Маменькин сынок или есть ли жизнь после мамы

Поделись с подружками :
Кто такой вообще маменькин сынок? Психологи утверждают, что маменькины сынки чаще всего появляются у женщин, обделенных мужским вниманием.

— Ты, правда, собираешься встречаться с Антоном? — подозрительно спросила Юлька.

— А что в этом странного? — не поняла я.

— Что?! Да он же маменькин сынок! Причем я знаю эту маму, Маргаритой Ивановной зовут!

— Ну и что? Я же не с ней собираюсь встречаться?

— Это ты так думаешь! — захохотала подруга. — Хочешь на спор, что не протянешь с ним и недели?!

— А давай! — азартно согласилась я, поскольку с детства питала слабость ко всякого рода пари. — На что спорим?

— Ужин в японском ресторане! — сходу выпалила Юлька, и я увидела, как она мысленно уже празднует победу, щелкает палочками, предвкушая сашими и фугасаши.

Ну это мы еще посмотрим!

Штрихи к портрету

Кто такой вообще маменькин сынок? Эдакий робкий нюня, который шагу ступить не может без мамашиного одобрения. Вот, например, мой друг детства — толстый, неуклюжий, ужасно застенчивый Павлик Белявский — типичный тому пример. До сих пор перед глазами стоит картинка из юности. Зима. Нам по семнадцать. Большой веселой компанией мы собрались на дискотеку и ждем во дворе Павлика, который слезно просил взять его с собой. Наконец он выбегает, а через секунду распахивается балконная дверь пятого этажа, и из нее выкатывается тетя Валя. “Сынок, ты забыл пирожки!” — кричит она Павлику, и мы дружно прыскаем. “Я не голодный!” — отвечает наш друг. “Завяжи уши на шапке!” — грозно требует тетя Валя. Павлик послушно исполняет приказ. “А ты теплые штаники под джинсы надел?” — громогласно интересуется она, и мы, конечно же, не выдерживаем. Мы хохочем. Нам смешно. А на друга больно смотреть. Но он все же послушно отвечает: “Надел, не волнуйся!”

Вот это и есть маменькин сынок, думаю я. Всматриваюсь в мужественное лицо Антона и не нахожу ни малейшей схожести с Павликом. “Что?” — заметив мой пристальный взгляд, спрашивает он. Я выкручиваюсь и беззаботно вру: “Пытаюсь представить, каким ты был в детстве”. Антон улыбается: “Толстым. Мама называла меня Пончиком”. Мама... Ну и что? Каждый из нас, говоря о детстве, вспоминает маму.

Итак, мы едем в ресторан. Первый совместный выход в люди. Я смотрю на огни витрин, стремительно пробегающие за окном такси, и представляю себе, как однажды мы войдем в двери роскошного ювелирного магазина. “Где у вас тут обручальные кольца?” — спросит он. Согласна, забегаю вперед. Но ведь так приятно помечтать?

“А еще мама называла меня Барашком. Я был ужасно кучерявым...” — с детским умилением продолжает Антон, и перед моим внутренним взором тут же предстает победное лицо подруги. “Один — ноль!” — подмигивает мне Юлька. Я почти слышу ее веселый заразительный смех, но тут же решаю: еще не вечер! Тему разговора всегда можно сменить.

Наивная. Первые полчаса в романтической обстановке, при зажженных свечах и тихо звучащем блюзе я выслушиваю подробный рассказ о том, как в детстве маленький Антоша ходил с мамой на каток, как они вместе участвовали в лыжных соревнованиях и даже рыбачили на берегу Енисея, где до сих пор живет его бабушка. К концу первого часа мне все-таки удается сменить тему, как вдруг звонит мобильный. Антон смотрит на экран, и лицо его становится встревоженно-озабоченным. “Да, мамочка... Что, мамочка? Понял... понял... Хорошо, не волнуйся, все сделаю!” — говорит он в трубку и жестами просит официанта принести счет. Какой счет, ужин ведь только начался? Мы даже до горячего не дошли, не говоря уже о десерте?! “Извини, маме срочно нужна помощь! — объясняет Антон, отсчитывая купюры. — А ты, если хочешь, останься. Нет, правда, здесь очень вкусный десерт!”

Откуда они берутся

Психологи утверждают, что маменькины сынки чаще всего появляются у женщин, обделенных мужским вниманием. В большинстве случаев это одинокие мамы. Иногда в такой семье есть и отец, но его номинальное присутствие никак не влияет на ситуацию. Он слишком занят работой либо давно не испытывает к жене глубоких чувств. Одним словом, в женщине накапливается нерастраченный запас любви, а вместе с ним и потребность в ответном эмоциональном тепле. Ребенок — идеальное существо для подобного контакта. Мама обрушивает на него всю свою нежность, холит, лелеет его, вкладывает душу в воспитание. По сути, она взращивает собственный идеал мужчины, который будет питать к ней столь же трепетные чувства. Окруженный всеобъемлющей заботой, мальчик ощущает себя центром вселенной. В конце концов он начинает осознавать, что никто другой не способен угадать его желаний, как мама, никто другой не сможет так же заботиться о нем и уж тем более никто и никогда не сумеет подарить столько любви! Разумеется, такое мнение формируется у ребенка на уровне подсознания. Но кроме эмоциональных бонусов подобные отношения приносят и вполне материальные выгоды. Ведь это очень удобно — знать, что любимая мамочка всегда избавит свое сокровище от прозаических сторон жизни: накормит, постирает, оденет, обует... А потом пристроит на хорошее место по знакомству и возьмет на себя полный контроль за тем, чтобы никто на работе не обидел ее мальчика. Да и сам “мальчик” к этому времени окажется настолько привязанным к маменьке, что будет просто не способен адекватно оценить абсурдность ситуации. О будущем застрявших в детстве мужчин поговорим чуть позже. Сейчас попробуем вернуться к истокам. Если вы воспитываете сына и не хотите вырастить из него безвольного, не приспособленного к жизни недоросля, начинайте с малого. Первое, что рекомендуют психологи, — это умеренность в ласках. Ребенок, которого мама не спускает с рук, чьи любые прихоти выполняет и с кем вплоть до школы общается на “полудетском” сюсюкающем языке, будет расти избалованным эгоистом. С первого года жизни мальчика нужно приучать к самостоятельности даже в мелочах. Помню, как моя сестра спрашивала своего двухлетнего сына: “Какие мы сегодня ботинки наденем? Выбирай!” Я смеялась: “Думаешь, ему не все равно?” — “Пусть учится принимать самостоятельные решения”, — серьезно отвечала она. Мой племянник вырос большим и сильным парнем, который умеет брать на себя ответственность за слова и поступки. Главные же черты маменькиных сынков — эмоциональная незрелость, инфантильность и неспособность делать какой-либо важный выбор без помощи мамочки. Так детская привязанность перерастает в тотальную зависимость, а это уже серьезная психологическая проблема.

Как распознать маменькиного сынка

— Да какая там проблема! — воскликнула Юлька. — Они оба чувствуют себя очень комфортно. Они — единый организм, понимаешь? Маргарита Ивановна родила Антона в тридцать пять, что называется “для себя”. Отца сроду не было. То есть он был — в качестве донора, не более.

— Но ведь мама же не вечна, — попробовала возразить я. — Что будет с ним потом?

— Думаешь, она этого не понимает? — воскликнула подруга. — Очень даже хорошо понимает. Поэтому потихоньку и подбирает кандидатуру на роль невестки. Всех его девушек тщательно “тестирует”, а это, я тебе скажу, почище геноцида с апартеидом. Так что мой тебе совет — беги! Режь отношения на корню, не дожидаясь перитонитов!

— А знаешь, — улыбнулась я. — Мне бы самой, наверное, было приятно, если бы мой ребенок вот так же, как Антон, не раздумывая, сорвался со свидания и прибежал на помощь. Ты даже не представляешь, сколько матерей мечтает о подобном! Чтобы любимый сын был рядом в трудную минуту, подал стакан воды, когда ты не в состоянии пошевелить рукой...

— Да какой стакан! — грубо прервала Юлька патетический полет моей фантазии. — Знаешь, о чем она его просила? Отвезти кошечку к ветеринару! Та в последнее время плохо спит.

Обидно, ничего не скажешь. В других обстоятельствах этот вечер однозначно стал бы последним, но... Во-первых, я не привыкла проигрывать, а во-вторых, в моем сознании зародился какой-то мятежный дух экспериментаторства. И первое мое открытие заставило признать собственное заблуждение. Итак, маменькин сынок — это не обязательно застенчивый увалень, бесхарактерный зануда, толстый неженка с пухлыми ручками или субтильный очкарик, робеющий перед девушками. Бывает и наоборот: так, что с первого взгляда никогда не заподозришь в нем патологической привязанности к любимой родительнице. Стройный, подтянутый, обаятельный и остроумный — этот парень может быть настоящим любимцем слабого пола. Он аккуратный, обходительный, галантный, умеет ухаживать, всегда подает даме руку в транспорте и пальто в гардеробе, придерживает дверь, подвигает стул, слушает с пониманием и, кажется, как никто другой чувствует женскую душу. Ничего удивительного, так его воспитала мама. С ней сын проводил большую часть времени и, конечно же, как главный человек в ее жизни был посвящен во все тайны. Вместе с мамочкой он “по-женски” переживал многие события и, само собой, научился понимать то, что неподвластно рядовому, традиционно воспитанному мужчине. В этом как раз и кроется главная опасность для влюбчивых девушек. При таком безупречном поведении даже частые упоминания мамочки воспринимаются ими как должное, ведь хороший сын никогда не забывает о родителях. И лишь первые трудности с необходимостью принимать серьезные решения открывают истинное лицо любимого. А уж когда ему на помощь приходит главная женщина в его жизни...

“Стой, а то мама будет стрелять!”

— Не обижайся, но есть вещи, которые не обсуждаются, — произнес Антон в качестве извинений за неудавшийся ужин. — Мама отдала мне всю жизнь и...

— Ничего страшного, — поспешила успокоить его я.

— Правда? — обрадовался друг и, перейдя на какой-то особенный тон с неуловимыми, но сильнодействующими вибрациями, сказал: — Знаешь, ты мне очень нравишься. Очень...

На меня смотрели небесно-голубые, трогательно-доверчивые глаза. Наши губы сближались, по спине побежали мурашки. “Стоп! Только не вздумай влюбляться!” — сказала себе я, продолжая между тем встречное движение.

— Я хочу тебя познакомить с мамой, — тихо прошептал он у самого лица. — Как насчет завтрашнего вечера?

“Не обольщайся, — сказала подруга. — Это вовсе не признак твоей исключительности, а абсолютно традиционный ритуал. Любая понравившаяся Антону девушка подлежит немедленным смотринам”.

Маргарита Ивановна встретила меня вполне радушной улыбкой, профессиональным глазом окинула с ног до головы и как-то чрезмерно торжественно пригласила к столу. И не успела я подумать: кажется, все в порядке, — как началось! “Первым блюдом” вечера было пять семейных альбомов. “А это Тошик на горшке! Правда, он милый?” Укоризненное: “Мама!”, снисходительное: “Ладно-ладно” и “А здесь Тошику пять! Видите, в руках самолетик? Он сам его смастерил из конструктора! (Антону.) Ты мой маленький гений! (Мне.) Правда, он ангел?” Затем последовали фото из спортивного лагеря, где смелый Тошик спускался дюльфером с двадцатиметровой скалы, а потом с аквалангом погружался в бездонную пучину Черного моря. Видит Бог, я очень старалась. Говорила: “Здорово”, “Замечательно” и даже несколько раз воскликнула: “С ума сойти!”, но Маргарите Ивановне подобная реакция показалась просто ничтожной. В глазах женщины постепенно возникало разочарование, граничащее с возмущением. Судя по всему, я должна была вскрикивать от страха, наблюдая болтающегося на скале Антона, громко ахать, не жалеть эпитетов и ежесекундно бросать на ее любимое чадо восхищенные взгляды. “Второе блюдо” — многочисленные детские поделки из шишек, ракушек и корней деревьев, а также почетные грамоты и спортивные медали подавались уже по инерции и без особого энтузиазма. К этому времени мамаша окончательно решила, что я не достойна ее сокровища, а посему особо не напрягалась, дав и мне возможность слегка передохнуть. Домой я приехала с жестокой головной болью. Заснула как убитая, но всю ночь видела Маргариту Ивановну. Она размахивала перед моим лицом каким-то куском фанеры и восторженно повторяла: “Тошик сам выпилил! В третьем классе! Правда, у него золотые руки?”

Можно ли его перевоспитать, или “Сбрось маму с поезда”

Большинство считает, что переделать маменькиного сынка невозможно. Однако жизнь знает подобные примеры. Но прежде чем браться за этот тяжкий и часто неблагодарный труд, хорошенько подумайте, стоит ли ваш избранник того, чтобы потратить на отношения с ним массу времени, душевных сил и эмоций. Если да, то начинайте действовать.

Шаг первый. Постарайтесь физически отдалить любимого от его матери. Идеальный вариант — переезд в другой город. Но будьте готовы к трудностям адаптации. Избранник будет тосковать по мамочке, часто вспоминать ее котлеты (борщи, компоты), чувствовать беспомощную растерянность перед лицом проблем, делать ошибку за ошибкой и, как следствие, ужасно раздражаться по этому поводу. Главное в этот период — дать мужчине понять собственную значимость и поощрять любые его начинания. Со временем он научится принимать решения и отвечать за поступки. Если, конечно, сам этого захочет.

Шаг второй. Старайтесь не говорить плохо о его матери. Уважайте его чувства, но и не поддерживайте созданного ранее культа мамочки. Сохраняйте нейтралитет.

Шаг третий. Подчеркивайте его достоинства и вновь приобретенные способности. Ни в коем случае не пытайтесь руководить любимым. Этот порочный путь может быстро вернуть все на круги своя, превратив мужа в подкаблучника, а вас — в его вторую маму.

Помните: полностью перевоспитать маменькиного сынка невозможно. Вам все равно придется мириться с некоторой долей инфантильности, перманентными проявлениями слабости и прочими издержками “нежного” воспитания. Но при большом желании, подкрепленном любовью, вполне реально создать условия для личностного роста избранника. Главное — постараться сделать все для того, чтобы ваши чувства опирались не на зависимость, а свободу выбора и взаимное уважение. Терпение и труд — вот движущие силы на этом пути.

P. S. Мы сидим с юлькой в японском ресторане и с наслаждением поедаем суши.

— Ну? Что он сказал? — наконец не выдерживает подруга.

— Сказал: “Мне очень жаль, но ты не понравилась моей маме”, — улыбаюсь я. — Если бы он знал, как не понравилась его мама мне!

Мы смеемся, а потом, смолкнув, задумываемся.

— Ты, правда, не жалеешь, что вы расстались? — спрашивает Юлька.

Я вздыхаю. Антон — идеальный мужчина. Если бы не его “наркотическая” зависимость от матери...

— А знаешь, что он добавил в самом конце? “Женщин может быть много, а мама всегда одна”.

— Жаль его... — констатировала Юлька.

Я согласно кивнула. Мы дружно представили Антона престарелым холостяком, грустно прогуливающимся по желтым аллеям увядающего осеннего парка, и милостиво подняли бокалы за ту, что на склоне лет сможет заменить ему мамочку.

ПРАВИЛА ВЫЖИВАНИЯ

Они достаточно просты. Если любимый не готов отказаться от участия родительницы в своей жизни, а вы настолько влюблены, что не можете отказаться от него, то первое, что необходимо сделать, — это постараться найти общий язык с его мамочкой. Для начала определите, к какому типу она относится.

Четыре классических примера

Фанатка. Та, что на каждом углу не устает прославлять свое возлюбленное чадо. Превратите “соло” в “дуэт”. Подключитесь к хвалебным одам и вместе с ней восторженно воспевайте добродетели этого потрясающего, поистине уникального парня. Есть шанс снискать благосклонность.

Наседка. Даже если вы будете жить отдельно, эта женщина все равно станет самозабвенно хлопотать по хозяйству, таскать в ваш дом кастрюли с борщами, вероломно мыть посуду, забирать грязное белье и, конечно же, ворчать о недостаточном уходе, который получает “в этой берлоге” ее мальчик. Выход один — содержать жилище в идеальной чистоте, простаивать часами у плиты, регулярно пополнять запасы в холодильнике и, конечно, не реже чем три раза в день прибегать к мудрым советам свекрови. По собственной инициативе! Выслушивать их с благоговением и неустанно повторять фразу вроде: “И что бы я без вас делала!”

Террористка. Особо сложный случай. Обычно это сильная, властная, не подбирающая выражений женщина изначально настроена на то, чтобы разрушить ваш союз. Будь вы ангелом небесным, все равно никогда не сможете дотянуться до ее сокровища. Единственный способ сохранить отношения с любимым — это проявить чудеса выдержки и терпения. Ни в коем случае не втягиваться в конфликт, на все выпады реагировать милой улыбкой и стараться держать дистанцию.

Шантажистка. Ее квартира напоминает гигантскую аптечку. Мамочка любимого звонит, как правило, в самый неподходящий момент, иногда даже ночью, и он сломя голову несется на зов. Не исключено, что у этой женщины действительно проблемы со здоровьем, но чаще всего болезни — это способ манипулировать сыном, постоянно держать над ним контроль. Но не спешите осуждать ее. Самая большая проблема состоит в противоречивости чувств матери. С одной стороны, ей очень хочется, чтобы любимый сыночек был счастлив, а с другой — она не может смириться с тем фактом, что ее мальчика сделает счастливым кто-то другой. Ей невыносимо трудно отпустить от себя любимое дитя. Чем тогда заполнить пустоту, ведь всю свою жизнь женщина посвятила сыну. Постарайтесь понять ее. Проявите снисходительность, ведь шантаж — признак слабости. И не пытайтесь вывести женщину на чистую воду, этим вы лишь обидите избранника, свято верящего в искренность любимой мамочки.

МАМА ЗНАЕТ, КАК ЛУЧШЕ — ГЛАВНАЯ МЫСЛЬ, КОТОРАЯ ВНУШАЕТСЯ МАМИНОМУ СЫНКУ С САМОГО ДЕТСТВА


Поделись с подружками :