Сюрприз для любимой или один день из жизни мужчины

Поделись с подружками :
Мужчины убеждены: между сексуальностью и вульгарностью - тонкая грань, и не каждая женщина умеет вовремя остановиться.
Восьмое марта – день международной солидарности трудящихся мужчин. Подбадривая друг друга советами, мы носимся по магазинам с растерянными лицами.

– Девушка, это бюстье?
– Нет, это боди.
– А это?
– Это корсет.
– А где же бюстье? – упавшим голосом спрашивает взъерошенный мужичок. Ему жарко. Он устал и хочет домой, на диван, к любимому телевизору. А я бегу дальше. Страдания этого бедняги ничто по сравнению с поставленной мне задачей...

В царство свободы дорогу

Меня всегда забавляла историческая трансформация женского праздника. Ведь в первоначальном замысле он был далек от современных реалий. О подарках и речи не шло. В середине позапрошлого века прошагавшие весенним маршем по улицам Нью-Йорка текстильщицы требовали совсем другого, а именно: десяти часов рабочего дня вместо шестнадцати и равную с мужчинами заработную плату. А полстолетия спустя незабвенная Клара Цеткин решила увековечить память об этом героическом событии и предложила ежегодно отмечать его, как большой праздник – Международный женский день. Проложив таким образом грудью дорогу в царство свободы и равноправия, наши спутницы (за исключением феминисток) вполне удовлетворились результатом и благополучно позабыли о первопричинах празднества. Интерпретировали его по-своему. Не знаю, как остальные, а я рад, что любимая не углубляется в исторические дебри полового неравенства, а воспринимает Восьмое марта как приятный повод поменяться ролями. Надеть на меня фартук, сунуть в руки сковородку (швабру, пылесос) и, лежа с журнальчиком на диване, весело наблюдать за моими суматошно- бестолковыми передвижениями по квартире. Или завеяться куда-нибудь с подружками в spa-салон, чтобы, вернувшись к ужину, оценить любовно накрытый стол и улыбнуться: "Можешь, когда захочешь!" А ведь женщинам и в голову не приходит, чего нам, мужикам, все это стоит. Скажете: подумаешь! Мы-то так весь год живем и ничего, не плачем. Но если разобраться, то в подобном заявлении и кроется, как говорил Васисуалий Лоханкин, "великая сермяжная правда" мужского сословия, не разменивающегося на мелкие бытовые подробности. Если кто не уловил, сразу оговорюсь: вышесказанное предполагает иронию. Точнее – самоиронию, которая обязательно посещает любого мужика один раз в год, Восьмого марта. Именно в этот день, примерив на себя женскую роль, ты открываешь самые неожиданные грани собственной личности. Смотришь на нее (эту личность) со стороны и думаешь: "Спасибо, Господи, что сделал меня мужчиной! А еще спасибо вышеупомянутым ткачихам и Кларе Цеткин за то, что ограничились одним единственным днем. Лично мой был расписан по минутам.

8.00. Подвиг

Как у Мюнхгаузена, емко и лаконично. Согласен, жалкие потуги устроить любимой праздник, вряд ли можно назвать подвигом, но что-то героическое в этом определенно есть. Накануне вечером продумал все до мелочей. Как опытный "троянец" незаметно пронес в квартиру букет роз под пальто, быстренько спрятал их в шкаф, куда заблаговременно водрузил трехлитровую банку с водой. Несколько мелких подарков – журналы, чулки, помаду, пару музыкальных дисков рассовал по полкам, поглубже, чтобы любимая заранее не обрадовалась.

Такие "рояли в кустах" – наш традиционный ход, веселая игра из серии: "Холодно – горячо". Проснулся без будильника, осторожно сполз с постели. Настя вздрогнула и открыла глаза.
– Спи, спи, милая, еще рано.
– А ты куда?
– Кофе варить.
– Не хочу кофе, хочу молочный коктейль с малиновым сиропом, – сонно проворчала она.
Упс... Неувязочка.
– Как скажешь, любимая, сегодня твой день...

Плетусь на кухню. Игры "Отыщи миксер" в программе не значилось. Начинаю открывать ящики. Первый осыпает меня макаронным дождем из разорванного пакета, из второго с грохотом вываливается пара кастрюль, третий неожиданно выстреливает мукой. Да что ж это такое?!

– Миксер в шкафу над столом, – кричит из спальни Настя.

Ага. Вот он голубчик... Мороженое, молоко и сироп, надо полагать, в холодильнике. Теперь все смешать и вылить в высокий стакан. Ну, стаканы, допустим, я уже где-то видел, найду, а вот где у нас розетка? Нет, правда, это не смешно. Пять минут тычусь по углам с вилкой в вытянутой руке.

– Розетка за крышкой плиты, – доносится голос любимой. – Ты же сам просил электрика ее спрятать.

Когда это было! Миксер натужно рычит и взбрыкивает, как необъезженный жеребец. Разбавленное сиропом мороженое алыми брызгами разлетается по кухне и замирает на стенах праздничным салютом. Оставшейся жижи хватает как раз на стакан. Ставлю его в центр подноса, вынимаю из шкафа припасенный букет и с видом победителя шагаю в спальню.

– С праздником, любимая! А на кухню не ходи, ладно? Нечего тебе там сегодня делать, – говорю как можно беззаботнее.

Генеральная уборка обеспечена. Ничего не попишешь, Восьмое марта...

Еще в детстве я понял – есть что-то искусственное в этом празднике. Точнее, в нашем к нему отношении. До шести лет меня воспитывала бабушка. Мама – пианистка – большую часть времени проводила на гастролях, отец – физик, самозабвенно занимался наукой, регулярно сообщая всем, что находится на пороге величайшего открытия. И только бабушка была на пенсии и с удовольствием отдавала все свое свободное время мне, за что ей отдельное большое спасибо. Она научила меня мыть посуду, убирать игрушки, застилать постель и даже готовить завтрак. Все это было настолько естественно, что мне и в голову не приходило оставить после себя грязную тарелку или разбросать вещи. Когда пришло время школы, родители решили: пора заняться воспитанием ребенка. Вернулся я в семью как раз накануне Восьмого марта.
– Завтра Международный женский день. Будем поздравлять маму цветами, – сказал отец. – А еще придется сделать уборку и приготовить ужин. Такова традиция... – вздохнул он, но тут же оживился. – Зато потом, сынок, весь год отдыхай – не хочу!

Этот разговор произвел настоящий переворот в моем неокрепшем сознании. Оказывается, работать по дому нам, мужчинам, можно лишь один день в году, а я то, болван, столько времени слушал бабушку! В отличие от нее, мама считала хозяйственные заботы не мужским делом, не подпускала меня к плите, посуду мыла сама и вообще, баловала, как могла. Так бабушкины старания сошли на нет, а я вырос оболтусом. В том смысле, что четко усвоил распределение ролей по половому признаку, в чем, кстати, совсем не одинок. Нас, беззаботно лежащих на диване с пультом в руках, – миллионы. И в этом целиком и полностью ваша, женская заслуга.

Дождавшись, когда Настя отправится в маникюрный салон, я принялся за уборку. Основная часть времени была посвящена поискам орудий труда. В шкафу под раковиной я с удивлением обнаружил батарею моющих средств.

На разбирательства "что к чему" ушел почти час. Второй был потрачен на отмывание кухни. Еще один поглотила пыль, бороться с которой оказалось совершенно невозможно. В итоге уронил ценный сувенир из Настиной коллекции – стеклянного носорога, в результате чего тот стал бегемотом. Принялся искать отвалившийся рог – рассыпал ее драгоценности из шкатулки, одно кольцо закатилось за шкаф. Решил достать его шваброй – разбил люстру...

Торжественное обращение к женщинам № 1 
Дорогие и любимые! Не ждите от мужчины чуда, если весь предшествующий празднику год не "репетировали" его. А именно: не просили благоверного помыть посуду, приготовить обед, сделать уборку или постирать. Иначе вы рискуете, вернувшись домой, обнаружить маленькую модель апокалипсиса, а посреди руин – несчастного мужа, пораженного нервным тиком. Лучше приучайте его к "подвигам" постепенно, и тогда есть шанс, что праздник не будет безвозвратно испорчен.

13.15. Вперед, за трофеями!

Вообще, тема подарков занимает отдельную страницу, нет, целую главу в жизни любого мужчины.

Помню, в первом классе наша учительница Маргарита Сергеевна оставила нас, мальчишек, после уроков и тожественно объявила, что через неделю наступает Восьмое марта. Каждый должен был выбрать девочку и подарить ей что-нибудь приятное. Задача облегчалась тем, что класс делился как раз поровну, но проблемы все-таки возникли. Пятеро из двенадцати, включая меня, возжелали поздравить одну и ту же персону – Леночку Макееву – голубоглазую отличницу с кукольным личиком. Учительница долго внушала нам, что внешность в этом деле не главное и все без исключения девочки в мире достойны внимания, ради чего, собственно и затевался международный женский день. В итоге нас осталось двое: я и Мишка Ухов – отчаянный хулиган и двоечник. Маргарита Сергеевна немного поразмышляла и решила, что тандем "Мишка-Леночка" может быть символичным во всех смыслах. Так я оказался в стороне и за перебор, как водится, получил недобор в виде Ритки Ковач – нескладной, высокой и болезненно худой троечницы.

У нее был острый, как у Буратино нос и тоненькие, словно мышиные хвостики косички, настолько туго заплетенные, что в проборе просвечивалась пугающе голубая кожа.

– Никто не хотел брать Ритку, – мрачно пожаловался я вечером маме.
– Что значит брать? – насторожилась она.
– Ну, поздравлять с Восьмым марта... Пришлось мне. И что ей теперь дарить?

Мама так расчувствовалась моим поступком, что прочла целую лекцию о благородстве, которого катастрофически не хватает в наше жестокое время.

– Так что дарить-то? – терпеливо дослушав ее, спросил я.
– Лучший подарок идет от души, – сказала мама. – От самого сердца. Прежде чем выбрать его, ты должен ощутить искреннее желание преподнести девочке именно эту вещь, а не что-то другое, понимаешь?

Душа увлекла меня в отдел игрушек, а сердце подсказало купить гоночный болид с пластмассовым пилотом под прозрачной крышей и номером семь на блестящем боку. Когда я пришел в класс, то с изумлением обнаружил на партах одиннадцать почти одинаковых кукол и сначала даже обрадовался собственной оригинальности. Но, получив гоночную машинку, Рита расплакалась. Оказывается, ей тоже, как и всем, хотелось глупую куклу. Вот тогда я впервые понял, что означает фраза: "Инициатива наказуема". Хочешь сделать женщине сюрприз, спроси как? А потом строго следуй инструкциям. Лишь однажды я нарушил это священное правило и поплатился. Настя сказала: "Мне будет приятен любой подарок". Три дня я как болван бегал по ювелирным магазинам, пока не отыскал серебряное кольцо с роскошным топазом – большое, в витой оправе под старину. Настя с трудом сдержала разочарование. Кольцо ей откровенно не понравилось и натужное: "Ух ты, спасибо!" прозвучало совсем не убедительно. Позже она тихонечко жаловалась по телефону подруге: "Оно неуклюжее, как боксерская перчатка. Так и хочется дать кому-нибудь в глаз. Ему? Хи-хи-хи... Жалко. Все-таки старался..."

Торжественное обращение к женщинам № 2 
Милые и ласковые, будьте бдительны! Самовыражайтесь как можно точнее. Во избежание ненужного хлама в ваших домах, ставьте перед мужьями точные задачи, содержащие такие параметры, как цвет, размер, цена, где купить и в котором часу там перерыв. Имейте снисхождение, не травмируйте нашу и без того расшатанную в канун праздника психику. Неизвестность пугает сильный пол. Задание из разряда: "Принеси то, не знаю что..." или "Пусть это будет сюрпризом!" способно превратить самого стойкого мужика в беспомощного школьника. Но если вы все же не позаботились о будущем подарке, то будьте готовы с благодарностью принять допотопную вазу или безумного цвета кофточку с перламутровыми пуговицами. Мы ведь искренне старались...

С тех самых пор я решил окончательно: никаких спонтанных идей!

– Так что тебе подарить? – начал выспрашивать у Насти за неделю до праздника.
– Мне все равно что, – сладко улыбалась она. – Главное, коробка-автомат...

Старая шутка, но намек вполне прозрачный. Подарок должен быть дорогим. Не автомобиль, конечно, но и не корыто какое-нибудь...
– Ладно, – смилостивилась "государыня рыбка". – Я видела в нашем торговом центре одну пижаму. Роскошная вещь, шелковая, на бретельках, терракотового цвета...
18.30. Праздник

В крайнем случае, так было запланировано. Именно в это время нас ждал накрытый столик в ее любимом ресторане. Но мои часы показывали 18.15, а подарок (чтоб ему пусто было) не находился. Я обегал весь торговый центр, ругая себя последними словами за неорганизованность. Трудно было спросить: где именно продаются эти чертовы пижамы?! Настин телефон молчал, видимо, села батарея...

После центра я прочесал еще семь магазинов. Пижам в них было море – розовые и белые, красные и фиолетовые, голубые в горошек и зеленые в клеточку, а вот терракотовых – извините. Наконец в восьмом, маленьком неприметном бутике, обнаружил что-то похожее.

– Пижаму мне!
– Какой размер?
– Размер? Не знаю...

Я зажмурился и мысленно представил Настю. Спроецировал образ на продавщицу.
– Она маленькая, как вы. Только грудь побольше... Девушка окинула меня презрительным взглядом:
– Значит, "S".
– А это терракотовый цвет? – насторожился я.
– Скорее, горчичный.
– А и ладно. Заворачивайте!

В 18.30 запел мобильный.

– Ну, где ты ходишь? – взволнованно спросила любимая.
– Уже бегу!

И действительно побежал, не сбавляя скорости, до самого дома.

Настя развернула подарок и удивленно заметила:
– По-моему, это горчичный цвет...

Затем спохватилась:
– Все равно, спасибо! Идем, скорее, а то наш столик отдадут кому-нибудь другому?

В ресторане было тепло и уютно. На стенах в канделябрах горели свечи, в углу маленький оркестрик наигрывал джаз. Официант разлил шампанское по бокалам, и любимая замерла в ожидании тоста. А у меня совершенно не было сил.

– За тебя, – сказал я как можно нежнее и залпом осушил бокал.

От беспощадных гонок по магазинам меня мучила жажда. Я попросил еще шампанского, потом еще, еще... Настя была обворожительна и полна желаний, намекала на секс, которому готова была посвятить всю предстоящую ночь. Она замечательно провела день, о чем и принялась рассказывать мне в подробностях. Косметический салон, сауна, солярий, маникюр, массаж с аромамаслами... Любимая все щебетала и щебетала, как птичка, а я... Я честно держался до последнего. А потом сдался. Усталость в сочетании с шампанским сделали свое черное дело, и я бессовестно захрапел прямо за столом. Где-то между маникюром и массажем.

Не помню, как мы вызвали такси, как садились в него, как выходили. Помню только подушку, прикоснувшись к которой, я забылся тревожным сном. Всю ночь меня преследовал один и тот же кошмар: я гонялся за терракотовой пижамой, а она ускользала из рук, гаденько хихикала и размахивая бретельками, дразнила: "Не догонишь, не догонишь!"

Торжественное обращение к женщинам № 3 
Нежные и удивительные! Не расстраивайтесь, если к вечеру после пробежек по магазинам вашего благоверного хватит всего на два слова: "Вот тебе!" Не обижайтесь, если, сунув вам в руки подарок, он упадет замертво и праздник закончится, так и не начавшись. Ведь то, что для вас – нормальная жизнь, для мужика – сплошной стресс.

P. S. 
Девятое марта. Просыпаюсь от доносящихся из кухни ароматов. Любимая уже встала и возится у плиты. Немедленно вспоминаю вчерашний день, морщусь и иду вымаливать прощение. Нежно обнимаю Настю за плечи.

– Проснулся, герой? – насмешливо спрашивает она.
– Милая, – шепчу ей на ухо, давай договоримся: я стану любить тебя, холить и лелеять триста шестьдесят пять дней в году. Но последовательно и без штурмовщины... Кстати, скоро будет готов завтрак?

Поделись с подружками :