Феномен женской дружбы. Уроки жизни.

Поделись с подружками :
Женская дружба — явление, загадочное даже для нас самих. Мы боготворим ее и отвергаем, добиваемся и предаем, утешаемся ею и отрицаем. И не можем обходиться без подруг.
Наша дружба может длиться годами и вдруг угаснуть, как угасает костер, в который некому подбросить дрова. Она возникает спонтанно, неожиданно и согревает нас так долго, как только возможно, или вспыхивает на мгновение яркой молнией и оставляет в памяти неизгладимый след. Подруги — верные и непредсказуемые, надежные и вероломные, стервозные и благородные — составляют немалую часть нашей жизни и порой играют в ней одну из главных ролей. Они заставляют нас страдать, ревновать, завидовать, и они же приходят на помощь в беде, поддерживают, советуют, опекают. Чем старше мы становимся, тем больше требований предъявляем к дружбе и тем сложнее найти человека, общение с которым принесет обоюдную радость и удовольствие.
В дружбе женской, впрочем, как и в дружбе вообще, есть что-то сакральное, предопределенное, неслучайное. Ежедневно мы встречаем множество представительниц прекрасного пола, но только отдельные индивиды вызывают у нас желание сблизиться, довериться, дружить.
У меня есть несколько подруг, хороших и разных, каждой из них я дорожу, каждую по-своему люблю, и каждая преподала мне свой урок. В результате я вывела аксиому, которой с удовольствием поделюсь с вами: идеальных подруг не бывает, как не бывает идеальных людей, и не стоит требовать от них больше, чем они могут. Когда я, наконец, это поняла, маленькие недостатки моих подруг задевают меня не больше, чем шалости разыгравшихся детей.

Мы выбираем, нас выбирают...
Первый опыт дружбы мы получаем в детстве. Иногда эта дружба сопровождает нас до самой старости, иногда рассыпается, как карточный домик, едва мы покидаем школьные стены.
В школу меня привела старшая сестра, и после торжественной линейки учительница спросила, с кем я хочу сидеть. Справедливости ради надо заметить, что мой отец был директором этой школы, а я — на год младше своих одноклассников, что и объясняло такое снисхождение. Я выбрала темноволосую девочку с двумя тонкими, торчащими в стороны косичками в пышных бантах, и хотя место рядом с ней было занято, мое желание удовлетворили. Ах, если б я тогда знала, чем обернется для меня этот выбор, я бы обратила внимание на другую первоклашку, которая смотрела на меня восторженными глазами и все время пыталась стать рядом и взять меня за руку. Но об этом позже. Выбранную мной девочку звали Катей, и ничего особенного в ней не было: жила с мамой, училась плохо, часто болела, но я очень привязалась к ней и считала своей лучшей подругой. Моя мама шила нам одинаковые платьица на лето, кормила Катю обедами, отец доставал ей, как полусироте, путевки в лучшие пионерские лагеря. Последующие восемь лет мы, не сговариваясь, садились за одну парту, делились бутербродами, вместе шли домой, я помогала ей делать уроки, давала списывать контрольные. Не знаю, что нашла я в своей Кате, но я ее боготворила, обожала ее и любила по-детски открыто и бесхитростно, и Катя была едва ли не главным человеком в моей жизни.
В десятый класс мы пошли в другую школу, и на Первое сентября я бежала, как на первое свидание. Мне не терпелось поскорее увидеть Катю, рассказать, как я провела лето, как соскучилась по ней, показать куриного бога с двумя дырочками, которого я нашла на берегу моря, подарить ей новую сумку, привезенную сестрой из какой-то доступной в те времена заграницы... Я буквально влетела в класс и уверенно зашагала к месту, где сидела моя Катя, но, увы, рядом с ней уже была... Галя, та самая девочка, которую в первом классе из-за меня пересадили к мальчику. От неожиданности я остановилась, не зная, как вести себя дальше, растерянно оглянулась в поисках ближайшей свободной парты, и вдруг кто-то громко и радостно позвал меня: “Оля, я здесь!” Моей спасительницей оказалась Надюша, та первоклашка, которая девять лет назад смотрела на меня восторженными глазами и хотела со мной дружить...
В тот день, не дождавшись окончания уроков, я ушла домой, и мама долго пыталась растолковать мне, что между женщинами такое случается часто и надо отнестись к этому философски, и коль Катя мне так дорога, стоит спросить у нее прямо, что ее не устраивало. А бабушка сказала: “И слава Богу! Гусь свинье не товарищ”, чем сильно возмутила меня. Не знаю, из гордости ли, из уязвленного самолюбия, но я так и не задала Кате этот вопрос, тем более что она не сторонилась меня и общалась как ни в чем не бывало. Но даже по прошествии стольких лет я помню, как мне было больно, обидно и стыдно, будто меня ударили по лицу или я принародно сделала что-то постыдное.
Катино предательство не давало мне покоя, и я решила непременно выяснить у нее причину на встрече выпускников по случаю пятилетнего окончания школы. Но Катя не приехала — родила ребенка. А Галя была. К ней я и подошла со своим сакраментальным вопросом.
“Ты не понимаешь, — удивилась Галя. — Да что ты говоришь?! — она явно издевалась. — Мы с Катей дружили почти с пеленок, с ясельной группы, и наши мамы дружили. А ты ворвалась, как торнадо, директорская дочка, и отбила ее у меня. Катя рассказывала, как ты терроризировала ее своей любовью, котлетками по-киевски подкармливала, подарочки дорогие дарила. Да у Кати из-за тебя никакой жизни не было, ты же контролировала каждый ее шаг... Где-то в классе пятом или шестом мы хотели подговорить ребят и устроить тебе бойкот, как в “Чучеле”, но Катя то ли испугалась, то ли пожалела тебя”.
Галя презрительно посмотрела на меня и продолжила: “Вот ты сейчас кто? В университете учишься?! А мы с Катей два года в училище — и на стройку: штукатур, маляр, плиточник. Ловишь разницу, студентка?”
В словах Гали была какая-то голая, циничная правда и в то же время чудовищная несправедливость. Я не стала с ней спорить, “уловила разницу” и вынесла из этой истории сразу несколько уроков.
Позже я поняла, что мы, маленькие девочки, затем подростки и юные леди, вели себя как истинные женщины. И в этой истории, как в зеркале заднего вида, отразились почти все подводные камни женской дружбы. Остальные мне еще предстояло преодолеть.

В поцелуе двух женщин есть что-то от боксерского рукопожатия.
Генри Луис Менкен
Урок № 1. Не предлагайте свою дружбу, если не уверены, что вам могут ответить взаимностью.
Урок № 2. Чтобы избежать зависти, выбирайте подруг, соответствующих вашему социальному статусу, материальному положению и интеллектуальному уровню.
Урок № 3. Не подавляйте подругу своим “умом и сообразительностью”. Не навязывайте свое мнение, давайте ей возможность высказаться и раскрыться.
Урок № 4.
Если вы оказались в роли подруги-жертвы, подумайте, что вам дороже: независимость или бонусы, которые вы все же получаете от этой дружбы.

Коварство и любовь
В молодости мы быстро забываем обиды, легко переносим удары судьбы, мы еще больше оптимисты, чем нытики, а розовые очки на наших глазах занимают пол-лица. Мы готовы назвать подругой каждую знакомую, проявившую к нам хоть какой-то интерес, поделиться с ней и куском хлеба, и модной блузкой, и раскрыть ей сердечные тайны.
Друг моего парня встречался с Викой, и как-то вчетвером мы чудесно провели уик-энд. Я почти сразу подружилась с Викой. Она была очень симпатичная, училась в интернатуре, снимала квартиру вдвоем с подружкой. Возраст — кажется, она была старше меня лет на пять. Опыт в сердечных делах и стойкая жизненная позиция подкупали меня. Советы, которые она мне давала, в основном были направлены на то, чтобы выйти замуж. И не просто выйти, а удачно. Это было ее заветное желание. А мне еще хотелось погулять, определить приоритеты, получить диплом и понять наконец, кто мне дороже — теперешний ухажер Ваня или мое школьное увлечение — Пашка, который учился в другом городе. Правда, наши отношения походили скорее на нежную и искреннюю дружбу, чем на пылкую любовь: мы в основном переписывались и перезванивались, и когда однажды Паша заговорил о нашем совместном будущем, я растерялась.
Вскоре Вика ориентировалась в моих сердечных делах не хуже, чем в своих, а я все больше привязывалась к Ванечке и, пожалуй, уже была влюблена. Мы виделись почти каждый день, он красиво ухаживал и заботился обо мне, а затем пригласил домой и познакомил с родителями. И вдруг охладел, наши встречи становились все реже и были какими-то скомканными и натянутыми, а потом он и вовсе исчез.
Я терялась в догадках недолго, до тех пор, пока не встретилась с Викой. “Говоришь, Ванюшка тебя бросил. Бедняжка, — Вика изобразила на лице сострадание. — Да ты не переживай так, у тебя же Пашка есть. Ты ведь любишь его, правда, любишь? — она тревожно заглядывала в мои глаза, и я все поняла. Это Вика рассказала своему парню о существовании Пашки, а тот с радостью поделился этой новостью с другом.
Эта история надолго отбила у меня охоту откровенничать с подружками и вообще с лицами женского пола и добавила в копилку жизненного опыта еще два урока.
Урок № 5. Не доверяйте подруге свои сердечные тайны до тех пор, пока не убедитесь в ее искренности и верности.
Урок № 6. Если у вас есть общие знакомые мужчины, будьте осторожны в высказываниях относительно своей личной жизни.

Испытание счастьем
Я зареклась добиваться дружбы, если она не складывалась спонтанно и непринужденно. Но познакомившись с Таней, тут же забыла об этом. В ней было все, чего не доставало мне: аккуратная до педантизма, сдержанная, в меру расчетлива, экономна и строга. Она носила классические костюмы с белыми блузками, очки в роговой оправе, всегда была с прической и макияжем, курила мужские сигареты и в разговоре могла ввернуть крепкое словцо. Она ездила на “вольво”, коллекционировала почтовые марки и значки, хорошо готовила, пела низким задушевным голосом народные песни и... ни с кем не дружила. Я по крупинке собирала о ней информацию, чтобы при случае проявить свою осведомленность. И этот случай представился: получив от родственницы из Дании письмо, я предложила Тане посмотреть марку, вдруг она ей подойдет. Таня долго изучала ее и сказала, что именно такой, из серии датских королев, у нее нет. Лед тронулся.
Чем больше я ее узнавала, тем сильнее меня поражала ее самодостаточность, целеустремленность, принципиальность. Наконец пришло время, когда я уверенно могла заявить — мы подружились. Затем Таня перешла на работу в военный округ и однажды пригласила меня на закрытую вечеринку. Там, в непринужденной атмосфере фуршета, к ней подошел молодой человек в форме, ее коллега, и попросил познакомить со своей подругой, то есть со мной. “Александр, самый молодой майор в войсках”, — в свою очередь представился он. Сначала он мне не понравился, показался хвастунишкой и пикапщиком. Зато потом...

Женщины в большинстве своем оттого так безразличны к дружбе, что она кажется им пресной в сравнении с любовью.
Ф. Ларошфуко

В то время я пребывала в счастливом промежутке между первым разводом и вторым замужеством, не была обременена детьми и располагала массой свободного времени. Саша тоже был в разводе. Словом, у нас складывались чудесные отношения. Огорчало только то, что вскоре он должен был уехать на место службы. Но вот однажды он совершенно недвусмысленно спросил, не хотела бы я отправиться вместе с ним. Я обещала подумать...
Прошло несколько дней. “Ты представляешь, — смеясь, сообщила мне Таня, — Саша хотел сделать тебе предложение, но я его отговорила. Я сказала, что ты легкомысленная и ветреная особа и никогда не согласишься уехать из Киева”. — “А ты спросила у меня, хочу я этого или нет? И почему ты считаешь меня легкомысленной?” — обиделась я. “Я же твоя подруга, я знаю тебя как облупленную, — последовал ответ. — Вот я для Саши была бы лучшей партией. Знаешь, я сказала ему об этом”, — мечтательно завершила Таня, тем самым завершив наши отношения.
Тогда, решительно отсекая все попытки Тани примириться, я, конечно же, погорячилась. Потому что мужчины — самый трудный подводный камень женской дружбы, преодолеть который могут только 90 процентов женщин из 100.
Урок № 7. Выучить этот урок невозможно. Когда у лучшей подруги появляется друг или муж, у нас просыпается первобытный инстинкт продолжения рода и улучшения генофонда, даже если мы не собирались рожать в ближайшую десятилетку, и выволакиваются на свет божий все комплексы, один из которых — “чем я хуже той, другой”. Возникшая в подсознании мысль “отбить” толкает нас на самые неблаговидные поступки, даже если потом мы ума не приложим, что с ним делать, с отбитым-то. Но у нас есть оправдание — именно такое поведение заложено в наших генах, а природа мудра и дальновидна.

Истреблению не подлежат
В наше время разговор с подругой может заменить консультация психолога, а совет по поводу “идет или не идет это платье” даст продавец в магазине. Профессионалы безупречно выполнят свою работу, но нам ведь нужно не только это. Нам надо еще “А поговорить” — задушевность, сердечность, теплота, которую даст только подруга.
Когда я вышла замуж, супруг незаметно, осторожно, но настойчиво истребил всех моих подруг, кроме одной, которую считал наименьшим злом. Одно время я не замечала их отсутствия, потому что была поглощена обустройством семейного гнезда, рождением детей и проблемами, неизбежно возникающими в семье. К тому же мне вполне хватало женского общества на работе. Но однажды, в юбилейный день рождения, я ощутила неясную тревогу и пустоту: мой телефон не надрывался от звонков, мне некого было пригласить в гости, а значит, не за чем сервировать стол старинным саксонским фарфором, в конце концов, не для кого было надеть сережки с сапфирами, которые подарил муж. Я задумалась и поняла, что все это время была обделена женским вниманием. Не мужским, которое всегда напрягает, требует выглядеть, быть в форме, в настроении, а именно женским, легким и необременительным. Только с подругой за чашкой кофе можно пообижаться на мужа, перемыть косточки свекрови или общей знакомой, пробежаться по магазинам. Только подруге можно похвастаться успехами детей, рассказать о маленьком, совсем невинном флирте с коллегой, продемонстрировать новый наряд. Ведь только женщина может понять и по-настоящему оценить женщину.
И тогда также незаметно, осторожно, но настойчиво я вернула всех своих подруг: верных и ненадежных, стервозных и благородных, коварных и непредсказуемых.
Урок № 8. Миритесь с недостатками подруг, ведь и вы не безгрешны. Тянитесь к тем вершинам, которые покорили они. Дружите — вопреки единогласному мнению мужчин о том, что женской дружбы не бывает.

Как мы дружим
Почему женская дружба иногда похожа на мужскую, а мужская на женскую? Исследователи этого вопроса пришли к выводу, что среди людей в возрасте до 30 лет более 70 процентов являются андрогинными, то есть сочетающими в себе и мужские, и женские качества — так называемых внутреннего мужчину и внутреннюю женщину.
Если у вас и у вашей подруги преобладает внутренняя женщина, значит, ваша дружба эмоциональная, переменчивая и непостоянная, как истинная дама.
Если у обоих друзей ярко выражен внутренний мужчина, их дружба, независимо от пола, будет похожа на деловое сотрудничество.
Самый интересный вариант — дружба внутреннего мужчины и внутренней женщины. Если это две дамы, отношения могут казаться лесбийскими, хотя на самом деле такими не быть.


P. S. Прочитав последнее предложение, муж ухмыльнулся и предложил провести эксперимент: разыграть на конкретных лицах ситуацию из популярного анекдота о женской и мужской дружбе. Вот он: “Муж не ночевал дома. Утром жена звонит его приятелям и спрашивает, не знают ли они, где ее Коля. Пятеро из десяти ответили, что он недавно ушел домой, а еще пятеро радостно сообщили, что Коля и сейчас у них. Когда муж позвонил подругам жены с таким же вопросом, те сказали, что в глаза ее не видели”.
Мы решили упростить задачу и выбрали пятерых подопытных. Сначала я позвонила приятелям мужа и в ответ получила самозабвенное вранье о том, что вот только что, ну две минутки, как он ушел. Затем муж озабоченным голосом стал допрашивать моих подруг, где я могла заночевать. Те реагировали по-разному: от сочувственного “Надо же, никогда бы не подумала. Нет, не знаю!” до восторженного “Вот это да! Ну и дает твоя Олька!” И только одна сказала: “Послушай, дорогой, если твоя жена действительно не ночевала дома, не предупредив тебя, значит, случилось что-то серьезное, и ты должен звонить не подругам, а в милицию или в морг“. Это была Надюша, девочка из первого класса, которая когда-то смотрела на меня восторженными глазами. Моя настоящая подруга!

О дружбе мужской
Мужская дружба ничем не отличается от женской. Мужчины точно так же сплетничают, но за бокалом пива, ходят с друзьями на рыбалку, на охоту, на футбол. Случается, и девушек уводят, и предают: ведь это у них Боливар не вынес двоих. Мужская дружба потому кажется крепче, что она лишена страстей, присущих нашей, она прагматичнее, трезвее, расчетливее. А то, что они не верят в нашу дружбу, называется просто — мужской шовинизм. Простим им эту невинную слабость — их есть за что любить.

Поделись с подружками :