Попытка номер 2 - почему мужчины не спешат жениться?

Поделись с подружками :
Я был женат. Давно. Можно сказать, в ранней юности. А это почти что в другой жизни. С тех пор у меня возникала масса возможностей для второй попытки, но я так и не воспользовался ею. Почему? А вот послушайте...
О браке в браке
Вокруг меня, как нарочно, разводились друзья. Не то чтобы это было принято, просто так исторически сложилось. Некоторые из нас страдали, но чаще разрыв расценивался, как освобождение. Попытка жениться во второй раз обсуждалась коллегиально, и результат чаще всего оказывался не в пользу брака. Я сам порывался жениться, но стоило мне сделать первый шаг — тут же становился свидетелем очередной семейной драмы. Та, о которой пойдет речь, ничем не отличалась от предыдущих. В первой своей части.
Все началось традиционно: наш друг Кирилл решил развестись. Мы его поняли и единодушно поддержали: так жить нельзя. Ленка, она же “рыба-пила”, превратила большого красивого мужика в худого бледного типа. Она всегда и всем была недовольна. Ей постоянно чего-нибудь не хватало. Особенно денег. “Ты же нищий! — кричала она. — Вон посмотри на Борю Козина (соседа). Все в дом! Все в дом! Машину новую купил, ремонт сделал, жену в меха и бриллианты разодел...” Потом по сценарию шли слезы, страшные проклятия и бурное примирение в виде ночи любви. Но нервы — не железные канаты. С каждым днем Кириллу все больше хотелось покоя и все меньше секса. Нет, последнее ему нравилось и даже очень, но в чистом виде, без всяких боевых действий.
— Все, решено окончательно — развожусь, — сообщил он нам тогда.
— Наконец-то! — радостным хором ответили мы.
И устроили шумный праздник. Гуляли по-взрослому — с охотой, фейерверками, преферансом и группой юных танцовщиц — студенток хореографического отделения института культуры. Сколько было радости! Настоящей, чистой, неподдельной радости за друга, который нашел в себе силы освободиться от этой зубодробительной машины Ленки. Каждые полчаса Кирилл брал в руку литровую кружку с пивом и, сверкая очками, склонял всех к групповой торжественной клятве. Звучала она примерно так:
— Если я когда-нибудь захочу жениться еще раз — убейте меня!
— Не вопрос! — отвечали мы.
— Поклянитесь! — требовал друг.
И мы клялись. Кричали в ночь: “Свободу Кириллу Савичеву!” В общем, было весело. Но не прошло и года, как друг потряс нас очередной новостью. Открываю почтовый ящик, а там приглашение на свадьбу. “Дорогой Сева! Кирилл и Лариса с радостью сообщают, что тридцатого числа сего месяца...” и далее по тексту.
— Послушай, — говорю, — а как же твоя клятва, помнишь?
Мы сидим в парке на скамейке. По аллеям прогуливаются молодые мамаши с колясками. Кирилл исподтишка поглядывает на них и вздыхает.
— То есть ты хочешь сказать... — догадываюсь я, — что станешь папой?
— Вроде того, — неопределенно соглашается друг.
— И поэтому...
— Да нет, что ты! — перебивает меня он. — Лариску я люблю. По настоящему. Она очень хорошая. И потом, отцовство меня не пугает, у Лариски ведь есть сын...
Я мысленно сочувствую другу, а вслух говорю:
— Ты молодец.
— Но дело даже не в этом, — морщится он и, понизив голос, продолжает:  — Хочешь, я открою тебе страшную тайну? Сева, старик, ты не поверишь, но брак — это навсегда. Раз попал в него, тянет снова. Все, кто когда-нибудь был женат, рано или поздно, но обязательно женятся снова. Такая зависимость, как наркотик. Я когда с Ленкой развелся, уже через месяц был не в своей тарелке. И вроде бы никто не пилит тебя, живи и радуйся. А приходишь домой и чувствуешь — чего-то не хватает...
— Скандалов?
— Ну что ты, — с укоризной смотрит на меня друг. — Лариска совсем другая. Она — полная противоположность Ленке...
Потом была свадьба. Мы громко кричали: “Горько!” Примерно так же, как когда-то: “Свободу Кириллу Савичеву!” Наш друг краснел, как неопытный молодожен, и целовался, прикрываясь Ларискиной фатой. На этом хотелось бы и закончить словами: “С тех пор они жили долго и счастливо и умерли в один день”. Но, увы. Все оказалось совсем не просто.

Лишь одна треть всех разведенных мужчин вступает в брак в первые годы после разрыва. Большинство “думает” от пяти и более лет

О шипах без роз
Звоню через неделю:
— Кирюха, привет!
— Положи молоток! — раздается вопль друга на том конце.
— Ты к нам в семь приедешь? — не сдаюсь я. — Будет Саня, Лешка, Антон...
— Положи, я сказал!
— Ладно, перезвоню...
— Подожди, не клади трубку!
Это уже мне. Затем мелкий топот детских ног, громыхание Кирилловых ножищ 45-го размера, три шлепка, душераздирающее: “А-а-а-а-а-а-а!” и зловещий рев друга: “Говорил же, уронишь себе не ногу, балбес!” Через минуту в трубку:
— Сева, ты еще здесь? Нет, я не приду сегодня. Завтра? Не знаю. Прости, старик, увидимся в другой раз. Ребятам привет.
Так мы его потеряли. Нет, наш друг периодически возникал то там, то здесь, скоренько сообщал какие-то новости и бежал куда-то сломя голову. Из обрывков полученной информации складывалась не очень оптимистичная картина: Ларискин сын Кирилла совершенно не слушал. При этом Лариска с упорством заставляла своего шестилетнего оболтуса называть нового мужа папой. На что тот отвечал звонким, как милицейская серена, ревом.
— Все делает назло, понимаешь?! — сокрушался друг. — Ко мне обращается не иначе, как “эй, ты”. А у Лары токсикоз, ее раздражает любая мелочь. А еще теща... “Валерик никогда не наказывал сына!” Валерик то, Валерик сё... Оказывается, она была без ума от первого зятя. В общем, весело...
Но этим неприятности не исчерпывались. Бывший Ларискин супруг был убежденным вегетарианцем, и она разделяла его идеи. Кирилл же любил мясо. Скажу больше — без бифштекса с кровью выходных просто не мыслил. В эти дни Лариска с ужасом сбегала из дома. Но в конце концов, преодолев отвращение, решила спасать неразумного мясоеда. Каждый вечер она усаживала любимого перед телевизором и показывала ему страшные фильмы о страданиях несчастных животных на бойнях. Кроме того, Лариска купила Кириллу дюжину галстуков, потому как считала, что мужчина и костюм — понятия неразделимые. До этого друг с удовольствием носил видавшие виды джинсы и вязаные свитера с растянутым воротом. Но самое главное — в отличие от Елены, новая жена обладала более сдержанным темпераментом и к сексу относилась, мягко говоря, прохладно.
Я стал размышлять. Восемь лет мой друг пытался вырастить розы, а натыкался лишь на шипы. Восемь лет он терпел свой первый заведомо неудачный союз. И в большей степени потому, что не хотел затевать бракоразводного процесса. Как хорошо воспитанный мальчик, он с детства знал, что жена у человека должна быть одна и на всю жизнь. Не получилось. Так зачем же, спрашивается, ты, болван, спешишь залезть в эту петлю во второй раз? Лишь в надежде, что теперь вдруг повезет? Но жизнь — не рулетка. Любое “вдруг” в ней — хорошо подготовленное событие. И везение здесь ни при чем. Может быть, я закостенелый ретроград, но уверен на все сто — прежде чем жениться, че
82%
вторых браков удачны.
ловека нужно узнать как можно ближе. А вдруг он тебе противопоказан, как Ленка Кириллу? И вообще — это чисто женская фишка: чуть что — под венец. Да если бы я женился на всех девушках, с которыми встречался, после первой неудачной пробы, то к сегодняшнему дню имел бы как минимум двенадцать браков! Или, подождите, четырнадцать... Не важно. Важно то, что в процесс моего поиска идеала больше никогда не вмешивалась душевная тетя с торжественной лентой через плечо. И не приходилось потом бегать по судам, объясняя строгим дядям, что вы с супругой не сошлись характерами. И дети по лавкам не плакали и не кричали, протягивая руки: “Папа не уходи!” И женщины не бросали в меня вазы и не били полотенцем по физиономии, громко и подробно рассказывая о том, как я испортил лучшие годы их жизни. Всеми этими измышлениями я поделился со своей Настей. Идиот...

По данным ООН, смертность холостых мужчин во всем мире в два раза выше, чем женатых

О песке и камне
— Какая же ты все-таки дрянь, Виноградов! — сказала она. — Да если хочешь знать — я глубоко уважаю твоего Кирилла. Именно за то, что он, как честный человек, женился на своих избранницах, а не менял одну на другую при первой же неудаче.
— Ну хорошо, — согласился я. — Если тебе нравятся мазохисты...
— А знаешь ли ты, Виноградов, — перебила меня любимая, — что такое брак?! Когда-то я наткнулась на одну интересную аналогию. Брак в ней сравнивался с бурением породы. Не слишком романтичное сопоставление, согласна, но очень точное. Так вот, в начале поиска полезных ископаемых, как правило, идут песок и глина. Все кажется простым и легким, но рано или поздно наступает момент, когда ты упираешься в камень. И вот если у тебя хватит сил преодолеть его, не сломаться, то ты обязательно найдешь то, что искал.
— А если нет? — попробовал спорить я. — Даже профессионалы не с первого раза нефть находят...
— Правильно! — энергично согласилась Настя. На ее щеках пылал румянец, и глаза блестели праведным гневом. — Только они переходят на другое место лишь тогда, когда видят, что ресурс исчерпан и искать уже просто нечего. Но такие, как ты, Виноградов, ломаются еще на камне и тут же начинают рыть новую ямку. За ней следующую, потом еще одну, еще... И этот поиск никогда не остановится. Ты — абсолютно потерянный для семьи субъект. Инфантильный и безответственный. Ты боишься глубоких отношений. Брак и тюрьма для тебя — слова-синонимы. Какие уж тут полезные ископаемые, какие уж тут труды...
Если честно, я был совсем не готов к геологическим дебатам. Да и неожиданное выступление подруги показалось мне странным. Нужно было как-то разрядить обстановку. Поэтому я сказал:
— А не заняться ли нам сексом?
— Безопасным? — прищурилась Настя.
— Что ты имеешь в виду? — сделал я вид, что не понял.
— Вот из-за таких, как ты, Виноградов, в стране демографический кризис, — вздохнула любимая и ушла на кухню.
Потом я услышал звук захлопывающейся двери и обнаружил на столе записку. “Виноградов, я — не перевалочная база для геолога-любителя. Я семью хочу и детей. Желаю счастья. Настя”.
При социологическом опросе мужчины назвали несколько критериев, по которым они бы хотели строить свой второй брак:

На первом месте (39 %) — душевная близость и?взаимопонимание.

На втором (27 %) — нежность, забота и повседневные знаки внимания.

На третьем (19 %) — регулярный секс.

На четвертом (15 %) — не ограничение личной свободы (хобби, встречи с друзьями и т. п.)

Подавляющее большинство разводов приходится на возраст от восемнадцати до тридцати лет. Наивысшее число отмечается в двадцать пять лет.

О мужских страхах и женских иллюзиях
Я задумался: почему мы, мужчины, так неохотно вступаем во второй брак? И пришел к интересному выводу. В отличие от женского, мужское сознание устроено совершенно иначе. Помните старую детскую песенку про то, из чего сделаны мальчишки и девчонки? Мне кажется, она очень точно иллюстрирует степень разности наших вкусов и мироощущений. Итак, в героическом арсенале мужских интересов органично сочетаются вполне материальные хлопушки, линейки и батарейки, а также всяческие пружинки, стекляшки и промокашки. Женский набор отличается изысканностью и некоторой хаотичностью. Он включает в себя загадки и мармеладки, звоночки и цветочки, клубочки и какие-то таинственные “переглядки”. Из всего вышеперечисленного можно сделать следующий вывод: мы, мужчины, в своих желаниях конкретны, последовательны и, не побоюсь этого слова, примитивны. Вступая в брак, хотим жить по простым и понятным правилам, получать земные удовольствия, наслаждаться регулярным сексом и быть уверенными в стабильности своего положения. У вас же, женщин, все наоборот. Нет, вы также хотите получать удовольствия от жизни. И даже больше нашего. Но всякие там правила не для вас. Ведь вы — персоны эмоциональные и возвышенные, но взбалмошные и непостоянные, а посему с легкостью изменяете даже собственным вкусам и принципам. Ваши желания капризны, как погода в мае, и непостижимы, как теория вероятностей. И вот когда мы — полные противоположности — сходимся, нам не всегда удается прийти к общему знаменателю.
По мировой статистике, большинство разводов приходится на первые пять лет совместной жизни. Но самое интересное начинается потом. Вы — наши нежные половинки — почти тут же готовы вновь стать целым. Ваши экзальтированные натуры требуют немедленной реабилитации. Вам хочется верить, что в грубом мужском мире все-таки есть редкие экземпляры, способные на настоящее возвышенное чувство. Эта вера и спасает вас от одиночества и депрессий. У мужчин все иначе. По той же статистике, мы не спешим вторично опутывать себя узами Гименея. А все потому, что, как собаки изобретательного профессора Павлова, с первого раза вырабатываем массу приятных и не очень рефлексов. А вместе с ними и определенный иммунитет. Теперь уже нас не купишь за три копейки. Плавали — знаем, что стоит за невинными улыбками и милыми на первый взгляд капризами. Нет, я не жалуюсь, просто хочу сказать: в нас, казалось бы, сильных и уверенных, после развода еще долгое время живет тьма-тьмущая всяческих страхов. И главный из них — страх повторить прошлые ошибки, во второй раз пережить те же неприятности. А ведь мы очень не любим наступать на грабли. Отсюда вывод: не стоит склонять разведенного мужчину к браку, пока он сам не созреет для этого серьезного решения. Пока все колесики, болтики и винтики в его прагматичной голове не встанут в нужное положение — говорить о замужестве бесполезно. А вот убедить его в с
85%
женщин не доверяют мужчинам, которые до 40 лет не были в браке.
обственной незаменимости — раз плюнуть. Умные женщины так и поступают. Вторая причина — страх ответственности. Ведь женитьба — не уик-энд на природе, а конкретный штамп в паспорте, который, хочешь не хочешь, но обязывает жить по определенным законам, а это означает — прощай, свобода. Идем дальше. Если для избранницы ваш брак также не первый — смело прибавляем к общему списку страх сравнения с прошлым мужем, неуверенность в своих способностях, ревность и подозрительность. Так что, милые, нежные, не судите нас строго. Мы не всегда оказываемся потерянными для любви эгоистами. Просто дайте нам время. Надо бы рассказать обо всем этом Насте...

По статистике, браки, заключенные до тридцати лет, вдвое долговечнее поздних браков

О семейных радостях и счастливом конце
Вместе с благородным порывом, как по команде, раздается звонок в дверь. Я бегу и отрываю ее с улыбкой неожиданно прозревшего слепого. На пороге Кирилл. Улыбается примерно так же. В общем, стоим и радостно пялимся друг на друга, как два шизофреника.
— Ты чего? — спрашивает он.
— А ты чего? — в ответ интересуюсь я.
— У меня будет сын! На УЗИ сказали! — орет мне в ухо друг, подхватывает и трясет, как грушу.
— Так, значит, ты счастлив? — глупо уточняю я. — Нашел-таки свою скважину...
— Это ты сейчас что сказал? — настораживается Кирилл.
Я смеюсь.
— Не обращай внимания. Аналогии из геологии...
А вечером звоню Насте. Она приходит с большим пакетом продуктов.
— Скажи честно, одними чипсами питался?
— Ага, — киваю я, вдыхая вмиг распространившиеся по кухне ароматы. — Чуть не умер от голода без тебя. И соскучился страшно...
— То-то же, — улыбается Настя.
Решено, женюсь. Я ведь люблю ее. А дальше будь что будет. Это ведь жизнь...

Поделись с подружками :