За зависть всем

Поделись с подружками :
Зависть — понятие общечеловеческое. Тем не менее у сильного пола свои с ней счеты. О черных и белых ее проявлениях философствуют известные мужчины, которые сами являются объектом зависти.
Сергей ЕРМАКОВ, дизайнер
Иногда завидую сам себе, когда мой день расписан по минутам. Я по-доброму завидую людям, которые имеют возможность творить без ограничений. Скажем, Джону Гальяно, который создает несколько коллекций в год, Готье — он одевает саму Мадонну. Это круто и это то, к чему я стремлюсь. Но я же не желаю сдвинуть их с пьедестала, я хочу стать с ними на одну ступень. Я прекрасно понимаю, что успех такого уровня — это огромный труд, и восхищаюсь поистине талантливыми личностями. Для меня белая зависть — это восхищение. Когда вижу парня на “Харлее” или в гоночной машине — завидую, но понимаю, что из-за своего зрения никогда не окажусь на его месте. Я покупаю себе костюмы автогонщика, шлемы, делаю тематические фотосессии, чтобы хоть как-то приблизиться к мечте. (Улыбается.)
Я завидую тем, кто умеет легко ставить соперника на место: у меня эта черта отсутствует. Но я не хочу стать президентом страны и ни капли ему не завидую. Не завидую владельцам дорогих авто: я ездил на “Майбахе” и “Бэнтли”, но особой разницы не ощутил. Никогда не возникало зависти к архибогатым людям, потому что они сами себе не завидуют. Прекрасно понимаю, что никогда не стану двухметровым брюнетом латиноамериканского типа — так зачем завидовать напрасно? Черная зависть — грех. Но кто безгрешен? Во мне она тоже когда-то проявилась. Это была даже ненависть: в одном из конкурсов я безоговорочно претендовал на первое место, но не получил и третьего! Не знаю, была ли это зависть к призовому месту или справедливая ярость... Мне тоже многие завидуют: не возьмут в толк, как я при своей первой группе инвалидности (один глаз видит на пять процентов), чувствую себя словно рыба в воде?! Если верить медикам, я не пригоден для работы, но я доказал обратное: создаю коллекции, участвую в показах, а еще получил приглашение сотрудничать от Хиллари Клинтон. Увы, успех и зависть всегда идут рядом... Недавно раскололась пятнадцатилетняя дружба с моим приятелем. Он стал невостребованным, а я пытался всячески ему помочь. Какая-то гадалка открыла ему причины его невезения: “У тебя есть друг, который украл твою славу”. С тех пор мы не общаемся. По его инициативе... Я стараюсь ограждать себя от завистников. Хотя они всегда будут у человека, чего-то в жизни достигшего...

Когда я был маленьким... мне все завидовали. Родственники жили за границей, поэтому у меня были самые красивые пеналы, портфели, карандаши — то, чего не имели другие дети. Но, помню, у соседского мальчишки была маленькая игрушечная машинка, а у меня большое, красивое авто, но хотелось ту крохотную игрушку. Я просил его поменяться и услышал отказ. Вот тогда меня охватила детская зависть...

Вячеслав ДЮДЕНКО, парикмахер-стилист Вячеслав ДЮДЕНКО, парикмахер-стилист
Мужчины завидуют материальному положению и успеху друг друга. Если один добился высот в жизни, то другому рядом с ним не очень комфортно — нужно искать себе оправдание, почему ты не такой же преуспевающий. Однажды припарковал машину возле торгового центра. Неподалеку стояла молодежная компания — типичные офисные сотрудники. Я услышал реплику в свой адрес: “И ты думаешь, он сам заработал на такой шикарный автомобиль?” (Улыбается.) Зависть — это способ оправдать собственную несостоятельность, лень и трусость. Легче обсуждать других, нежели самому рискнуть и попробовать чего-то достичь.
Многие мужчины боятся выделиться из среды, быть “не как все” и в то же время завидуют тем, кто осмелился изменить себя. В начале карьеры я поставил себе планку: подняться на такой же уровень, как западные мастера. А может, и выше! У меня получилось. Но сегодня не останавливаюсь на достигнутом и по-хорошему завидую молодым: перед ними совершенно иные перспективы. Возможности других меня стимулируют к еще большим высотам. Белая зависть, если хотите, это вызов самому себе.
А что касается стереотипов мужской зависти — к успеху у женщин, к роскоши, например — это мне вообще не свойственно. Соревноваться в количестве покоренных дам — это первобытный примитивизм! Есть категория мужчин, прикрывающая большим числом соблазненных девушек свои комплексы, — я не из их когорты.
Мне жаль завистников, они избрали образ вечно обиженных, обделенных судьбой. Тот, кто не хочет взять ответственность за собственную жизнь, будет всегда искать виновных и выгораживать себя: “Я никем не стал, потому что другой перешел мне дорогу”.

Когда я был маленьким... больше завидовали мне. Моя тетя вышла замуж за военного и жила в Венгрии, поэтому мне дарили самые модные игрушки и одежду. Если меня порой интересовала вещь соседа, которой у меня не было, я знакомился с ним и предлагал бартерный обмен.

Владислав ВАЩУК, футболист Владислав ВАЩУК, футболист
Мужчины могут завидовать успеху у женщин, тому, какая дама рядом с другим. Когда-то, в юности, и я завидовал взрослым парням-сердцеедам — их умению знакомиться и общаться с красивыми девушками. Но потом наверстал упущенное. (Смеется.) Сейчас я не придаю этому значения и даже подтруниваю над теми, кто окружает себя множеством женщин. Я счастлив, что у меня крепкая семья, и рад за тех, кому удалось создать такую же — ведь в наше время, увы, это большая редкость.
Зависть меня раздражает. Я не завидую олигархам: большие деньги влекут за собой огромные, порой неразрешимые проблемы. Не завидую профессиональным успехам — я полон сил, чтобы достичь не меньших результатов. Не завидую талантливым, волевым людям — по себе знаю, как тяжело устоять перед соблазнами и добиться своего, сколько сил уходит на то, чтобы стать номером один. В детстве мне, например, очень нравились футболисты Диего Марадона, потом Зинедин Зидан — я хотел быть похожим на них. Но они были кумирами, а не предметом зависти. Между прочим, я играл против Зидана. (Улыбается.) По-моему, зависть — это унижение самого себя, это сгусток негативной энергии, которая когда-то разрушила мою дружбу. После того случая я научился не реагировать на злобно-завистливые выпады и не согласен, что зависть стимулирует человека к новым и лучшим свершениям. Я сам ставлю перед собой планку достижений и иду к финишу.

Когда я был маленьким... родители не имели возможности отдыхать на курортах, и я немножко завидовал детям, которых регулярно вывозили к морю. Но как только приезжал в деревню к бабушке, забывал обо всем — это лучший отдых! Еще мы всей детворой завидовали тем, кто уже попробовал модный и дефицитный в те годы напиток Coca Cola! (Смеется.)

Фагот (Олег Михайлюта), вокалист группы “ТНМК” Фагот (Олег Михайлюта), вокалист группы “ТНМК”
Завидую тем, у кого ясно сформулирована цель жизни, — моя имеет весьма размытые очертания. Меня восхищает то, что человек четко знает, в каком направлении движется и ради чего. Зависть ведь рождается, когда чего-то в жизни не хватает. Тот, кто снимает квартиру, всегда будет завидовать тому, у кого своя жилплощадь; владельца маленького дома разъедает зависть к хозяину огромных апартаментов и так далее. Я могу позавидовать разве что шикарному загородному особняку — у меня нет возможности его приобрести. Пока. (Улыбается.) Моя машина мне нравится, квартира тоже. Не могу пожаловаться на отсутствие дамского внимания, поэтому чужому мужскому успеху тоже не завидую. Бывало, в юности какая-то девушка предпочитала другого, а не меня, и появлялась злость, перерастающая в зависть, ведь соперник оказался удачливее. Сегодня я не “болею” этим и философски смотрю на жизнь. В конце концов, женщин больше, чем мужчин. (Улыбается.) Творческая зависть тоже иногда вспыхивает, если чья-то песня коммерчески успешнее, чья-то музыка совпала со вкусами масс. Но в то же время понимаю, что у каждого из нас свой путь.
Черную зависть, наверное, тоже испытывал, но очень давно. Сейчас уже не задевает, если кто-то в чем-то меня превзошел — я в гармонии с самим собой, и это важнее. А если у соперника есть то, чего нет у меня, стараюсь преуспеть в другом.

Когда я был маленьким... завидовал новой машинке соседа, детям, которые уезжали на все лето к бабушке в деревню, а не на морские курорты. Они очень эмоционально рассказывали о своих летних каникулах — речка, рыбалка, лес! Мне тоже так хотелось, но я рос городским ребенком.

Олег ЛИСОГОР, пловец, чемпион мира и Европы Олег ЛИСОГОР, пловец, чемпион мира и Европы
Считается, что главный предмет зависти мужчин — размер достоинства другого мужчины. Это глупо! Как говорят, важна не высота волны, а амплитуда колебания. (Смеется.) Никогда не завидовал чужому успеху в интимных делах — в этом плане у меня все в порядке: не буду хвастаться, но и жаловаться тоже нет причин. Когда переходил из любительского на профессиональный спортивный уровень, завидовал тем, кто уже завершил спортивную карьеру. Они вели праздный образ жизни — развлечения, девушки. Но я понимал: всему свое время. И вместо того чтобы тупо завидовать их успеху у женщин, брал на заметку некоторые “приемы”. (Улыбается.)
Вообще, завидуют не человеку, а определенному аспекту его жизни. Многие начинающие спортсмены завидуют моим достижениям, силе воли, умению расставлять приоритеты, моей машине, квартире и тому, что я могу себе позволить раз в неделю ужин в дорогом ресторане. Но сами не делают ничего для своего продвижения! Мне искренне их жаль... Если человек успешнее — в бизнесе, спорте, у женщин, — с него нужно брать пример, а не занимать вражескую позицию. Черная зависть убивает тебя самого, а белая дает толчок к развитию.

Когда я был маленьким... завидовал одноклассникам, которым легче давались некоторые предметы. Хотя учился я отлично!

 Анатолий МАТЕШКО, кинорежиссер Анатолий МАТЕШКО, кинорежиссер
Мужчины чаще всего завидуют профессиональному успеху. Меня не гложет бытовая, материальная зависть. Если мужчина хочет денег, всегда сумеет заработать и, глядя на шикарное авто другого, подумает — готов ли возложить на себя все его проблемы? Зависти в личном плане тоже не понимаю: у меня самая лучшая жена и дети, других мне не нужно.
Единственное, что способно вызвать мою зависть, — высокий профессионализм человека, его духовная гармония, талант принимать решения и не бояться ответственности. Завидую тем, кто смог устоять перед жизненными соблазнами. По-доброму. Однако в творческом кругу, причем в близком, часто встречается и черная зависть. Мне неприятно, когда мне завидуют. Умом понимаю — это хорошо, значит, достиг немалых результатов. Но черные завистники обычно действуют по одному сценарию: “Кто он такой? Он же ничего не умеет — сплошная бездарность! Вот я бы сделал лучше”.
Не буду лукавить: как у каждого человека, и у меня бывали подобные приступы. Из-за них я некогда приблизился к опасной черте — был период, когда в моей жизни появилось алкоголя больше, нежели следовало. Многие творческие личности топят свою зависть в спиртном, но благо я рано и вовремя понял простой закон: твоя зависть тебя же и разъест.
Хорошо, когда она порождает здоровый дух соперничества. Моя сестра училась во ВГИКе, и я, будучи пятиклассником, неделю гостил у нее в Москве. Увидел тогда совершенно иную, красочную жизнь! Спустя годы приехал учиться туда же. Наверное, благодаря той зависти я стал тем, кем сегодня являюсь.

Когда я был маленьким... завидовал ребятам, у которых рогатка стреляла дальше моей или появился велосипед. Еще другу детства — он из весьма интеллигентной украиноязычной семьи, в которой детей никогда не наказывали, а самым большим ругательством было: “Лесик, швидко йди додому!” Я завидовал ему, той теплой семейной атмосфере.

Юрий МАКАРОВ, телеведущий Юрий МАКАРОВ, телеведущий
Зависть мужчины может выражаться в здоровом чувстве конкуренции, которое заставляет его идти вперед. По-моему, понятия “хотеть” и “завидовать” — близки по своей природе. Я понимаю, что можно завидовать власти, но меня она никогда не интересовала. Был период моей большой популярности — лет десять назад. Но даже в то время я не мог сравниться с мегажурналистами Леонидом Парфеновым или Евгением Киселевым. Но я не страдал из-за этого! Езжу на весьма скромной машине, квартиру в Киеве снимаю. Но чувствую себя счастливым, пока могу зарабатывать на жизнь. Барышни на меня “гроздьями не вешаются”, но я не завидую другим мужчинам. Меня могут интересовать конкретные женщины, а все подряд не интересуют.
Одно время грезил о карьере режиссера и видел себя новым Тарковским. Сделал несколько телефильмов и понял, что мне не хватает таланта. Поработав в команде настоящих режиссеров, испытал “легкий укол”, некую белую зависть, но это никак не отразилось на наших отношениях. Безумно завидую хорошим беллетристам — Тонино Бенаквиста, Борису Акунину — их мастерство нарушает мой “олимпийский покой”. Но это вовсе не значит, что я, при случае, подсыпал бы им яду в стакан.
Возможно, в силу независтливости и отсутствия честолюбия я кое-что и потерял в жизни. Когда-то мне предложили вести новый телепроект. На совещании, посвященном этому вопросу, я отсутствовал. Тогда мой коллега возмущенно заявил: “А не много ли Макарова в эфире?” На следующий день он сказал мне об этом в глаза, на что я ответил: “Можете забирать это место себе”. Но вскоре он сам покинул канал... С такой завистью, причем безосновательной, я сталкивался не раз и до сих пор реагирую на нее с некоторой растерянностью.

Когда я был маленьким... завидовал ловкости, уверенности других мальчиков. А в семидесятые годы моему знакомому привезли целый блок виниловых пластинок популярных мировых исполнителей, и я в тот момент ему так завидовал! Но потом стал сам над собой подсмеиваться: я ведь мог все это беспрепятственно переписать! (Смеется.)

Поделись с подружками :