Я ж его любила

Поделись с подружками :
Почти каждая женщина в свое время пережила расставание с любимым. И кем бы он ни был для нее: парнем, с которым она встречалась, женихом или законным супругом — это одинаково больно. Слезы, обида, разочарование, самоуничижение терзают ее душу, не дают спать по ночам, заставляют копаться в воспоминаниях, выискивая ответ на единственный сакраментальный вопрос — “почему?”.
Причина одна — Другая
Колючий комок застрял где-то внутри, скребется в горле, печет в груди, как будто кто-то проткнул меня насквозь раскаленным копьем. Так бывает, когда плачет и болит душа. Теперь я точно знаю, что она, невидимая и эфемерная, есть, потому что физическую боль можно унять таблетками, а эта не поддается никаким лекарствам, и ее способен вылечить только один доктор — время. Так говорят. Но это время еще нужно прожить. А как, если жизнь без него потеряла всякий смысл.

Он ушел сегодня вечером, когда стихли детские голоса на площадке, мальчишки перестали гонять в футбол, сопровождая каждый гол победным воплем, спрятались воробьи в широких листьях каштана и на притихшую улицу опустились легкие сумерки. На столе стынет праздничный ужин, догорают свечи в старинных, еще бабушкиных подсвечниках, и в их мерцающем пламени кровавится нетронутое вино в бокалах, три темно-красные розы источают еле слышный аромат свежей зелени, и они так черны, что кажутся каплями застывшей смолы. Он знал, что я люблю розы и красное вино тоже, и принес именно их. Я фиксирую это механически, безотчетно, а мое сознание пытается понять значение его слов: “Прости, но я хочу тебе сказать, что мы расстаемся. Так получилось... Я встретил другую... Помнишь, у нас была вечеринка... отмечали день рождения шефа, а потом мы всей компанией завалили в кафе... Ты тогда не смогла пойти со мной, но именно там я познакомился с одной девушкой. Она совсем юная... и она... беременна, так что я должен жениться. Но мы можем встречаться, если ты захочешь...”

Сколько раз в мыльных сериалах я слышала подобные, совершенно конкретные объяснения мужчин, и
Такова жизнь
Какими бы ни были ваши отношения с любимым — спокойными и надежными, как швейцарский банк, романтичными и возвышенными, как цветение альпийских лугов, страстными и непредвиденными, как действующий вулкан, они не застрахованы от разрыва.
удивлялась бессмысленным и неконструктивным вопросам женщин. И именно их я хочу ему сейчас задать. Но так ничего и не спрашиваю, потому что наконец осознаю смысл сказанного, а последняя фраза вообще кажется мне изощренно-циничной и издевательской, как удар наотмашь, и она окончательно приводит меня в чувство. “Спасибо за откровенность!” — говорю, изо всех сил стараясь унять дрожь в голосе, и едва дохожу до дверей на вдруг одеревеневших ногах, чтобы закрыть их за ним. Навсегда.

Если хочешь иметь то, чего никогда не имел, начни делать то, чего никогда не делал

Не отрекаются любя
Уже полночь. Прогремел последний трамвай, оставляя на зубах железную оскомину, потух фонарь на улице, и в комнате стало темно. Я пробую анализировать ситуацию, ищу логическое объяснение случившемуся, и бесконечный поток воспоминаний возвращает меня в те счастливые времена, когда мы были единым целым, и, казалось, никто и ничто не сможет нас разлучить.

До Ромки я не имела серьезных отношений с молодыми людьми: я была очень правильной девоч
Мужское благородство
Если, уходя, мужчина предлагает остаться друзьями или, более того, продолжать встречаться, он ни в коем случае не хочет оскорбить или обидеть нас. Наоборот, так он выражает свое самое теплое к нам расположение, пытается смягчить удар, поддержать и утешить. И искренне недоумевает, почему мы не принимаем столь щедрое предложение.
кой, в школе — отличница, институт окончила с красным дипломом. С Ромкой нас объединяли общие интересы: мы учились в одном вузе, трудились в одной компании, только в разных проектах, и успешно делали карьеру. И он, и я очень много работали: постоянные командировки, тренинги, семинары отнимали массу времени, в офисе виделись мельком, иногда вместе обедали, вечером общались в “аське”, а выходные старались проводить вместе. Но и этого было достаточно для того, чтобы я поняла, что именно с таким человеком готова создать семью. Летом мы планировали отпуск, только я мечтала о Париже, а он хотел в Дубай. И я, конечно же, согласилась, потому что я его любила, мы даже не ссорились всерьез, как это часто бывает с молодыми людьми, потому что я умела уступать, а он умел слушать. Я представила его своим родителям, и осенью должна была состояться свадьба, если бы не эта дурацкая история с какой-то девчонкой, которую угораздило забеременеть. Ну почему, почему это случилось именно со мной?! Чем я хуже той, на которую он меня променял?

Я понимаю, что ситуация, в общем-то, достаточно тривиальная. У меня самой есть подруги, которых бросали парни даже без объяснений, но чтобы оставили меня, уверенную в себе, самодостаточную, обеспеченную и очень даже симпатичную девушку, — это не укладывается в голове! Такого вероломства от любимого я не могла представить даже в самом страшном кошмаре, тем не менее это случилось, и теперь я не знаю, как мне жить дальше, что сказать друзьям, родителям, как вести себя с ним, ведь мы непременно встретимся на работе...

как часто бывает, что человек считает себя самым несчастным на свете, хотя на самом деле счастье уже давно рядом с ним...
Бокаччо.

Никогда не говори “никогда”
Внезапно наступило утро, а я так и не сомкнула глаз. Я устала думать, в голове звенело, как будто там устроили концерт миллионы цикад, в груди ныло и жгло, словно я была не здоровой девицей, а смертельно больным человеком. Я сидела, тупо уставившись в окно, держа в руках мобильный. Ждала, что он позвонит, скажет, что по-прежнему любит, что это был глупый розыгрыш, ошибка, по
А как же дети
Когда супруги пытаются сохранить семью ради детей, они не осознают, что именно им наносят вред в первую очередь. Дети очень чувствительны к проявлениям неискренности, лжи, они видят фальшь и, став взрослыми, часто перенимают основанный на лицемерии стиль поведения. Страдания детей при разводе родителей несколько преувеличены. Детская психика очень мобильна, они быстро забывают неприятности, если не напоминать о них ежедневно. Конечно, расставание родителей — это удар для детей, но он как бы одноразовый и переносится легче, чем постоянное созерцание двуличности самых родных людей.
просит прощения... Мои чувства были обострены до предела. Я слышала, как хлопнула дверь подъезда, затем заурчал автомобиль — это сосед-таксист уехал на работу. А вот, царапая когтями по тротуару, отправилась на прогулку Джессика, и сразу же замяукал кот, которого она погнала на дерево, и хозяйка вроде бы возмущенно закричала: “Фу!”, тихо радуясь, что псина хоть немного развлеклась, ведь ей до вечера сидеть одной взаперти. Кто-то шел к бювету, тарахтя пустыми пластиковыми бутылками. В траве под домом ворковали голуби, выискивая себе пропитание. На карнизе, чего-то не поделив между собой, затеяли потасовку воробьи. Отдохнувшая за ночь улица просыпалась, оживала, наполнялась звуками и голосами, прощальным и потому таким головокружительно сладким ароматом отцветающей акации и жасмина и, подставляя свои асфальтированные бока яркому солнышку, радовалась новому дню, бездонному голубому небу и просто жизни. Только мне, такой маленькой, такой одинокой и никому не нужной, не хотелось жить.

Вечером вернулась с дачи мама и застала меня, отрешенную и безразличную, за странным занятием: я перебирала пуговицы. С детства была неравнодушна к этим аксессуарам: подбирала на улице, за что мне часто доставалось от мамы, потому что она считала это плохой приметой, а повзрослев, покупала в галантерейных магазинах, срезала со старых вещей, особенно мне нравились бабушкины платья и блузки. Некоторые экземпляры подарили подружки. Постепенно к моему увлечению присоединилась мама, и две большие жестяные коробки из-под печенья теперь доверху наполнились бесценным скарбом. Пуговицы были очень разные: большие и маленькие, круглые, овальные, удлиненные и квадратные, перламутровые, матовые, разноцветные и однотонные, с витиеватым орнаментом и гладкие, со сквозными дырочками и на кругленьких ножках... И с каждой была связана какая-то история. Я складывала их по цвету, по размерам, вспоминала, когда и при каких обстоятельствах они попали в мою коллекцию, и боль постепенно отпускала меня, в голове прояснялось и становилось легче дышать.

“Вы поссорились?” — первым делом спросила мама. “Нет, мы расстались, — равнодушно ответила я. — Теперь я никогда и никого не смогу полюбить”. — “Еще как сможешь... и полюбить, и детишек родить”, — уверила меня мама. “Откуда ты знаешь, ведь тебя не бросали и ты не представляешь, как это больно”, — жалобно возразила я. “О, меня не просто бросил с трехлетней тобой на руках твой отец, он безжалостно растоптал мои лучшие чувства и, как мне тогда казалось, навсегда лишил меня веры в любовь и в порядочность мужчин. “Но ты же говорила, что сама ушла?” — “Говорила. А что мешает тебе так сказать?!”

Ища защиты, утешения, сочувствия и одновременно сочувствуя и утешая, я прижалась к маме, самому родному и дорогому человеку, и слезы ручьем хлынули из моих глаз. “Бедная, бедная моя девочка! Поплачь, родная, поплачь! Слезы облегчают. И послушай, что я тебе расскажу”.

Рассказ моей мамы
“Твой отец стал моей первой настоящей любовью. Не той полудетской, скороспелой и несмышленой, а осознанно чувственной, безудержной и страстной. Мы работали в большом научно-исследовательском институте и могли остаться просто коллегами, но однажды он, молодой научный сотрудник, принес мне свои статьи на редактирование. Так мы начали встречаться, ходили в кино, пили ко
Почему они уходят
Бросают нас по-разному: одни трусливо, без объяснений и последнего “прости” исчезают, другие честно и без обиняков объявляют о своем решении, третьи долго и мучительно готовят почву, культивируя в нас чувство вины и собственной неполноценности. Мужчины бывают очень изобретательными, придумывая оправдания своему поступку, но причина, как правило,
одна. Она банальна, как старые растоптанные тапки, и вечна, как мироздание. Это — другая женщина. Не факт, что она в чем-то лучше нас, умнее, краше, образованнее и интеллектуальнее. Она такая, какая ему на данном этапе жизни нужна.
фе в прокуренном богемном подвальчике на Большой Житомирской, слушали Bony M, Окуджаву и Высоцкого с виниловых пластинок, бросив монетку в музыкальный автомат. Или, взявшись за руки, брели по неровной брусчатке Андреевского спуска на Подол, по дороге узнавая булгаковские места из “Белой гвардии” и “Дней Турбиных”. Вообще Андреевский спуск стал любимым местом наших встреч. Тогда художники только начинали устраивать свои вернисажи, и они не были такими коммерческими, как сейчас, а какими-то возвышенными, романтичными, необычными. Мне нравилось, что твой отец не торопил события, не пытался затащить меня в постель. Мы, как школьники, целовались на улице, на эскалаторе, в подъезде и даже в длинных извилистых коридорах института. Однажды, прячась от неожиданного летнего дождя, забрели во внутренний дворик Софийского заповедника, и там, опустившись на одно колено, отец предложил мне стать его женой. А потом мы едва добежали до дома, потому что горячая волна желания накрыла нас с головой, и произошло то, что в конце концов происходит со всеми влюбленными.

Ты уже взрослая, и я могу тебе рассказать то, чего не говорила никогда и никому, чтобы ты поняла, как сильно мы любили друг друга. Как-то твоего отца отправили в командировку во Львов. Работа была срочная и очень напряженная, и он никак не мог вырваться в Киев. Я так соскучилась по нему, что однажды вечером села в поезд, и утром уже была в гостинице, где он остановился. Я еле дождалась его с работы, и мы сутки провели в постели, не разжимая объятий. Невозможно было представить, что такая любовь когда-нибудь закончится, что чувства уйдут без следа. Впрочем, след они оставили — у меня есть ты. Правда, с тех пор ни к одному мужчине я не испытывала такой всепоглощающей страсти, такого бесконечного доверия и таких безумных чувств”. — “А как же дядя Толя? Разве ты его не любишь?” Дядя Толя — мамин теперешний муж, и я только недавно узнала, что он мне не родной, потому что, сколько себя помню, всегда называла его папой.

“Очень люблю, и благодарна ему за все. Но это отдельная тема... Когда я видела ваши с Романом спокойные и размеренные отношения, мне казалось, что они — гарантия такой же семейной жизни. Но, видимо, дело не в накале страстей или их отсутствии, дело совсем в другом”.

Замерев, я внимательно слушаю маму. Давно высохли слезы на моих щеках, я забыла о своей боли и своих ранах. Тем временем мама принесла бутылку коньяка и налила в бокалы.

“Давай выпьем по чуть-чуть, а то я что-то разнервничалась... Так вот, мы сыграли свадьбу, и первым нашим семейным приобретением была громадная кровать два на два метра. Твой отец где-то вычитал, что если дети с младенчества спят вместе с родителями, из них вырастают раскрепощенные, уверенные в себе личности. Мы сделали такую по индивидуальному заказу и мечтали, что у нас будет много детей. Потом родилась ты, и это были времена тотального дефицита. Мы все время стояли в очередях: за сосисками и постным маслом, сапогами и посудой, постельным бельем и мебелью. Я вот думаю, может, это и сыграло определенную роль в том, что отец ушел. Мужчины — они ведь очень хрупкие и нежные существа, они быстро ломаются от навалившихся проблем, не то что мы, женщины, которых невзгоды только закаляют и делают сильнее.

Я отправила тебя в ясли, а сама вышла на работу. И там добрые люди сказали, что отец мне изменяет. Я не поверила и вечером, смеясь, спросила его об этом. Он промолчал, и я поняла, что это правда и его уход — только дело времени. Господи, как я просила его остаться, целовала руки, валялась в ногах, умоляла, плакала, говорила, что не смогу жить без него, что люблю и все прощу, что у нас ребенок... Он пообещал, но через несколько дней все же ушел, взяв только самое необходимое. А ты говоришь, меня не бросали и я не знаю, как это?! Знаю.

Три дня я не выходила из дому, ожидая звонка, изводила себя воспоминаниями, кричала, выла, рыдала так, что опухла от слез. И эта кровать, громадная, как пустыня Гоби, холодная и осиротевшая без него, сводила меня с ума. Я даже хотела разрубить ее на куски, но не смогла — рука не поднялась. Бабушка увезла тебя к себе, чтобы ты, как она выразилась, “не видела этого безобразия. И вообще, как можно побиваться за мужиком, если он сволочь”. Подруги советовали мне сходить к гадалке, чтобы снять порчу с мужа и вернуть в семью. И адрес давали. Но я не решилась, а как-то забрела в женский монастырь и попала на исповедь к старцу Михаилу. Его называли ясновидящим, и очередь к нему была намного длиннее очередей за самым дефицитным дефицитом. Он выслушал мою историю и, положив руку на голову, сказал: “Всяк человек ложь. Смирись. И не ходи по бабкам. Он ушел, значит, так надо. У тебя другая судьба”. Я вышла от него потрясенная и отчасти возмущенная. Церковь ведь в принципе против разводов, она почти всегда настаивает на сохранении брака любой ценой, а этот говорит: “Смирись”. И что значит “смирись”?! То есть вот так просто отдай мужа, отца своего ребенка другой?..

Конечно же, я не послушалась его и, забыв о гордости, искала встречи с твоим отцом на работе, караулила его на улице, но он избегал меня и вскоре уволился. “И слава Богу, с глаз долой, из сердца вон”, — впервые за несколько недель после его ухода трезво рассудила я. И почему-то вспомнила старца и его “смирись” уже не было таким кощунственным и несправедливым.

Ежедневные заботы постепенно вытеснили острую боль, и только ночами, которые стали вдруг такими бесконечно длинными и неприкаянными, я спросонья искала его на нашей безразмерной кровати, звала его, мне хотелось прижаться к нему, рассказать, как мне тяжело, одиноко и грустно, как не хватает его, как ноет и тоскует мое тело без его ласковых рук и объятий... Я часто видела один и тот же сон, что он вернулся, целует меня, что-то говорит, а я плачу, не могу поверить в это и прошу: “Не уходи! Живи, как хочешь, только не уходи!”, — и просыпалась в слезах, и жестокая реальность лавиной обрушивалась на меня...

Прошло несколько месяцев. Однажды вечером мы возвращались от бабушки, и ты, укачанная ритмичным постукиванием трамвайных колес, уснула у меня на руках. Я тоже задремала, но вдруг почувствовала, как будто крылья бабочки касаются моей головы и лица. Я открыла глаза и увидела молодого человека, у которого прямо над нами раскрылась папка с бумагами, и они, плавно кружа в воздухе, опускались на нас с тобой. Он прошептал что-то вроде “извините, я нечаянно, я сейчас”, но ты уже проснулась и произнесла полувопросительно-полуутвердительно: “Папа?!” — “Да, доченька”, — ответил дядя Толя и с тех пор только так тебя и называет. Он буквально свалился с небес на наши головы, и, кстати, очень вовремя”.

Мама протянула мне бокал с коньяком и решительно сказала: “Выпей и немедленно спать! Утро вечера мудренее. Завтра мы с тобой обсудим и стратегию, и тактику поведения.

”там, где речь идет о любви, женщины мало думают о гордости, если вообще о ней думают.
Агата Кристи.

Не плачь, потому что это прошло
Не могу сказать, что, проспав почти двое суток, я проснулась счастливым и жизнерадостным человеком, но беззащитной и униженной себя точно не чувствовала. Я была благодарна маме за ее участие, за то, что она всерьез отнеслась к моей проблеме, за откровенность и сочувствие. Правда, легкая обида и досада остались, и немножко щемила душа, но появился азарт доказать ему, что я — лучшая, что он напрасно меня оставил. А еще мне очень хотелось, чтобы он непременно пожалел о своем поступке. Пройдет несколько лет, прежде чем я пойму, что это было наивное и детское решение, но на тот момент оно оказалось самым действенным и сыграло определенную роль в моем исцелении.

Мама не забыла о своем обещании “обсудить стратегию и тактику”, более того, мы тут же занялись практическим воплощением. Я изменила в своем облике все, что можно было изменить. Состригла и немного осветлила волосы, сделала стильную прическу, полностью обновила гардероб, отказавшись от привычных брюк, классических костюмов и джинсов. Я шла на работу в полупрозрачной романтической блузке и юбке с провокационным, но соблюдающим приличия разрезом, яркая, уверенная в себе, и сама себя не узнавала. И он тоже меня не узнал. И только когда я небрежно бросила ему: “Привет! Как дела?”, он оторопел от неожиданности и пролепетал в ответ что-то невнятное и невразумительное... Я не стала уточнять, что он хотел сказать, потому что на самом деле чувствовала себя не так безмятежно и уверенно, как это выглядело со стороны, сердечко мое затрепыхалось и ноги подкашивались, но я мужественно прошагала на свое рабочее место.

Очень скоро привычка выглядеть изысканно и элегантно стала моей второй натурой, но еще очень долго я трепетала и терялась, встречая Романа. Иногда мне так хотелось его увидеть, хоть в щелочку, хоть краем глаза, что я нарочно спускалась на второй этаж, где он работал. Надежда на его возвращение все еще теплилась во мне, но вскоре у него родилась дочь, а я, горько и усердно поревев у мамы на груди, простилась с последней иллюзией.

Улыбнись, потому что это было
Я пересмотрела свои взгляды на карьеру и решила, что стать бизнес-леди, к чему так стремилась, конечно же, здорово, но я еще так молода и могу себе позволить лет до тридцати побыть немного легкомысленной и, помимо работы, иметь другие увлечения. Я нашла одноклассников и однокурсников и стала встречаться с ними, открыла для себя прелесть прогулок по днепровской набережной, драйв дискотек и ночных клубов, полюбила, как когда-то мама, Андреевский спуск. Нет, я не пустилась во все тяжкие, но моя жизнь наполнилась неизъяснимой прелестью бытия, и каждый день искрился и пенился, как шампанское в бокале. У меня появились новые знакомые, общаться с которыми вживую было гораздо приятнее, чем в “аське”. Они же погожим летним днем пригласили меня на
Все к лучшему
Адепты эзотерики считают, что каждое событие в нашей жизни предопределено: замужество, рождение ребенка, болезни, расставания. Конечно, с этим утверждением можно поспорить. Но если от вас ушел любимый мужчина, утешьте себя тем, что хотя бы один кармический узел вы развязали. А значит, впереди вас ждут новые счастливые встречи.
стадион, где проходил чемпионат по американскому футболу, достаточно диковинному для наших широт виду спорта. Понять, что происходило на поле, было сложно, ведь я не знала правил игры, а словечки комментатора вроде “квотербек”, “тачдаун”, “тайтэнд” практически ничего не объясняли. Но футболисты в шлемах и каркасах, на полной скорости таранящие друг друга, скрежет металла, воинственные крики победителей вызвали во мне бурю восторга. Для себя я отметила игрока под номером 69, который показался мне самым бесстрашным и мужественным, и болела за него. После матча мы зашли в кафе, где нас познакомили общие друзья.

С тех пор мы с Андреем проводим вместе каждую свободную минутку, и я теперь понимаю маму, которая когда-то рассказала мне о страсти, пьянящей, безрассудной, неподвластной разуму. И в какой-то мере я даже благодарна Ромке за то, что он бросил меня, иначе я никогда бы не испытала это чувство и не была бы такой счастливой...

Да, и еще. Осенью мы собираемся в Париж, и, судя по таинственным перешептываниям Андрея с моей мамой, меня ожидает там очень приятный сюрприз.

когда чувство любви остывает, ее нужно либо разогреть и тем самым реанимировать, либо раз и навсегда выбросить из своего сердца.
Эдит Пиаф

Если вас бросил любимый
Советы, которыми нужно пренебречь
Клин клином вышибают. Не стоит сразу же после расставания заводить новый роман, тем более скоропалительные сексуальные отношения. Такой шаг чреват новыми разочарованиями.

Излейте душу первому встречному. Это только разбередит сердечную рану, ведь самое большее, что может сделать незнакомый человек, — выслушать вас. Но искренне посочувствовать, подсказать, посоветовать он не в состоянии в силу того, что не знает ни вас, ни вашего возлюбленного.

Обратитесь к гадалке или экстрасенсу. “Приворожу, сниму порчу, верну мужа...” — такие и подобные объявления встречаются на каждом шагу. Большинство этих, с позволения сказать, экстрасенсов — обыкновенные шарлатаны, и это первое, почему не стоит к ним обращаться. Второе. Даже если вам попадется настоящий маг, я категорически против вторжения темных сил в жизнь любого человека, даже если он очень сильно обидел вас. Каждый из нас — это отдельная вселенная, двигающаяся по определенной траектории. Вмешаться в нее — значит нарушить естественное течение событий. А это опасно как для вас, так и для того, кого вы хотите приворожить.

Встретив бывшего, покажите ему свое презрение, выскажите все, что о нем думаете. Не надо унижать себя таким поведением, вам вряд ли станет легче от этого. Ведите себя естественно. Нет ничего страшного, если он увидит, что вам больно. Только не играйте “в страдания”. И поверьте, ему тоже не сладко.

Советы, к которым надо прислушаться
Выплачьтесь и выспитесь. Даже если вы очень сильная женщина и не позволяете себе таких глупостей, как слезы, в данном случае они не являются проявлением слабости, а только естественной защитой организма от стресса. Как и крепкий сон.

Полюбите себя. Да, банально, да, старо, как мир. Но — работает. Обновите гардероб, сделайте прическу, маникюр, педикюр, массаж — и вы заметите, как изменения внешние повлекут за собой изменения внутренние.

Поменяйте привычный круг общения. Нет, это не совет искать новую работу. Просто вечером не спешите домой, чтобы остаться наедине со своей болью. Запишитесь на аэробику, бальные танцы, в тренажерный зал, отправьтесь в туристическую поездку. Новые впечатления наполнят вашу жизнь новым содержанием.

Посетите психолога. Этот совет для тех, у кого нет рядом близкого человека — мамы, бабушки, задушевной подруги или друга, которые в сотый раз готовы выслушать вас, понять и утешить.

Отвлекитесь от печальных мыслей. Переберите вещи в шкафу, пересмотрите коллекции марок, значков, монет. Начните вязать или вышивать. Когда руки заняты мелкой работой, дурные мысли, как правило, уходят.

Не ставьте в известность сотрудников о вашем расставании. Люди, с которыми вы работаете, разные: добрые и злые, счастливые и несчастные, обремененные собственными проблемами и способные сочувствовать... Какими бы они ни оказались, им совсем не обязательно быть в курсе ваших сердечных тайн.

Простите и отпустите. Мысленно или вслух простите ему все обиды и огорчения, которые он вам принес, попросите прощения у него и отпустите с миром.

Не шантажируйте его детьми и угрозами, что покончите с собой. Возможно, он смалодушничает и останется, но ни радости, ни удовлетворения, ни счастья такая жизнь вам не принесет.

Как бы горько и больно вам ни было, помните, что бросивший вас мужчина ничего вам не должен. Даже Бог, дав человеку заповеди, оставил за ним право выбора. А люди — не боги.

Поделись с подружками :