Откровенные беседы с Андреем Пальчевским. О жизни и не только.

Неожиданно появившийся в телепространстве Украины дерзкий, неравнодушный, любознательный, успешный бизнесмен Андрей Пальчевский с неподдельным интересом исследует жизнь и людей не только в шоу “Про життя”на телеканале “Интер”, но и вне его, и делится с читательницами “Натали” своими наблюдениями.
Андрей, когда задумывалось шоу “Про життя”, вы знали, что оно станет популярным?
Я был абсолютно уверен! Правда, формат корректировался уже в процессе: многие были против того, чтобы ведущий так выражал эмоции.
Наверное, слушая рассказы участников, трудно оставаться спокойным. К слову, кто выбирает темы для передач?
О, это коллективное творчество! Конечно, предпочтение отдается историям, которые “рвут сердце и душу” в прямом смысле слова. Некоторые зрители признаются, что порой смотреть страшно... Я же из всех определений на букву “с” боюсь только слова “скучно”. А “страшно”, “сексуально”, “смертельно” мне нравятся.
Что предлагаете лично вы?
Отвечаю за женские вопросы, но не потому, что я — сексуальный маньяк. (Улыбается.) Просто понимаю: главная проблема в Украине — гендерное неравенство, о чем всегда говорю, и все, вероятно, думают, что у меня какой-то бзик на этой почве. На самом деле, я вижу, в чем суперпроблема страны: соотношение мальчиков и девочек, красивых, умных женщин и мужчин совершенно не позволительное. Мальчиков рождается больше, но алкоголь и наркомания выбивает их из наших рядов. Дальше обычные риски, связанные с тестостероном, которые у мужчин в десять раз выше, чем у женщин. Он-то и заставляет нас прыгать с мостов, драться насмерть за идею, но главное — предаваться сомнительным радостям жизни, которые в конце концов убивают. В итоге выходит соотношение мужчина — женщина — один к пятидесяти... Вот и получается: каким бы он ни был, все равно кому-нибудь из дам приглянется. Если в Индии развод для мужчины — признак неудачи, то у нас — обстоятельство, повышающее его рейтинг.
Потому что женщины любят перспективу, даже если она им не нужна. Недаром первый вопрос, который они задают: “Как зовут?”, а второй — “Женат?”
Совершенно верно! Это результат так называемого peer pressure — “давления сверстников”, которое знакомо каждой нашей девочке с юности: “Ты уже замуж вышла?” — интересуются близкие, когда ей исполняется двадцать два. У немецкого дяди, например, хватит такта промолчать, а наш будет допытываться: “Тебе уже тридцать два... Что, не берут?” Давление этой массы и особенно подруг (причем неискреннее, ведь они в первую очередь думают о том, как бы самим замуж выйти), очень влияет. Заметьте, такого прессинга наши мужчины не испытывают. Никто не говорит: “Вася, что же ты до сих пор не женился?” И не рыдают, потому что его никто не зовет в мужья. Все знают: и для него кто-то найдется. Отсюда наши проблемы — уж очень низкая планка удачливости у мужчины: ему не надо летать на ракете, покорять женские сердца стихами японской поэзии и так далее. Ему ничего не надо — даже за собой следить, и так сойдет.
Это грустная правда... Как человек сведущий, посоветуйте, что же делать девушкам в такой ситуации.
Прежде всего учиться и самоутверждаться. Конечно, мы за то, чтобы наши женщины были любимы. Но для того, чтобы их ценили, они должны о себе уметь заявить, как на рынке. Назовем его рынок любви или брака, рынок уважения межгендерного. Женщина не должна останавливаться — надо понимать, что она не одна такая и что в своих бедах виновата не только она.
Но в нашем обществе силен стереотип, что порядочная женщина должна выйти замуж, родить детей и быть такой, как все. А годы летят — молодость проходит...
В том-то и дело, что мужчины для повышения сексуальности используют виагру, и этим продлевают свою молодость, понимаете? Женщины отвечают тем, что идут к пластическому хирургу, в спортзалы. Я выступаю за молекулярный подход: имею ввиду пищевые добавки и правильное с молекулярной точки зрения питание. Тогда можно отодвинуть даже менопаузу! Ведь андропауза у мужчин практически исчезает, за что я благодарен науке и судьбе. Мы родились в мирные дни, а главное — в то время, когда радости жизни можно вкушать гораздо дольше. Но только вкушать их надо вместе: без женщин мы точно не обойдемся. А еще надо разорвать порочный круг, который я называю “дельта-40”. То есть ему шестьдесят, ей — двадцать. И делать это должны женщины — те, кому за тридцать пять. Они, как матери, обязаны объяснять своим дочкам, что неприлично ходить в ресторан с мужчиной, который старше ее на двадцать пять лет: он не будет встречать вместе ней рассвет, зато ревностью своей рано или поздно погасит...
Даже теория существует: молодая женщина в таком тандеме очень быстро стареет.
Думаю, это не теория, а практика. Она попадает в область его часто лишенных пассионарности разговоров. И вместо того чтобы возбуждать бескрылое желание в себе и в ней, он делает все, чтобы она оставалась в таком девическом неведении до конца его дней. А женщина — из плоти и крови, и счастье ее заключается в том, чтобы реализоваться во всех направлениях: в духовном и физиологическом. Я за это. (Улыбается.)
На ваш взгляд, что она для этого должна делать?
Ни в коем случае не переходить в полудепрессивное состояние, пытаться лидировать в своем круге: не ожидать капитана Грея под алыми парусами, а действовать, быть проактивной. Но не реактивной, без назойливости. Кстати, если сравнить украинок и американок, наши женщины выиграют. У нас даже простые женщины хорошо выглядят, в них есть жизненная сила. И вот парадокс: они стали такими благодаря конкуренции, которая все время стимулирует. Как известно, побеждает сильнейший.
Выигрывают в борьбе за мужчин, но при этом очень многие не могут иметь детей, и проблема с каждым годом усугубляется.
К сожалению, это мировая тенденция — физиологически, имеется в виду. Но исторически так сложилось, что винить принято только женщину. На самом деле, соотношение пятьдесят на пятьдесят. Думаю, падение детородных способностей — еще непознанная тенденция, которую мать-природа подбрасывает людям, потому что нас семь миллиардов. Дело в том, что она всегда умнее, чем мы думаем. Пожилые люди расскажут: перед войной и после войны всегда бывает всплеск — рождаются мальчики. Мистичность, загадочность явлений — то, ради чего стоит жить и жить долго.
К слову, программа “Про життя” — тоже срез реальности. Интересно, что вы думаете о людях, погружаясь в мир их невыдуманных историй?
За полгода узнал очень много: в первую очередь, на какие человек способен глупости и подлости. С другой стороны, я вижу невероятные взлеты духа, жертвенность и все лучшие людские черты — преданность, любовь, великодушие. Но порой замечательная Марья Гавриловна, о достоинствах которой мы рассказывали большую часть передачи, оказывается настоящей леди Макбет Мценского уезда, и так было неоднократно.
И это разочаровывает?
Нет! Полагаю, ведущим такой передачи как раз и должен быть именно человек в возрасте, “побитый жизнью”. А разочаровывает, скорее, то, что телевизионный формат не дает мне возможности иронизировать. Иногда очень хочется пошутить или быть ироничным, но я зажат рамками жанра.
Расскажите, о чем будут новые передачи?
Жизнь невозможно предугадать. Я могу сказать только, как изменится “Про життя”: она станет более актуальной. Мы будем снимать в режиме реального времени, выходить в прямом эфире. Женскому вопросу и сексуальности будет уделяться гораздо больше внимания. Думаю, очень много звезд появится в этом году. Главное, что сохранится, — традиция к политикам обращаться по имени, а к домохозяйкам — по имени отчеству. Один выпуск посвятим здоровью. Будет программа-интервью с ведущими умами мира, приезжающими в Украину. Уверен, что их точку зрения должны знать остальные.
Интересно, тему социальной антропологии, которой вы давно увлечены, тоже поднимете?
Пока об этом пишу только книгу, которая называется “Трофейные жены”, и вторую — “Олигархия — мать порядка”. “Трофейные жены” — обещаю — станет бестселлером, потому что там появятся реальные женщины, с которыми был лично знаком, знаю, что думали, как плакали и почему их не надо жалеть, когда они льют слезы. И наоборот, стоит сочувствовать, когда спокойны. (Улыбается.) А еще буду читать лекции об олигархиях: о том, что происходит с обществом, где принято гордиться и восхищаться качествами, за которые должно быть стыдно, и чем оно закончит, если им правит меньшинство. Абсолютно не фантасмагорическая картина получается. Что в этой ситуации главное? Относиться к жизни, как к комедии, не принимать происходящее близко к сердцу, и тогда все будет хорошо.

Благодарим за помощь в организации съемки ресторан “Бельмондо”.