Никто его не ест...

Поделись с подружками :
— Здесь очень вкусные тигровые креветки, — сказал Паша. — Обязательно возьми. А еще рекомендую кокосовый суп и ассорти из европейских сыров с медом, орехами и фруктами...
Я была ужасно голодной, поэтому согласилась попробовать все. Себе же Паша заказал тыквенный суп и небольшую порцию овощей гриль. Креветки действительно оказались очень вкусными, суп неподражаемым, сыры волшебными. А потом официант принес счет.

— Что тут с меня? — по-деловому поинтересовался мой кавалер. — Суп плюс овощи, это будет...
Хорошо, что в тот день я получила стипендию. Хватило тютелька в тютельку. Так дорого за еду мне не приходилось платить еще ни разу...
— Ну, ты довольна? — барским тоном поинтересовался Паша, когда мы вышли из ресторана.
Я была слишком юна и скромна, чтобы вслух произнести то, что думала.
— Завтра встретимся? — спросил он.
— Завтра не могу, буду готовиться к экзаменам, — быстро соврала я. — И послезавтра тоже.
Больше мы не виделись. Вечером того же дня я долго, настойчиво и убедительно просила Господа не посылать мне в потенциальные мужья жлобов и скупердяев, а сразу отправить приличного человека. Помогло. А вот Женька — моя одноклассница — хотела богатого. Без подробностей и уточнений. И тоже сбылось. Ее муж Герман очень богат. Он фабрикант. Первый месяц после свадьбы подруге страшно нравилось произносить это слово. “Мой фабрикант считает...” или “У моего фабриканта тридцать три галстука”. Но скоро слово плавно заменилось другим. “Я бы поехала с вами в Карпаты, если бы не мой жмот...” А через год Женька так вообще взвыла и стала подумывать о разводе. Потому что за это время ей ни разу не удалось воспользоваться благами обеспеченной жизни. Ни разу! Наоборот, после каждого похода в магазин Герман устраивал ей проверку. Не только требовал финансового отчета, но и лично инспектировал покупки.
— И вот эта колбаса стоит полтинник? Не может быть!
— Ты же видел чек...
— Да, видел. Это не чек, а беспорядочный набор цифр. Зачем ты набрала столько апельсинов?
— На них была большая скидка.
— Ладно. А где еще один йогурт? В чеке их указано четыре.
— Я съела...
— Когда ты только успеваешь? Мы же еще не обедали...

Герману очень нравилось цитировать Бенджамина Франклина: “Будьте осторожны с мелкими расходами: самая небольшая течь может потопить большой корабль”. При этом на себе он не экономил, носил исключительно трендовые костюмы, рубашки и обувь, стригся у модного стилиста и пользовался дорогими парфюмами. На все претензии жены отвечал коротко: “Работа обязывает”. Женька же была домохозяйкой, а значит, могла и в халатике походить. Пока она размышляла о несправедливости бытия, обнаружила, что беременна, и мысль о разводе отпала сама собой. Но вот однажды подруга случайно увидела мужа с женщиной. Они сидели в кафе и беседовали. Женька почти час простояла под окнами, наблюдая за парочкой. А потом стала свидетелем невероятной картины — официант принес счет и Герман оплатил его сам (!). Последнее потрясло ее больше, чем возможная измена, которую подруга исключала сразу. Чтобы этот жмот содержал любовницу? Нонсенс!

“Скорее всего — партнерша по бизнесу, а посиделки в кафе — деловые переговоры”, — уже решила она, как Герман вдруг принялся целовать незнакомке пальцы. Женька, конечно же, возмутилась, потребовала от неверного супруга объяснений и услышала нелепейший аргумент. Оказалось, что любовница попадала в список того, к чему обязывала его работа.

Мужская жадность на самом деле избирательна. Это факт, подтвержденный множеством случаев. Например, мужчина может жить в “хлеву”, но иметь безумно дорогой автомобиль. Питаться сухариками, но одеваться с иголочки. Экономить на жене, а для друзей быть рубахой-парнем. Все дело в приоритетах. Вопрос в другом — откуда берутся эти самые приоритеты? Как возникает это отвратительное качество? И можно ли перевоспитать жадину?

По статистике, каждый третий прижимистый экземпляр — точная копия кого-нибудь из родственников. Я была знакома с парнем, который регулярно пересчитывал сосиски в холодильнике. Он подозревал, что сосед по комнате в общежитии их подъедает по ночам. А как-то мы ехали вместе в такси. Сумма за проезд оказалась нечетной — тридцать одна гривня. Я отдала ему пятнадцать. На следующий день парень подошел ко мне и заговорил о чем-то отвлеченном, не то о кино, не то о музыке, а потом вдруг: “Кстати, ты мне должна пятьдесят копеек!” Сначала я растерялась — какие пятьдесят копеек и почему это они кстати? А он: “Ну, за такси, помнишь? Тридцать один пополам — это пятнадцать пятьдесят” И, заметив мой потрясенный взгляд, стал оправдываться, мол, решил заняться собственным воспитанием — ввести режим строго финансового учета. “А то в последнее время я стал таким транжирой...” Потом я познакомилась с его сестрой. Милейшее создание. Она-то и рассказала мне о главном “проклятии рода” — их прадедушке, который вынимал из коробки спички и выдавал семье по три штуки в день, а также носил один пиджак сорок два года, заставляя жену латать дыры на локтях. Когда прадед отошел в мир иной, родственники насчитали на каждом рукаве по тринадцать заплат (!). Правнук никогда не видел прадеда, но на генетическом уровне унаследовал его черты.
Что же касается жадности приобретенной, то ее истоки надо искать в родительском воспитании. Помню, в детстве мы с друзьями очень не любили мальчика Мишу. Он ничего нам не сделал плохого, просто однажды выкатил во двор новенький сверкающий велосипед. Конечно же, самый старший из ребят — рыжий Леха — решил прокатиться первым. Но Миша вцепился в руль мертвой хваткой и закричал:
— Отойди! Не дам!
— “Жадина-говядина, соленый огурец. На улице валяется, никто его не ест”, — обстоятельным тоном сообщил Леха, и это стало сигналом для остальных: Миша — жмот и дружить с ним не нужно. Позже, узнав ближе его маму, я поняла, что мальчик был не виноват. Это она строго-настрого запрещала ему делиться едой и игрушками с дворовыми ребятами. И добилась своего: из Миши вырос невероятно скупой мужчина. Он живет все в том же доме (родители оставили ему квартиру), до сих пор не женат, друзей не имеет. А недавно мне рассказали, что Миша вполне серьезно искал для своей новенькой машины охранную систему, которая бы поражала приблизившихся к ней электрическим током. Кто-то регулярно пишет на ее капоте два слова — “жадина-говядина”...

Некоторые скупцы до женитьбы успешно маскируют свою жадность под бережливость или практичность, что для семьи — только плюс. Не обольщайтесь. Если у вас возникли какие-то сомнения, разберитесь с его качествами “на берегу”.

Совет
Обсудите с любимым главные принципы семейной жизни. Поделитесь своими мыслями и внимательно выслушайте его.
1. Будет ли в браке ваш кошелек “общим”, а если нет, то как станут распределяться средства на продукты, покупку одежды, предметов быта, развлечения?
2. Кто в семье должен отвечать за использавание финансов и планирование расходов?
3. Как распределятся средства, если один будет зарабатывать на порядок меньше другого?

Конечно, не стоит устраивать официальный допрос, который способен испугать любого мужчину. Можно просто пофантазировать “на тему”, обсудив чей-то конкретный пример из жизни. Этих трех вопросов вполне достаточно, чтобы составить представление о том, практичен ли ваш избранник, бережлив или банально скуп. Жадина обязательно выдаст себя каким-нибудь недвусмысленным комментарием либо поступком.

Моя подруга Лера как-то встречалась с симпатичным молодым человеком. На вид — типичный положительный герой, из тех, у кого почти нет недостатков. Но вот в День святого Валентина друзья подарили им бесплатные билеты в клуб на праздничную вечеринку. Там подруга и ее бойфренд пили, танцевали и бегали вокруг стульев, за что получили приз — красивую баночку с солью для ванны. Пришло время собираться домой, как вдруг молодой человек протягивает Лере пластиковый стаканчик с чем-то голубеньким внутри и говорит: “Я тут тебе половинку отсыпал”. Она: “Половинку чего?” Он: “Ну как чего? Морской соли, которую мы вместе выиграли”.

Помните: между бережливостью и жадностью — тонкая грань, которую легко разрушают большие деньги

Большинство жадин не видят в своей скупости ничего дурного. Недавно коллега рассказала мне, как ее новый ухажер покупал букет. Увидев цветочный ряд, он подмигнул ей, мол, сейчас будет сюрприз, и шагнул к бабулькам. А дальше коллега стояла и, сгорая от стыда, слушала примерно такой диалог:
— Сколько стоят вот эти розы?
— Двадцать пять — штучка.
— Ого! Откуда вы такие цены только берете? Ну ладно, а эти?
— Эти — тридцать.
— Чего-чего?! С ума сошли что ли? А гвоздики сколько?
— Гвоздики по десять.
— Штучка или букет?
— Штучка, милый, штучка...
— Грабеж, бабушка... Налоговой на вас нету. Ну, а это что такое?
— Это столетник. Пятнадцать гривень за букетик. Он сухой, может год простоять без воды...
— Правда? Ладно, давайте... за тринадцать, — и коллеге: — Слышала, он у тебя год стоять будет!
Кавалер второй моей знакомой пошел дальше — устроил громкие чтения меню в ресторане. Прямо как у Ильфа и Петрова в “Двенадцати стульях”, помните? Когда Киса Воробьянинов пригласил на обед девушку Лизу:
“Однако, телячьи котлеты — двадцать пять, филе — два двадцать пять, водка — пять рублей...
...Работник нарпита посмотрел на беззащитную Лизу прозрачными глазами.
— Водку чем будете закусывать? Икры свежей? Семги? Расстегайчиков?
В Ипполите Матвеевиче продолжал бушевать делопроизводитель загса.
— Не надо, — с неприятной грубостью сказал он. — Почем у вас огурцы соленые? Хорошо, дайте два”.
77%
женщин считают жадность одним
из главных мужских пороков.
Моя знакомая сидела, вжавшись в кресло, и молилась, чтобы никого из друзей не оказалось рядом. Закончив громкие и возмутительные комментарии, кавалер барским щелчком пальцев подозвал официанта и сказал хорошо поставленным голосом:
— Два чая, пожалуйста!
И уж совсем грустная история произошла с моей соседкой Валей. Она познакомилась в Интернете с парнем своей мечты. Он писал ей стихи и посылал красивые фотографии с трогательными комментариями. А потом предложил встретиться в реале. Валя собиралась почти сутки. Перемерила весь гардероб, потратила ползарплаты на новые туфли, маникюр, макияж и прическу. При встрече молодой человек оказался еще привлекательнее, чем на фото. Они обменялись комплиментами и пошли гулять по парку. После двух часов хождения тенистыми аллеями Валя почувствовала, что растерла ногу новыми туфлями.

— Может, где-нибудь присядем, — предложила она.
— Давай, — согласился он, опускаясь на скамейку.
— Я имею в виду кафе, — уточнила она.
Ухажер заметно помрачнел, и стало ясно, что кафе не входит в его планы.
— Я угощаю, — сказала Валя, решив сделать ему приятное.

И действительно ему было приятно. Жених оживился и вспомнил об одном из самых дорогих кафе на набережной. А после плотного обеда за Валин счет начал рассуждать о невероятной коварности женского пола. Мол, вот ты — правильная девушка. А другие только и хотят сесть на шею. Чтобы ты им уже на первом свидании подарки дарил, вином угощал... А откуда я знаю, получится у нас что-нибудь или нет? Если нет, то зачем тратиться?

Это, пожалуй, самый жесткий вариант скупости, граничащий с откровенным жлобством, и вряд ли приличная девушка станет терпеть подобное отношение. Хотя часто мы сами воспитываем в любимых не лучшие черты, когда торопимся вынуть кошелек и заплатить за себя первой. Или ругаем их за дорогие подарки и большие траты в ресторанах. Так постепенно мужчина начинает привыкать, что его даме сердца вполне достаточно шаурмы из ларька за углом и трех вялых гвоздичек... Вывод прост: хотите королевского отношения — ведите себя как королева.

Остается последний вопрос: можно ли перевоспитать жадину? Лично мне известен лишь один способ, подсказанный историей двоюродной сестры. Когда она собралась выходить замуж за Борю, родственники маршировали вокруг нее колоннами с транспарантами: “Тоня, одумайся!” О скупости Бориса ходили легенды. Даже его родная мама сокрушалась о том, как сильно не повезет будущей невестке. Лишь одна Тоня удивлялась этому ажиотажу и говорила:
— Да вы совсем его не знаете! Боря — очень щедрый и отзывчивый мужчина.

После свадьбы его отношение к окружающим ничуть не изменилось — он по-прежнему считал каждую копейку и никому не давал взаймы. Единственным человеком, ради которого легендарный скупец превращался в легкомысленного транжиру, была Тоня. На этот счет у меня есть простое объяснение и, пожалуй, единственный рецепт от жадности — большая любовь.

Поделись с подружками :