью и прожженными дырками на одежде от сигарет. Но у кого-то он проходит почти незаметно, а у кого-то — сплошные жертвы и разрушения. Было бы иллюзией считать, что в новой семье все сложится по-другому. Если соответствующий урок не вынесен и иммунитет не получен, каждый последующий брак будет разрушен теми же катаклизмами.
Говорят, молния никогда не попадает в одно место дважды. Я не согласна. В меня она попала трижды! И каждый раз камнем преткновения был быт, о который разбилось наше утлое семейное суденышко. У многих знакомых потрясения тоже повторялись, причем по определенной схеме. У трех коллег разводы совпали с их повышениями в должности. Две мои приятельницы после “долгой и счастливой жизни” без особых на то причин сменили мужей. (Как по мне, новые были точными копиями предыдущих, и даже внешне выглядели, как клоны...)
— Что с вами? — участливо спрашивает моя попутчица, полная блондинка. В этот момент я, наверное, выгляжу странновато: застывший взгляд, вцепившиеся в блокнот пальцы. “Переживаю семейный кризис”, — без всякого стеснения жалуюсь я. И уже через минуту глаза всех сидящих в купе женщин загораются демоническим блеском.

Характерные разногласия

Сила кризиса — 7 баллов
В конфетно-букетный период я радовалась тому, что наши с первым мужем характеры схожи до мелочей. А поутру (буквально после свадьбы) мы проснулись, и оказалось, что для семейной жизни это вредно: мы оба жаждем завтрак в постель, обоим не нравится готовить, мыть посуду, ходить на рынок за продуктами... Каждый отстаивал свои взгляды на жизнь до победного конца, и вскоре мы оба были открыты для новых отношений.
Моя попытка номер два оказалась возвышенным почитателем буддизма, безразличным ко всему земному. Он имел неистребимую привычку копить за диваном отвертки, гвоздики и прочую “хозчасть” (за полгода мною было добыто около 1000 штук “ископаемых”!). Заполучив одну из самых редких фобий перед этими “мужскими игрушками” и не растеряв оптимизма, я уже возлагала надежды на следующий брак.
Номер три был чудо как хорош, если бы не оказался патологическим скупцом. Его последним суперхитом стал скандал по поводу купленной мною хлебницы, которая давно просилась на место ржавого раритета. “Немедленно верни покупку — или...” Мое твердое “или” было встречено оглушительным грохотом хлопнувшей двери и кусками припорошившей пол штукатурки.

Запись в блокноте. В умных книгах, куда я заглядываю так же регулярно, как послушница в Библию, говорится, что стресс, который испытывают молодожены, привыкая к повадкам друг друга, приравнивается к потере близкого человека. Я не согласна только со словом “приравнивается” — ведь мы несем действительно непоправимую утрату. Теряем романтического героя, а получаем взамен незнакомца с массой своих “тараканов”. Уверенный в себе мужчина оказывается высокомерным наглецом, а мягкий покладистый джентльмен — слабохарактерным лентяем. В этих же книгах говорится, что притирка характеров, или стиль семьи, вырабатывается около года. Но опыт подсказывает, что процесс может значительно затянуться. Ведь на личностные разногласия накладываются еще и бытовые. Подобно лебедю, раку и щуке, молодожены тянут свой воз каждый в привычную сторону — так как мы формируем свою семью по принципу родительской или собственному, только нам известному сценарию. Единственное, что ее объединяет, это страсть и секс. Словом, “кризис первого года” — один из самых разрушительных.
Поэтому необходимо, не отходя от загса, заключить “брачный контракт”. Но не тот, в котором определяется, кому достанется вилла, кому — хижина в деревне. А устная договоренность: где жить, кто будет работать, кому заниматься бытом. Семейные встряски с разрушительными последствиями случаются, если эти пункты заранее не обсуждались или один партнер пошел на поводу у другого (позже эта жертвенность непременно аукнется).

Детская тема

Сила кризиса — 9 баллов
Кризисы моей попутчицы Ольги (той самой участливой блондинки) показались мне настолько хрестоматийными — хоть бери, да сверяй с описанными в учебнике по психологии. После рождения сына ее семейное счастье было безоблачным. Ровно полтора месяца. Потом набежали тучи: муж вздыхал, ностальгируя о полноценном сне, пиве с друзьями и совместных пикниках. Штормить начало, когда внимание Ольги поглотил маленький пищащий человечек. Куда поделись субботние ужины при свечах, безудержный секс, задушевные разговоры? Поначалу муж ревновал, обижался и даже в порыве гнева уходил ночевать к другу. “Подожди немного, малыш подрастет, и тогда...” — обещала Ольга. “Тогда” наступило, когда ребенок пошел в школу. Тогда же Ольга сделала неприятное открытие: “Я будто встретилась с одноклассником, с которым давно не виделась. Вроде человек знакомый, но общих тем для разговора нет. Разве что вспоминать былое...” Они даже хотели тихо разойтись, но ради ребенка решили сохранить видимость семьи. Им пришлось притворяться мужем и женой десять лет, пока сын не вырос и не уехал учиться в другой город. Когда однажды муж собрал вещи и ушел, она даже не сразу заметила, что в квартире кого-то не хватает...

Запись в блокноте. Рождение ребенка — очередное землетрясение в семье. Налаженный с горем пополам быт молодых родителей вновь требует коррекции. Но самый главный сюрприз ожидает мужа: если раньше его возлюбленная принадлежала ему на сто процентов, то теперь в лучшем случае на двадцать. Такое невнимание чревато еще одним мощным кризисом, который случится чуть позже, лет через пять-семь, когда ребенок подрастет. Женщина обращает свой взор на мужа, но время упущено. Гормоны влюбленности давно закончили свое благое дело, а новые — дружбы и нежной привязанности, сменяющие действие химикатов страсти, — не выработались... И наконец, очередной сильный кризис происходит в семьях, которые существуют (слово “живут” в данном случае вряд ли уместно) вместе исключительно во имя детей. Ребенок становится единственным связующим звеном, и его уход из родительского гнезда в самостоятельную жизнь равнозначен потере смысла жизни.
Поэтому идеальное распределение внимания жены между ребенком и мужем должно быть изначально 50 на 50. Но не всегда это удается. Поэтому лучше сразу приучать мужа к мысли, что пока малыш не подрастет, вы будете уделять ему больше времени. И тогда последующие кризисы, связанные с “детскими темами”, если и произойдут, то не будут такими тяжелыми. И непременно скорректируйте свой устный брачный контракт, куда добавятся новые пункты: пересмотр семейного бюджета и — обязательно! — совместный досуг, развлечения, беседы по душам.

По возрастающей

Сила кризиса — 6 баллов
Моя попутчица Лана прожила с мужем восемь лет. У них великолепная квартира, машина, у обоих прекрасная работа, дочь учится в престижной школе. Но однажды Лану покинуло ощущение радости — так бывает, когда сбылось все, о чем мечталось. Внутри поселились пустота и скука. Муж, которого она когда-то любила, стал пресным и неинтересным. И вот тогда на ее горизонте появился Он... Под самыми немыслимыми предлогами она сбегала из дому, чтобы целоваться до потери сознания, гулять, взявшись за руки, ужинать в ресторане при свечах... На Его фоне супруг просто мерк. “Ну разве может кустарный керамический горшок соперничать с дизайнерской вазой из богемского стекла? Действия мужа можно предугадать до мелочей: неизменные гвоздики на Восьмое марта, секс по вторникам и четвергам, миссионерская поза, серая обыденность... — философствовала Лана. — Это был последний шанс на настоящую любовь, но я им пожертвовала. Если бы не дочка, бросила бы своего благоверного, налаженный быт и была бы счастлива”. Сейчас Лане, по ее же словам, приходится влачить жалкое существование. К тому же добавился еще один повод расстраиваться: ее “глиняный горшок” стал подозрительно часто задерживаться на работе...

Запись в блокноте. Я вспомнила свою коллегу, которая, поддавшись аналогичному порыву, ушла к возлюбленному. А сейчас цинично заявляет, что прежний муж лучше новых двух (и я могу подписаться под каждым ее словом!). Но вот о чем я подумала: этот “порыв” возникает не на ровном месте, его провоцирует кризис монотонности: когда все налажено, исчезает острота ощущений. Пресытившись друг другом, супруги ищут связи на стороне, причем женщины в этой охоте добывают больше трофеев. Часто на кризис монотонности накладывается еще один — середины жизни. У женщин он наступает в 35–40 лет — в этом возрасте ими движет страх старости и упущенных возможностей. Но едва утихают страсти у прекрасной половины, как семью ожидает еще одна встряска. На этот раз вулкан просыпается у 40–50-летних мужчин. Моя подруга называет это состояние “мужским климаксом”. Это выглядит трагикомично, когда умудренный опытом и убеленный сединами муж пытается “косить” под молодого повесу.
Поэтому нужно регулярно пополнять запасы дофамина (гормона удовольствия), при нехватке которого ощущается дискомфорт и скука. С этим соглашаются не только физиологи, но и психологи. Чтобы улучшить состояние, нужно испытать нечто, будоражащее воображение. Моя знакомая снова влюбилась в своего супруга, став случайным свидетелем того, как он уладил конфликт между подчиненными. Те же психологи считают “интеллектуальный оргазм” не менее волнующим и столь же важным, как и физиологический. И советуют внести в брачный контракт следующее: чуткость друг к другу, эксперименты в сексе, запрет на повышенный тон в разговоре, беседы на интеллектуальные темы.

В первый год закладывается фундамент семьи: если он не прочен, дом так и не будет построен

С места в карьеру

Сила кризиса — 8 баллов
Мне показалось, что Аля единственная из нас выглядела счастливой. Ее семья действительно пережила серьезное испытание огнем, водой и медными трубами... и выстояла. Десять лет назад ей, стоматологу по профессии, выпал счастливый билет: Аля выиграла в лотерею большую сумму денег и открыла собственную клинику. По иронии судьбы, в это же время ее муж Олег, преподаватель в военном училище, попал под сокращение. Он подрабатывал где только мог: был и таксистом, и слесарем-водопроводчиком, и продавцом на рынке, и даже переводил с немецкого какие-то сельскохозяйственные брошюры. “Разве может муж получать в десятки раз меньше жены?” И буквально выпрыгивал из кожи, пытаясь догнать и перегнать жену. Но чем лучше и прибыльнее шли дела у Али, тем мрачнее он становился. Аля поняла, что еще немного, и она потеряет мужа, и осторожно предложила ему возглавить клинику. Он дважды отказывался, но Аля была мягкой, настойчивой и убедительной в том, что нигде не найдет лучшего директора, и их брак тут ни при чем. Теперь они равноправные партнеры: она лечит, он управляет.

Запись в блокноте. Если кто-то из супругов сорвал джек-пот, придется ему соответствовать. Или жить по новым правилам, которые диктует твоя сверхновая “звезда”, или возвращаться в привычную и комфортную среду, но уже в следующем браке. Третьего не дано. “Вместе и в горе, и в радости”, — слышим мы, порой не подозревая, что эта самая радость может оказаться не меньшим испытанием для семьи. Мой знакомый, сейчас владелец “заводов, газет, пароходов”, в бытность свою автослесарем женился на бухгалтерше. Они были счастливы, пока он не разбогател. Он мечтал, чтобы его жена стала светской львицей, ходила с ним на приемы и блистала в обществе. И делал для этого все возможное. Он ей пачку денег для обновления гардероба, она — в секонд-хэнд, а “лишнее” в кубышку; он с ней поговорить о высоком, а она о консервировании кабачков. Как человек порядочный он не может оставить свою половину. Но старается пореже звать гостей и при любом удобном случае сбегает из дома. Его жена часто мне звонит и жалуется на безразличие своего благоверного, а я все думаю о ее абонементе в фитнес-клуб, который покрывается пылью, и о массе свободного времени, которое она могла бы посвятить изучению этикета, языков, искусству...
Поэтому супруге нужно “подтягиваться” к новому статусу своей половины. И учесть в брачном контракте must have: пойти на курсы танго, иностранных языков, приготовления суши. “Вот это известный господин N, а это его жена, между прочим, мастер икебаны”. Если рывок произошел у жены, соответствующее амплуа придется искать мужу. Это, конечно, сложнее, но ведь наша героиня нашла выход. Иначе может получиться так: “Знакомьтесь, это мегазвезда Z, а это ее муж”.

Антикризис

В китайском языке слово “кризис” состоит из двух иероглифов — первый означает “опасность”, второй — “возможность”. Недаром ни одно семейное потрясение не получило от меня высшей отметки 10 баллов. Из любого лабиринта сложной запутанной ситуации всегда отыщется выход. В качестве навигатора я предлагаю следующие антикризисные ориентиры.

Создавая семью, нужно быть готовой к тому, что ее сотрясут до основания 5–6 землетрясений

Бережное отношение. Скандал — это незаметная трещинка на хрупкой чашке. С каждым эмоциональным всплеском их становится все больше и больше, пока они не оплетут чашку своей паутинкой и она рассыплется. Если на вашей любимой посуде появился скол, но вы не в силах с ней расстаться, как будете с ней обращаться? В три раза аккуратнее. Мораторий на скандалы воспитывает в людях бережное отношение друг к другу.

Три кита семьи. Секс, быт и досуг. Всю жизнь мы мечемся между ними, пытаясь уделить им внимание по очереди. Эти метания напоминают мне суету жильцов квартиры в состоянии вечного ремонта. Только поработали над сексуальной составляющей, образовывается бытовая дырка: “Ты плохая хозяйка”. Едва успели ее залатать, так тут досуг осыпается: “С тобой не о чем и поговорить”. Они спешно его отреставрировали, опять сексуальные ощущения тускнеют, как выцветшие обои: “А давай лучше телевизор посмотрим”. Единственно правильное решение — заниматься нашими китами одновременно, а не по очереди, тогда и в капремонте ваши отношения вряд ли будут нуждаться.

Ваша родословная. Анализ ситуации может стать некой подушкой безопасности, смягчающей разрушительное действие семейных катастроф. Разобраться поможет гениограмма — этот способ, рекомендуемый психологами, заключается в том, чтобы нарисовать семьи своих родственников по материнской и отцовской линии и отметить периоды, когда и почему они конфликтовали или расстались. Опыт предков, отображенный графически, поможет выявить ваше слабое звено и послужит индульгенцией от семейных катастроф.

кризис — проверка на выживание. Если к нему подготовиться, жертв и разрушений не будет

Разговорный жанр. Более 80 процентов семей попадают в эпицентр кризисов только потому, что испытывают сложности в общении. В то время как финансовые нужды сотрясают семью лишь в 40 процентов случаев. Жена ждет от провинившегося мужа, что он прочтет ее мысли и попросит прощения. А муж даже не подозревает, что виноват, и ей приходится переживать в одиночестве, накапливая обиды и усугубляя “течение” кризисов.

С горем пополам. Ничто так не объединяет супругов, как общая проблема, на фоне которой семейные неурядицы кажутся сущими пустяками. В голливудских фильмах-катастрофах часто используют такой прием: семья на грани развода, а тут нашествие инопланетян или случается “Послезавтра”, супруги бросаются в объятья друг другу и живут долго и счастливо. На самом деле, в поисках целительного экстрима ехать к действующему вулкану или в зону повышенной сейсмоактивности не обязательно. Общим горем вполне может стать ситуация “Тетя Ася из Урюпинска приехала”... Муж и жена объединяются в борьбе с ним, составляя график дежурств: в эту субботу выгуливаю тетушку я, а в следующую — ты.

Запись в блокноте
Мы не спали всю ночь, но наутро выглядели свежими и просветленными. Когда тяготившая тебя ситуация озвучена, разложена по полочкам, понята (и внутренне принята), на душе становится легко и радостно.

“Кому до Ялты? Можем подвезти”, — предлагает Аля, наша счастливая подруга, которой единственной из нас удалось удачно преодолеть серьезный семейный кризис. Эту фразу я посчитала добрым для себя знаком. И уже через минуту наши чемоданы были подхвачены Алиным мужем и его другом, симпатичным высоким брюнетом. “Наша машина сломалась, поедем на Сашиной”, — кивает муж в сторону брюнета. Я не верю своим глазам: наш транспорт — алый спортивный, не “мазаратти”, конечно, но “форд”, и не менее эффектный. За секунду в воображении проносятся все мои кризисы и разочарования. Но я гоню тлетворные мысли прочь. Нет уж, четвертый раз молния в меня не попадет.

Поделись с подружками :