Никогда не говорите лучшей подруге

Поделись с подружками :
Муж сказал: “Все. Считай, что подруги у тебя больше нет”. Я не верила и продолжала ей звонить. А она не брала трубку. Я успокаивала себя: “Забыла телефон”, “Сидит на совещании”, “Спит, поэтому отключила звук”.
А Лерка в это время смотрела на экран с моим именем и думала: “Звони-звони, дрянь ты эдакая!” Может быть, даже показывала мне энергичные фиги... Она очень экспрессивная, моя подруга...
Произошло это неделю назад, в субботу вечером, по телефону. Лерка в очередной раз жаловалась мне на жизнь. Ее бросил какой-то Виталик из какой-то строительной фирмы. Этот короткий факт подруга излагала почти сорок минут, а потом вдруг говорит:
— Наверное, со мной что-то не так?
— Да нет, — отвечаю, — все так. Просто Виталик — не твой мужчина.
Это мой стандартный ответ. До Виталика “не ее мужчинами” были Славик, Игорь и Василий Семенович... Я так сказала не потому, что люблю врать, но как еще успокоить брошенную женщину? Раньше подобная тактика работала. Но в тот злополучный вечер моя программа дала сбой. У подруги был жалобный голос. Она почти плакала:
— А мне все-таки кажется — что-то не так! Может быть, я веду себя с ними как-то неправильно? Может, я слишком навязчивая? Ну, скажи правду. Кто это сделает, если не ты?!
И я расслабилась, потеряла бдительность и произнесла то, чего произносить было нельзя. Ни-ког-да! Даже под дулом пистолета. Даже в самолете, который падает, и уже не спастись, но остается одна миллионная шанса, что выживешь... В общем, я сказала:
— Есть немного. Ты впрямь иногда бываешь навязчивой. Торопишь события. А мужчины этого не любят...
Трубка нервно задышала.
— Помнишь Романа? — легкомысленно продолжала я, не подозревая, что над головой уже сгущаются свинцовые тучи. — Ну, агента с демоническим профилем? Ты сама мне о нем рассказывала...
Роман выполнял привычную работу — хотел застраховать новую клиентку от несчастного случая, поэтому был мил, улыбчив и предупредителен. Это-то и сбило с толку мою доверчивую подругу. Она принялась отчаянно кокетничать, а он, в свою очередь, — делать вид, что поражен ее обаянием до глубины души. Чего не сделаешь ради поставленной цели? Но бедняга даже не подозревал, каким может быть результат. Окрыленная успехом Лерка перешла к конкретным действиям: загадочно улыбаясь, достала из бара бутылку Hennessy, рюмки и, незаметно расстегнув пару верхних пуговиц на блузке, томно спросила: “Лимончик будешь?”
Трудно сказать, что больше напугало агента — ее выдающийся бюст, коньяк или резкий переход на “ты”, но он сбежал, в спешке забыв свой портфель. А потом боялся вернуться и просил вынести его на улицу. Мол, тороплюсь, страшное дело... Все это я напомнила беззлобно, как пример, подтверждающий мои слова. Однако к нервному дыханию в трубке добавилось подозрительное хлюпанье.
— Але, — забеспокоилась я. — Ты там плачешь, что ли?
— Нет, я тебя внимательно слушаю, — канцелярским тоном отозвалась подруга. — Что-нибудь еще?
— Да, собственно, все... — смутилась я. — Ты обиделась?
— Нет-нет. Всегда полезно узнать о себе правду...
И отключилась. Через два часа телефон зазвонил снова.
— Это действительно правда?! — без всяких предисловий спросила трубка. Стало ясно, что после нашего разговора Лерка ни о чем другом не думала. У меня был шанс все исправить, но я не воспользовалась им, а зачем-то решила поиграть в домашнего психолога — начала давать советы. В результате ситуация вышла из-под контроля, и моя квартира превратилась в военно-полевой штаб.
20.00. Гневно: “Это неправда! Я всегда знаю меру! Всегда! Только что сорок минут говорила со Славиком, и он подтвердил, что я ни капельки не навязчивая!”
20.35. Трагически: “Да, наверное, ты права... Это ужасно... Ужасно-о-о-о...”
21.40. Слабеющим голосом: “Не знаешь, чем сбить давление двести пятьдесят на сто десять?!”
22.20. Сквозь рыдания: “Ну почему я такая несчастная?! Почему всем вокруг везет, а мне нет? Вон, Ленка в сто раз навязчивее меня — прилипнет, не оторвешь! А у нее муж, любовник и фитнес-тренер по субботам, если не врет...”
23.45. Весело: “Земля в иллюминаторе, земля в иллюминаторе... Да, я выпила! Бутылку коньяка! Сама! А что?!”
00.20. Неразборчиво: “Ку-ку...” (нервный смешок) “Непдск... непдск... Не подскажете, куда я звоню?”
После этого телефон умолк. Я радовалась три дня. Потом забеспокоилась и набрала подругу сама. Номер не отвечал.
С тех пор прошла неделя, за которую мой мозг расплавился от нервных переживаний. Я вдруг осознала, как сильно люблю Лерку. Люблю такой, какая она есть. Я поняла главное: подруга прекрасно знала о собственных недостатках, но втайне надеялась, что другие их не замечают. Ей хотелось услышать: “Ну что ты сочиняешь? Никакая ты не навязчивая, а очень даже приятная во всех отношениях. Вот уже выдумала глупость!” И пусть бы это было неправдой, но кто сказал, что моя правда объективна? И нужна ли она вообще? Проблема не в том, что люди плохие или хорошие, а в том, что они разные. У меня, например, свой скелет в шкафу. Я часто бываю мягкой и нерешительной. Как по мне, ужасный недостаток, доставляющий массу неприятностей. Издержки воспитания рафинированно интеллигентной мамы. Помню, когда-то один болван в очереди битый час доказывал ей, что уровень жизни можно поднять очень просто: надо всем банкирам дать в руки метлы и отправить убирать улицы. Мама терпеливо слушала его и говорила: “Любопытная идея...” Я прекрасно знаю о своем недостатке, маскирую его под дипломатичность и верю, что окружающие воспринимают это именно так. И если бы кто-то заявил, что я слишком мягкая и нерешительная, этот кто-то тут же был бы занесен в мой личный черный список. И я не исключение. Люди вообще редко прощают другим собственные слабости. Поэтому никогда не стоит искать в близких ахиллесову пяту, даже если они сами просят об этом. Возможны неожиданные реакции с нервно-паралитическими последствиями. Как там у Жванецкого... “Что может сказать хромой о творчестве Герберта фон Караяна, если ему сразу заявить, что он хромой?”
...Подруга взяла трубку на десятый день моих бесконечных звонков.
— Веришь, я стою на коленях! — сходу соврала я. — Звоню, чтобы сказать: ты умница, красавица, сотканная из одних достоинств!
— Да ладно тебе... — хихикнула Лерка. — Слушай, я тут познакомилась с одним очень симпатичным мужчиной. Вчера мы весь день обсуждали, какое имя лучше всего пойдет мальчику...
— Какому мальчику?
— Ну, ребенку... Как думаешь, я не слишком тороплю события?

Поделись с подружками :