Оставаться собой

Поделись с подружками :
Недавно я была Настасьей Филипповной. Сама не ожидала. Меня пригласили на “тарелку”. Есть такая традиция у киношников: когда запускается новый проект — о штатив камеры разбивается тарелка.
И участники съемочной группы разбирают осколки, чтобы потом, по окончании съемок, собраться и сложить их снова. Я как автор сценария, конечно, взяла свой законный кусочек и тихонько присела у окна. Я не большая любительница шумных вечеринок, особенно в малознакомой компании. Сижу и размышляю: “Сейчас подойду к режиссеру, поздравлю, потом перекинусь парой слов с продюсером — и домой”. Но тут вдруг ко мне направляется главный герой и начинает громким басом хвалить сценарий.
— Как же много вы должны были пережить, голубушка, чтобы выписать такой образ! — кричит он.
В одной руке бокал с коньяком, в другой — сигара, ну просто барин. “Вот позер”, думаю, а сама вдруг делаю туманное выражение лица и говорю:
— Да уж, пришлось...
И начинаю вести себя, как отчаянно-дерзкая красавица, намекать на какой-то тайный порочный опыт, выдавать всякие непристойности и смеяться чужим голосом. Вокруг собирается маленькая компания, и у каждого намечается своя роль. Осветитель — застенчивый князь Мышкин — смотрит на меня почти восторженно, звукооператор — тщеславный Ганя, рядом развязный паяц Фердыщенко, очаровательная Аделаида, странная Аглая и, конечно же, купец Рогожин в лице главного героя. Достоевский в гробу бы перевернулся от этой пошлой интерпретации. Но остановиться невозможно. А еще, как на грех, прямо напротив — камин. Так и тянет бросить в огонь пачку денег. Вот только никто мне их не предлагает...

На следующее утро проснулась и думаю — чего это я? Теперь в памяти большинства так и зафиксируется: сценаристка — женщина с темным прошлым. Нет, мне не жаль, пусть запоминают, как хотят, но ведь на самом деле я не такая. А какая?

Я уже давно заметила, что с разными людьми мы играем разные роли. Есть один человек, в общении с которым я всегда чувствую себя Шариковым. Завидев меня, он начинает рассуждать о глобальных проблемах цивилизации, неизменно вспоминает “Коллапс” Джареда Даймонда и как будто специально жонглирует непонятными словечками. Слушая его, так и хочется сказать: “Что-то вы меня притесняете, папаша...” Или, например, в разговоре с одной барышней я обязательно перехожу на менторский тон. А она неизменно играет роль послушной ученицы, кивает, заглядывает мне в глаза и услужливо хихикает. Думаю, ей самой противно, а главное — в этом нет никакой необходимости, но при каждой встрече мы упорно разыгрываем одну и ту же интермедию. Приятель-психолог говорит: “Все это “подстройка” — один из способов создания атмосферы неосознанного доверия. С ее помощью люди становятся интересными друг другу. Общество обязывает нас соблюдать определенные правила, без которых невозможно конструктивное общение...”  
К слову, приятель этот — жуткий зануда. Уже через минуту возникает желание стукнуть его по голове тяжелым тупым предметом. Или сказать что-нибудь неожиданное. Например, спросить: “А как у тебя с эрекцией? Все хорошо?”           
Самое сложное в жизни — оставаться собой. Говорить то, что думаешь, смеяться, когда смешно, даже если по правилам хорошего тона это неприлично. Встать и выйти, когда скучно. Не бояться не знать чего-то. Задавать неудобные вопросы и быть абсолютно искренним в ответах. Подняться над суетой и с улыбкой посмотреть на собственные промахи. Не опасаться испортить впечатление, оказаться непонятым и не принятым. Оставаться собой. Почему сложно? Потому что обязательно найдутся те, кому это не понравится. В мире удобных стандартов и устойчивых стереотипов каждому из нас уготована своя роль. Даже непредсказуемость стала штампом. Но если ты хочешь сохранить индивидуальность, то надо всегда и везде “идти от себя”. Потому что вокруг столько ненужной шелухи, что барахтаться в ней можно всю жизнь, так и не почувствовав настоящего вкуса.  
И вот работа над фильмом завершена — можно пить, гулять и веселиться. Съемочная группа встречает меня как родную. Некоторые многозначительно подмигивают, мол, помним-помним...
— Приветствую вас, королева, и прошу меня извинить за мой домашний наряд! — выплывает из толпы главный герой.
Все ясно — сегодня он Воланд. А я, стало быть, Маргарита...
— Отлично выглядите, мессир, — говорю. — Не растереть ли вам мазью больное колено?

Поделись с подружками :