Ценность обычных дел

Поделись с подружками :
История, о которой пойдет речь, необыкновенная и, по сути, уникальная. Прежде всего благодаря героине — сестре Антонии — испанской женщине, занимающейся воспитанием украинских детей. Ее жизнь — удивительное приключение, о котором можно говорить часами...

Знакомство

Как-то мне рассказали, что в Киеве уже давно работает “Дом детей”, которым руководит сестра Антония — доминиканская монахиня, миссионерка из Испании. Согласитесь, явление само по себе необычное для наших широт. “Я обязательно с ней познакомлюсь”, — решила я.

...Это было просторное трехэтажное здание с большими светлыми окнами, по-семейному уютное и теплое. Войдя в него, я услышала голоса: взрослые и детские. Они доносились со всех сторон. Откуда-то звучал звонкий смех. Любой дом, как человек, имеет свой характер. Здесь с порога ощущалась непринужденная легкость, какой-то особый радостный подъем, который буквально витал в воздухе. Рассматривая рождественские фотографии на стенах, я попыталась угадать, кто же из взрослых женщин на них — моя героиня. Будучи монахинями, доминиканские сестры носят и мирскую одежду, поэтому выделить их на фоне остальных людей совсем не просто... Вообще, надо признаться, что до встречи с сестрой Антонией, слово “миссионер” вызывало у меня стойкие, несколько тяжеловесные ассоциации. Сразу представлялся солидный мужчина с серьезным лицом, строгим голосом читающий проповеди. Нет, я, конечно же, знала, что миссионерство прерогатива не только сильного пола, но стереотип сложился именно такой...

Она бесшумно вошла в комнату, поздоровалась и улыбнулась. А я растерялась, совсем не ожидая увидеть маленькую хрупкую женщину с глазами ребенка. Именно ее глаза — живые и лучистые — притягивали взгляд в первую очередь. Далеко не каждому удается пронести через всю жизнь и сохранить способность смотреть на мир вот так — с детской непосредственностью. Особенно если учесть все те испытания, которые выдержала сестра Антония на своем пути. Впрочем, говорила она о них с неизменной улыбкой. Часто смеялась, подшучивая над собственными страхами и болезнями, чем не переставала меня удивлять.

Как становятся миссионерами

Когда маленькой Антонии исполнилось два года, врачи заявили: “Ребенок безнадежно болен и очень скоро умрет”. Родители не хотели мириться с таким вердиктом, они были глубоко верующими людьми и уповали на чудо. Мама день и ночь в слезах молилась Деве Марии, говоря: “Если хочешь — она станет твоей дочерью, только сохрани ей жизнь”. В таком решении не было ничего удивительного. В Испании — стране с глубокими религиозными корнями — существует давняя традиция посвящать детей Богу. Родители Антонии купили воск — столько, сколько весила девочка, и сделав из него свечи, зажигали их у алтаря Богородицы. Чудо произошло — дочь пошла на поправку. То ли волшебный дар избавления от недуга, то ли сама жизнь, ставшая подарком, подсказала это решение, но с детства Антония твердо заявляла: “Я буду монахиней”. Помня свое обещание Деве Марии, родители не стали противиться этому желанию, и когда девочке исполнилось двенадцать, отправили ее из родной Саморы через всю Испанию в Гранаду, где доминиканской конгрегацией была основана специальная школа для девочек. Однако маленькая Антония уже тогда понимала, что хочет быть не просто монахиней, а миссионером. Откуда пришло такое решение? “От Бога, — говорит она. — Он сам зовет, кого хочет. Это, конечно же, таинство. Когда ты приходишь служить ему, то перестаешь думать о собственном благе, а чувствуешь себя счастливым, помогая другим людям. В мире столько обездоленных, больных и несчастных...” Так сестра Антония стала миссионером Конгрегации Святого Доминика, которую в 1907 году основала Мать Тереза Титос де Гарсон — монахиня, чей благородный порыв нашел отклик в сердцах сотен тысяч людей всего мира.

“Дом детей”, организованный сестрой Антонией, начинался с двух соседских ребятишек. Сейчас их сто тридцать

Венесуэла. Начало пути

После школы сестра Антония окончила Саламанский университет — древнейший, самый престижный вуз Испании, где изучала педагогику. Вообще, проповедничество — главная миссия Ордена доминиканцев. Недаром принадлежность к нему обозначается двумя большими латинскими буквами — ОР (в переводе — “Орден Проповедников”). Подписываясь, миссионеры ставят эти буквы сразу после имени. Когда сестре Антонии исполнилось двадцать два года, вместе с другими сестрами она отправилась в Венесуэлу, где прожила восемь лет. В джунглях долины Камарата лечила индейцев, учила грамоте детей. Перед этим прошла курс тропической медицины и получила диплом. Но помощь, которую ей довелось оказывать в миссии, конечно же, не ограничилась кругом изученных болезней. Приходилось и зубы рвать, и зашивать раны. Однажды произошел такой случай. Сестра Антония извлекала стрелу из тела индейца. Обычно ее просто вытягивали, повреждая ткани острым наконечником, после чего рваные раны заживали долго и болезненно. Сестра же решила облегчить страдания бедняги. Сделав аккуратный крестообразный надрез, она вынула стрелу плашмя и наложила швы. Рана быстро затянулась. А спустя тридцать лет на международном конгрессе Антония встретилась с коллегой, которая продолжала работать в этих краях. “Ты знаешь, — сказала та, — что твой метод извлечения стрел положен в основу сельской медицины Венесуэлы. Ему теперь обучают местных медсестер”. — “Какой метод?” — удивилась сестра. К тому времени она позабыла о давнем эпизоде и была уверена, что не сделала ничего особенного, просто такой способ показался ей наиболее логичным. Но, оказывается, работающий в миссии падре Виктор записывал подобные случаи и посылал их в столицу Венесуэлы — Каракас. “Вот так я вошла в историю”, — смеется сестра Антония. На самом деле, там, в индейских племенах, все было очень непросто. Женщине пришлось перенести множество болезней, включая туберкулез, от которого она излечилась самостоятельно. “Я тогда не предполагала, чем заразилась, но мне было настолько плохо, что думала — вот здесь и умру. Нужно было как-то выкарабкиваться. Начала пить витамины, которые нам присылали, колоть себе антибиотики и в конце концов встала на ноги”. То, что это был туберкулез, она узнала постфактум во время медицинского обследования. Но, пожалуй, главный экзамен на прочность сестре Антонии только предстоял. Двадцать пять последующих лет она провела с миссией в Африке.

Африка. А что там, за джунглями?

“Двадцать пять лет?!” — поразилась я. “Двадцать пять, — улыбнулась она. — В Африке очень много болезней. Там была необходимость в превентивной медицине, просвещении людей. Мы учили их элементарным вещам — кипятить воду, ухаживать за собой, соблюдать гигиену. Лечили их, строили источники и, конечно же, воспитывали детей. Мать Тереза Титос говорила: “Обучайте разум поиску истины, а сердце — чувству добра”. В то время доминиканские священники организовали в Африке огромный центр, где занималось около двух тысяч мальчиков и девочек. Мы учили их грамоте, математике, прививали им христианские ценности... Вообще, африканцы — очень открытые и доверчивые люди. Они с радостью принимают весть о Боге. Но наша задача заключалась еще и в подготовке катехетов — тех, кто может нести веру в народ. Так мы обучили шестьдесят женщин и семьдесят мужчин, которые впоследствии сами начали преподавать Евангелие”.

Африка стала настоящим испытанием для сестры Антонии. Она, конечно же, говорила об этом в своей манере — легко и даже весело. А я слушала ее и думала: наверное, именно такое отношение к невзгодам помогло этой смелой женщине выжить. Многие не выдерживали и, заболевая, покидали страну. Было время, когда в миссии оставалось всего две сестры. Бесконечные приступы малярии, высокая температура истощали организм. Кроме прочего, сестра Антония перенесла гепатит. Как и в случае с туберкулезом, она излечила себя сама, интуитивно чувствуя, что именно нужно для выздоровления. “Мне было очень плохо. Помню только, как сильно хотелось лимонов. Я покупала и ела их постоянно. А еще ананасы, которые каждое утро возили местные торговцы. И больше ничего...” Главная настоятельница конгрегации, узнав о тяжелом положении сестер, стала звать их назад, в Испанию. Но они отказались, решив держаться до конца и не оставлять тех, кто нуждался в помощи. Восемь лет сестра Антония работала в лепрозории с прокаженными, больными СПИДом и туберкулезом,?залечивала их раны, видела смерть... Но она продолжала оставаться в Африке. Почему? Объяснение было простым: “Мать Тереза Титос призывала нас не жалеть сил в помощи людям. Она говорила: “Спасение их должно стать нашим долгом, и если спасется хоть один человек, то все наши страдания не будут напрасны”. Сестра Антония отдала Африке лучшие годы — свою молодость, но не жалеет об этом. Она вообще ни о чем не жалеет. Говорит: “Это такая благодать — служить Богу и помогать людям. Конечно, двадцать пять лет — не шутка... Как-то один африканец недоверчиво спросил меня: “Сестра, скажите правду, на самом же деле за этими большими джунглями мир заканчивается?” Проведя четверть века в Африке, где не было ни радио, ни газет, ни телевидения, я и сама начала сомневаться в том, что есть другая жизнь. Поэтому, попав в Украину, как будто заново родилась!”

вовремя сказанное слово способно изменить не только жизнь одного человека, но и целый мир

Украина. Ценность обычных дел

Это было в феврале 1997-го. Сестра Антония приехала в нашу страну вместе с двумя другими сестрами. Стоял мороз, Киев утопал в снегу. После Африки все казалось удивительным и необыкновенным. “А почему для новой миссии вы выбрали именно Украину?” — спросила я. “Нас позвали сюда братья-доминиканцы, — ответила сестра Антония. — Когда упала Берлинская стена, прозвучал призыв вернуться в восточно-европейские страны. Ведь доминиканские корни Украины уходят в двенадцатый век. Монахи Ордена на этой земле всегда проповедовали христианские ценности, но коммунистический строй всеми силами старался задушить религию. Сегодня же у нас появилась возможность возродить вековые традиции. Украина — не Африка. Это цивилизованная страна, и с каждым годом она все больше развивается и расцветает. За то время, которое я провела здесь, она сильно изменилась. И многому меня научила. Я поражена глубиной украинской культуры, тем, какие талантливые люди тут работают. Какие сильные и отзывчивые женщины живут на этой земле...”

“Дом детей”, организованный сестрой Антонией, начинался с двух соседских ребятишек. Сейчас их сто тридцать. Они приходят сюда после школы на уроки испанского языка, Закона Божьего, рисования, театрального мастерства, рукоделия, пения, танца, информатики, самообороны. Часто с родителями, потому что здесь принято вместе встречать праздники и просто общаться. “Дом” не нуждается в рекламе. Дети сами рассказывают о нем своим друзьям. Двери открыты для всех желающих. Летом ребята вместе выезжают в Карпаты. Также миссия помогает детям из интерната в Винницкой области и готовит новый проект: принять их во время каникул в своих стенах, показать Киев. Кроме этого, собираются группы для поездки в Испанию...

“Мы принимаем ребят всех конфессий, — говорит сестра Антония. — У нас есть мусульмане и протестанты, католики и православные. Воспитывать нужно всех детей. Евангелие несет не просто религиозные, а общечеловеческие идеи, которые необходимо прививать с раннего детства. Обычно, воспитывая ребенка, мы учим его любить и ценить самого себя и очень мало говорим о том, как важно уважать и принимать другого человека. А потом удивляемся, откуда появляется эгоизм и жестокость. Духовная нищета гораздо страшнее материальной. Вкладывая в детей, мы вкладываем в наше будущее”.

Слушая сестру Антонию, я думала: а ведь она не считает свою жизнь исключительной. Просто выполняет данную Богом миссию. Она уверена, что каждый способен повлиять на судьбу общества, в котором живет. Толика участия, простая поддержка, вовремя сказанное слово способны изменить не только жизнь одного человека, но и целый мир. В этом и заключается ценность обычных дел.


Поделись с подружками :