Связанные одной страстью

Поделись с подружками :
“Наша с ней основная задача — не застуканными быть на месте: явки, пароли, чужие дачи, и дома надо быть в десять...” Что заставляет так называемую добропорядочную жену и мать бросаться очертя голову в любовный омут?
Мы провожаем Аню в “командировку”: она очень-очень просила, потому что муж уже не верит (и правильно делает) в ее ежемесячные рабочие вояжи. Второй год во Львов мотается — да за это время любой “проект” можно закончить! Ага, мы раньше тоже так считали... А теперь вот едем на вокзал. С папкой прошлогодних бухгалтерских отчетов.

Мы — я и Светка из бухгалтерии — неловко переминаемся с ноги на ногу возле вагона, торжественно вручаем папку с “важными документами” и неестественно деловыми голосами просим “детально обсудить вопрос финансирования”. В воздухе кружат лепестки цветущих вишен. Пахнет весной и надеждой. Анин муж смотрит на нас тяжелым недоверчивым взглядом, бросает на прощание пару слов и уходит, обреченно ссутулившись. Мы облегченно вздыхаем — теперь можно и пообщаться. И заходим в купе — до отправления поезда еще полчаса...

“Ты что, до сих пор с ним так и не поговорила?!” — не выдерживает Светка. У нее восторженно горят глаза: еще бы, такие страсти! Ей, смирной хозяйственной толстушке с полубезработным мужем, дружно болеющими “несадиковскими” близнецами, полуразвалившейся дачей и въедливой, как “Доместос”, свекровью, Анин роман с дизайнером из Львова кажется невероятно волнительным приключением. Она ждет счастливого финала Большой Любви (именно так — буквами большими, как арка Дружбы Народов над Днепром). Я молчу — ясное дело, никто ни с кем не говорил и вряд ли заговорит, — и прикидываю, сколько еще Ане осталось до конечной остановки. Ее Ромео давно и прочно женат, обременен двумя детьми и многотысячным кредитом на квартиру. Словом, классический пример того, что в народе именуется “пустым номером” — длительная, изматывающая любовная связь, затягивающая всех ее участников в мертвый узел.

А между тем у Ани-Джульетты лихорадочно горят глаза. Она похудела и впервые за последние лет пять начала снова пользоваться подводкой. Слегка дрожащими руками она суетливо раскладывает вещи, бросает на стол электронную книгу... “И казалось, что еще немного — и решение будет найдено, и тогда начнется новая, прекрасная жизнь; и обоим было ясно, что до конца еще далеко-далеко и что самое сложное и трудное только начинается...” Она перехватывает мой взгляд: “Вот-вот, мы еще увидим небо в алмазах...” Я неуверенно улыбаюсь, Светка шумно вздыхает, не отрывая от нее восторженного взгляда... И все трое мы никак не можем понять: как так вышло? Что происходит с Аней — мамой очаровательной девчушки, женой спокойного хозяйственного мужчины, отличным специалистом и, в общем-то, очень порядочной женщиной?

Любовная геометрия

Ну хорошо, случайную измену еще можно оправдать пресловутым “бес попутал”. В конце концов, индустриализация, эмансипация, контрацепция... Но что связывает мужчину и женщину на месяцы, а иногда и годы? Что заставляет их врать близким, выдумывать поводы для встреч, изворачиваться, заметать следы, прятать улики и отпираться на семейных “допросах”, не решаясь на радикальный выход из ситуации?

Начнем с определений. Спросите сотню женщин: “Что такое “любовный треугольник”?” и 90 процентов без запинки ответят: “Это — он, она и любовница!” (или “он, она и жена!” — в зависимости от того, чья горькая судьбина больше трогает отвечающую). Деликатно подсказанный вариант “он, она и любовник” сразу наталкивает опрашиваемых на мысль о... нетрадиционной сексуальной ориентации пары. Почему? Потому что, как ни парадоксально, любой треугольник существует исключительно в социальном контексте. А наш социум изначально прощает (и даже некоторым образом поощряет) именно такой, евклидов, состав этой любовной фигуры. Общество воспринимает измену на уровне “мужчина может” и “женщина должна”. Поэтому союз “муж — жена — любовница” может существовать долго и даже перейти в некое подобие семьи (где жена с любовницей познакомятся и начнут поддерживать весьма драматичные, но вполне понимаемые окружающими отношения). Связующим звеном станет, как и положено, он — и только ему обе страдалицы вручат свою судьбу: с кем он останется, а от кого уйдет.

“Ситуация “муж — жена — любовник жены” куда менее стабильная, — утверждает психолог Николай Нарицын. — Хрупкое равновесие может существовать лишь в условиях полной общественной тайны. Другими словами, пока не узнает окружение семьи. Иногда обманутый муж годами закрывает глаза на происходящее, но стоит ситуации выйти наружу... Восстановление семейного статус-кво иногда заканчивается криминалом. По гендерным понятиям нашего общества мужчина должен защищать свое — семью, женщину и... право на эту женщину. Между тем не относись муж к жене, как к собственности, ей, может быть, и любовник бы не понадобился”.

Для нашего общества такое поведение женщины — жены и матери — непонятно и неприемлемо. Как геометрия Лобачевского. Как только окружение узнает о таком треугольнике, на мужа начинают оказывать прессинг. Его жалеют, над ним смеются, ему дают советы. Жену же откровенно осуждают: как же, нарушила незыблемость семейных отношений. Мало того, именно женщину обвиняют и в том, что она уводит своего любовника из его семьи (если он женат) или морочит ему голову (если он свободен). Но при этом никто не задумывается, отчего такая ситуация возникла?

Дамы без собачек

О мужской измене и романах написано множество книг. О женских — так, мелочь пустая и какая-то стыдливая. К чему любовник замужней женщине? Зачем ставить под удар с таким трудом свитое и тщательно обустроенное семейное гнездо?

Знаете, многие женщины не могут ответить на этот вопрос.

...На вокзал мы собирались впопыхах. Дружный рабочий коллектив (кстати, вы замечали, что о вашей личной жизни окружающие отлично осведомлены еще до того, как она станет ясна вам самим?) сочувственно следил за сборами. “Нет, ну я, правда, не пойму — чего Аньке не хватало?! — первой не выдерживает Марина. — Другая на такого мужа молилась бы. А она семью под угрозу ставит...” — “Да ну, “под угрозу”! Хороший левак укрепляет брак!” — фыркает Павел Сергеевич (двенадцать лет семейной срочной службы) и снова углубляется в маркетинговые сводки. “Паша, не говорите ерунды. Мужской левак, может, и укрепляет, а женский — точно разрушает”, — веско роняет Нина (третий год во втором браке, от первого мужа ушла). “А в чем разница?! — взвилась Ксюша-феминистка. — Что это за двойные стандарты?! Вон политик один известный в интервью так прямо и сказал: всем, мол, старая жена хороша была, но ему “захотелось свежего воздуха”. А ей что, не может захотеться?!” — “Какой “свежий воздух”? — морщится Марина. — Любовник — это вторая ошибка замужней женщины...” — “Вторая? А какая первая?” — Светкина наивность тонет в дружном хохоте.

“Да все просто. Все объясняется биохимией, — выныривает из-за монитора Андрюха. — Влюбленность — это как наркотик: кто попробовал, уже не спрыгнет. В состоянии влюбленности в организме сначала вырабатывается фенилэтиленамил — он снижает критичность восприятия. Потом — бац! — добавляется амфетамин — он дает эйфорию. И, наконец, адреналин — из-за него можно горы свернуть для любимой....” Пораженные, мы замираем в почтительном молчании: Андрюхе можно верить, он — кандидат математических наук. “Фенил.. Этил... Андрей, ты — идиот, да? — срывается Таня. Обычно она камнем молчит во время наших разговоров “о своем, о женском”. — Любовь — это просто... Это когда чувствуешь, что ты — живая. Еще живая. Когда бабочки в животе... А не гусеницы...”

Все сказанное — чистая правда. И о биохимии, и о бабочках в животе, и об ошибке... Очень часто нам кажется, что любовник — это как амнистия для тех, кто приговорен к пожизненному браку. На самом деле часто это лишь прогулка заключенных. Как и когда женщина замысливает побег?

Социологи установили: молодые жены (26–30 лет) изменяют чаще,
чем молодые мужья

Большой секрет для маленькой компании

Будем откровенны: сексуальная революция, благополучно затихшая на Западе, до нас так и не дошла. Ну нет у нас традиции одноразового секса, нет. Чтобы там ни писали продвинутые журналистки и о чем бы ни надрывались модные психогуру на провокационных ток-шоу. Стоит отъехать на сто километров от любого города-миллионника и вам это станет абсолютно ясно. Женские романы на стороне вызревают медленно, подспудно, мучительно. И при всей их кажущейся непредсказуемости они всегда оправданы.

Группа риска № 1: ранний брак. Как любят шутить психологи, все браки заключаются либо по любви, либо по расчету, либо по молодости. Познакомились в садике, поцеловались в школе, переспали на каникулах, поженились после выпускного, прожили семь лет, родили двух детей и... Жизнь как-то незаметно начинает закольцовываться. И вот тут-то выросшую из садиковской влюбленности семью (и мужа, и жену) настигает мысль: неужели это — ВСЕ?! А может, есть жизнь и за стенами их супружеской спальни? Если просто пофлиртовать? Чуть-чуть? И еще чуть-чуть... И еще... Как уверяют психологи, половине “чуть-чуть попробовавших” открывается простая истина: со свадьбой после выпускного они явно поспешили. Но потом гормональное безумие затихает, и большинство возвращается в лоно семьи. Если, конечно, есть куда возвращаться.

Группа риска № 2: неравный брак. Он может быть изначально неравным — так сказать, союз умницы Мальвины и шалопая Буратино. Или превратиться в такой из-за того, что кто-то из супругов развился и вырос, а второй так и остался в состоянии “три класса, два коридора”. Эта ситуация особенно мучительна для женщины: в силу все тех же гендерных стереотипов мужчине не зазорно прожить всю жизнь с “прелесть какой дурочкой”, периодически или постоянно ей изменяя. Женщине же стыдно сознавать, что выбранный ею партнер (не только ее супруг, но и отец ее детей) не дотягивает до идеала и даже до ее собственного уровня. И она начинает искать родственную душу. Как правило, измена в этом случае начинается не с секса (иногда на секс она соглашается из желания удержать любимого), а с долгих, волнующих разговоров, обсуждения книг, фильмов, политики, экономики — словом, всего на свете, кроме футбола и покупки зимней резины.

45%
мужчин, узнавших об измене жены перенесли инфаркт.
Группа риска № 3: асексуальный брак. В последнее время принято дружно ругать браки, заключенные в пылу страсти, и хвалить семьи, созданные в зрелом и взвешенном размышлении. Такие союзы напоминают хорошо отлаженный механизм функционирования инофирмы: командный дух, белая зарплата, соцгарантии, работа на перспективу... Но рано или поздно физиология берет свое — и никакими корпоративами ее не задавить. Нет-нет, что вы, семью мы рушить не собираемся (только год назад вторую машину приобрели, летом отправимся на две недели в Испанию, а Машенька делает поразительные в ее возрасте успехи в конном спорте!), но... Однажды вкусив запретного, женщина понимает: она от этого не откажется. Ни за Испанию, ни за конный спорт дочери. А привыкнув выигрывать, она и тут не собирается отступать — и отношения на стороне переходят в хроническую стадию...

Группа риска № 4: долговой брак. “Ведь бывает же так, королева, что может надоесть муж?” — спрашивал великий искуситель в “Мастере и Маргарите”. Еще как бывает! Вот вроде все хорошо складывалось (или не очень, но так уж получилось), ан нет... По зрелом размышлении женщина понимает: ошибочка вышла. Только как объяснить это плоду этой самой ошибки? И держится семья на чувстве долга: не каждому легко нарушить “пацанское” слово, особенно если дано оно детям. Те, кто вырос в неполных семьях, часто готовы поддерживать видимость семейной полноты любой ценой. Им проще годами врать себе и всем окружающим, чем нарушить хрупкий мир детской души. Они напоминают заключенных: долгожданное освобождение для них наступает, когда дети вылетают из семейного гнезда.

Как долго может тянуться любовная связь? Все костры когда-то догорают. Потухнет и этот. Бабочки устают порхать и тихо складывают крылышки. Берет свое все та же биохимия: веселая тройка фенилэтиленамин-амфетамин-адреналин, будоражащая нам кровь, постепенно уступает место ласково-убаюкивающим эндорфинам, которые дают ощущение покоя и “одомашненности” рядом с любимым человеком. И в душе возникает опасное чувство дежавю — как, и ради этого привычного, спокойного состояния были все сумасшедшие авантюры?!

Чем сердце успокоится

Так стоит ли опасная игра сожженных семейных свеч? Мнения психологов на этот счет расходятся. Кто-то не считает предосудительным разрешить женщине попробовать запретный плод: дескать, иначе от хронического недовольства и раздражения ее брак может разрушиться и ей будет обидно вдвойне. Другие убеждены, что женщине можно и нужно искать источник вдохновения только внутри брака, и советуют перепробовать весь арсенал любовных игр (и не единожды). Но в одном специалисты сходятся: женская измена, в отличие от мужской, — верный сигнал того, что здоровье семьи пошатнулось. Неожиданная для самой и всех домочадцев ласковость, уступчивость и отличное настроение изменяющей женщины — лишь временный эпатаж, затишье перед штормом. Природа измен у мужчин и женщин прямо противоположная. Мужчина изменяет с другой, женщина — с лучшим. Мужчине просто нужно разнообразие и впечатления, а женская измена — это сигнал того, что муж в ее глазах перестал быть Победителем с большой буквы. Женщины изменяют реже, но уходят из семьи чаще, и вернуть их, как правило, сложнее. Это тот шаг, который можно назвать необратимым.

...Вдали в сизых весенних сумерках тают огни поезда. Мы вливаемся в людской поток, плывущий к метро. “Как там было: “Еще немного — и решение будет найдено, и тогда начнется новая, прекрасная жизнь...” И еще что-то про небо в алмазах, — Светка все не может успокоиться. — Как здорово сказано... Это какой-то новый автор. Да? Хороший...” — “Хороший-хороший, — бормочу я, огибая двух среднего пола и возраста дачников с граблями и саженцами. — Чехов его фамилия...”

Над городом кружится вишневый розовый “снег”. Смеркается, но по-прежнему пахнет весной и надеждой. Во всяком случае, мне хочется в это верить.

Что такое “нормальная семья”

Вопреки расхожему “Это все знают!” знаменитый социолог Элвин Тоффлер серьезно размышляет над этим понятием. Он считает, что для аграрного общества была характерна многодетная семья: для сельхозработ бесплатные рабочие руки — самое оно!

Переход к индустриальному обществу ознаменовало появление “нуклеарной” семьи: папа, мама и два-три ребенка. Уровень жизни вырос, и люди захотели получать от семьи просто радость. Многие социологи воспринимали это как... утрату семейных ценностей!

В постиндустриальном обществе резко возрастает экономическая независимость женщины, а институт брака теряет монополию на секс. Это позволило массово появиться семьям “третьей волны” — неполным, а также “динамичным” (когда многие уже рассматривают смену супруга как должное — по типу того, что нельзя всю жизнь работать на одной фирме).

“Можно предположить, что семья будущего будет состоять из нескольких единомышленников любого пола, объединенных лишь общими интересами и совместно воспитывающих детей, возможно, с привлечением профессионального воспитателя: семья из 4–5 взрослых вполне себе это позволит”, — философствует Элвин Тоффлер. Фантастика? Что ж, когда-то свингерство, гомосексуальные браки и суррогатное материнство тоже казались досужим вымыслом...

Минздрав предупреждает.

МИНЗДРАВ ОЧЕНЬ ПРЕДУПРЕЖДАЕТ!

То, что вы прочтете дальше, способно изменить вашу жизнь. Поэтому тщательно взвесьте, стоит ли воплощать прочитанное.

Желаете “бабочек в животе”?

Отлично, но... Давайте все-таки определим, где именно хочется этих “бабочек”? Если в животе, то, может, стоит их туда запустить с помощью подручных средств из секс-шопа, нового белья, романтического уик-энда со старым, хорошо известным и местами даже все еще любимым мужем? Потому что эти самые бабочки довольно быстро улетают...

Хочется вот этого конкретного голубоглазого брюнета, который сидит на втором этаже в отделе продаж? И пусть его поскорее упакуют и перевяжут ленточкой?

Отлично, но... Может быть, его имеет смысл заменить? Нет, не кареглазым блондином, а просто новыми туфлями, сумочкой или даже шубкой? Проведенный в США опрос “Что бы вы предпочли: удачную покупку одежды или потрясающий секс?” дал такие результаты: 46 процентов опрошенных женщин выбрали покупку, а секс — 41 (для сравнения: 14 процентов мужчин-респондентов предпочли покупку, а секс — 76). По крайней мере, начать лучше с туфлей.

“Он сам нарвался!”

Да, он виноват, он первый изменил... Вы в ярости, вам невыносимо больно, вы хотите наказать, отомстить и заодно найти утешение в чужих объятиях.

Отлично, но... Это будет “шаг отчаяния” — месть еще никого не делала счастливым



Надоел мужнин храп, перманентный борщ и жизнь до горизонта дачного огорода? Захотелось стихов, цветов, поцелуев в щечку и чтобы родиться заново?

Отлично, но... Почему нужно разрушать до основания все здесь, в этой реальности? К вашим услугам — бескрайние просторы Интернета. Там легко найти родственную душу на любой вкус — от приверженцев художественного мыловарения до союза куртуазных маньеристов. А например, в Warcraft можно превратиться в эльфийскую принцессу, выйти замуж за могущественного колдуна и спасти мир (хотя бы тот, виртуальный). Боитесь, что муж обидится? Не бойтесь! Если он такой, каким сейчас вам кажется, он это слово даже не выговорит, а если нет, то... Может, вы ошибаетесь в своей горькой оценке и стоит присмотреться к нему внимательнее?




Продолжительные любовные романы имеют место у 74–76 процентов мужей и 24–26 процентов жен, причем у первых они случаются 5–6 раз в жизни, а у вторых — лишь 1–3.

Вы сейчас читаете всю эту “чушь”, презрительно морщитесь и собираетесь отложить бесполезное чтиво в сторону — ведь вы уже все решили, вы имеете право на счастье и готовы сделать решительный шаг.

Отлично, но... Последний совет: отправьтесь в Google и прочитайте все, что найдете, о философском течении под названием “солипсизм”. И не вскидывайте удивленно брови — оно вам очень пригодится в дальнейшем. Потому что его основной постулат: “Неназванного не существует”. Особо продвинутые его адепты даже утверждают, что сирень пахнет только тогда, когда в комнате кто-то есть. Не называйте вслух то, что вы собираетесь сделать, или то, что уже сделали, — и вашему близкому человеку не станет больно. А с собственной совестью договаривайтесь тет-а-тет — это, так сказать, издержки вашего счастья.

Вы все прочли и... Пытаетесь сдержать непонятно отчего набежавшие слезы? Что ж, утешить нечем... По большому счету нам много не надо. Мы можем жить без квартиры, работы, семьи, детей, денег... Единственное, без чего человек не может жить, это без эмоций. Причем их полярность — плюс или минус — роли не играет: боль, как и наслаждение, тоже дает нам возможность ощутить себя живыми.





















Поделись с подружками :