Крепкая сеть: жизнь онлайн, сайты знакомств и Интернет-зависимость.

Поделись с подружками :
Вы думаете, что “Всемирная Паутина” — это метафора для обозначения Интернета,  потому что она оплетает планету на манер нитей Арахны? Как бы не так! Метафора эта означает, что если мы заглянем в Сеть хоть глазком, шансы выбраться оттуда крайне малы.
На замерзшую ветку присела озябшая синичка.
Рыжая белочка потащила в дупло лесной орешек.
Последний коричневый листок сорвался с березки порывом зимнего ветра.
А потом вай-фай снова заработал. 

О плюсах Интернета говорить не приходится — они очевидны. Выходя в Сеть после небольшого перерыва (например, провайдер чинил линию), мы чувствуем себя, как космонавты, впервые после долгой орбитальной командировки снявшие скафандр, — мы дышим. Информационный вакуум — страшная штука, а в эффективность телевизора уже давно мало кто верит. Совсем без Интернета жизнь современного человека представить затруднительно. А я — так вообще на стену лезу, меня все киевские провайдеры за оборванные телефоны ненавидят лютой ненавистью... Музыка, фильмы, общение. База данных, которая и не снилась библиотеке Конгресса США. Отличная вещь этот Интернет! 

72%
женщин зарегистрированы в соцсетях.
Но! Мы же натуры творческие и увлекающиеся, нам сложно остановиться вовремя. Вот ссылка, вот еще одна, а отсюда на Youtube, ой, какая хорошая песенка, сейчас повешу ее на “стену”  “Фейсбука”, а теперь на комментарии отвечу и так далее. Мы можем скакать по гиперлинкам, пока шум воды за стеной не возвестит о том, что соседи проснулись и собираются на работу. И вот тут становится понятно, что ни одна даже самая красивая медаль не обойдется без оборотной стороны. Мы становимся зависимыми от всплывающих на экране разноцветных пикселей, за которыми, как правило, скрываются другие, зависимые от наших пикселей, люди. И каждый сегодня рискует стать пленником одной из трех самых распространенных интернет-ловушек.

Социальные сети
— Милый, ты спать идешь? Три часа ночи!
— Подожди, дорогая, в Интернете кто-то неправ. 
Это хронофаг-чемпион. В социальных сетях можно просидеть весь день, почувствовать себя умным, значимым, красивым, успешным и раздать сто тысяч бесценных советов, не заметив, что день закончился, а КПД стремится к нулю. Не зря руководители многих крупных и не очень компаний блокируют своим сотрудникам выход в социальные сети с рабочих компьютеров.

“Дай ссылку на свою страничку в “Одноклассниках”, — попросил меня однажды знакомый. “У меня нет там странички”, — пролепетала я в ответ и, кажется, покраснела. Знакомый поморщился и попросил ссылку на мою страничку “ВКонтакте”. У меня не было и этого... до сих пор не понимаю, как удалось не провалиться под землю. Мои акции стремительно падали. “У меня есть “ЖЖ” с трансляцией на “Фейсбук”, — в отчаянии прошептала я, после чего была милостиво возвращена в ряды гомо сапиенс. 

Дома я решила больше не рисковать и отметиться везде. “Введите вашу фамилию (обязательно настоящую, иначе ваш аккаунт не будет зарегистрирован!!!)”, — грозно потребовала регистрационная форма. Я хмыкнула и ввела в поле “фамилия” слово “девичья”. Аккаунт, разумеется, был зафиксирован. Больше я туда не ходила. 
Все чаще обсуждаются какие-то вещи на сленге, принятом в одной из социальных сетей. И людей этих очень трудно понимать, что рождает чувство... одиночества. Мы не любим быть не такими, как все. Нам очень нравится быть не такими, как все, но на деле мы этого не любим. Поэтому действуем по принципу “все пошли, и я пошел”. Хотя, по большому счету, все это очень напоминает секту: свой язык, свои, не известные широкой публике кумиры, пренебрежение к тем, кто не состоит в прайде и так далее.

И мы волей-неволей идем в прайд. И тянем за собой других. Я лично создала для близких друзей (которые особо упрямились) штук шесть аккаунтов в “Живом Журнале”, прислала почтой логин, пароль и велела действовать. В этой ситуации им не удалось отвертеться. И ничего — пишут, комментируют — живы. На данный момент в моем близком окружении нет ни одного человека, который бы не сидел активно в социальных сетях. Ни одного. Более того, все они слабо представляют, как раньше без этого обходились. Периодически за чашкой, допустим, чая они насмерть спорят на тему, что круче, “ЖЖ” или “Фейсбук”? Потом смазывают друг другу свежие царапины, обнимаются и разъезжаются по домам... Кстати, пользуясь таким удобным случаем, спешу сообщить, что “ЖЖ” гораздо круче. И как же здорово, что под этой моей записью нельзя оставить комментарий. 

Помимо всего прочего, социальные сети на сегодня — один из самых доступных способов самоутверждения. Раньше оно ведь как было? Собираешься на встречу выпускников, делаешь прическу, надеваешь все лучшее, чтобы выглядеть в сто миллионов раз красивее этих кошелок, которые были королевами класса, а теперь безнадежно превратились в унылых теток. А наши выросшие мальчишки за две недели до встречи начинали активно посещать тренажерный зал и выпрашивать у приятеля “семерку” BMW, чтобы Люська Иванова убежала в туалет рыдать, потому что на выпускном ушла с Сидоровым. Куча хлопот у нас была раньше. Но теперь — о, чудо! — есть “Одноклассники”. Где можно повесить фотографии белого песка и изумрудного океана с небрежной подписью “Мы с детьми на Мальдивах, ноябрь, 2011”. И Люська уже рыдает в туалете, так ей и надо.  

Правда, с “Одноклассниками” есть проблема: как бы чудесно ни смотрелось новое бикини, купленное в Доминиканском резорте, посетители странички все равно знают, сколько нам на самом деле лет. Хоть караул кричи.  
Другая проблема связана с потерей целеполагания. Суть тут вот в чем. Поскольку всех хамов и несогласных можно с легкостью забанить, мы получаем только позитивный фидбэк. Простой пример — зеркало в ванной орет: “Эй, хозяйка, хватит есть сдобные булки!” Но добрые комментаторы напишут: “Ты прекрасно выглядишь”. И кому мы будем верить? Тупому бездушному куску амальгамы или этим милым людям? Лично я пойду и куплю булку, она такая вкусная. 
Очень забавный момент в соцсетях — это разновидность ярмарки тщеславия. А у тебя сколько друзей? А читателей сколько? Пятьсот, ну, ничего так. А у меня — почти пять тысяч. Да нет, мне все равно, разумеется, я не стану тебя презирать. Но ты все-таки старайся писать интереснее, лузер.  

Еще один характерный признак сетей — это скандалы. Часто — высосанные из пальца. Ну, например, напишет кто-то, что кормит ребенка грудью, пока ребенок грудь берет (кстати, ребенку почти шесть лет), и — ух, что начнется. Целую неделю (или больше) десятки тысяч людей будут разделены на две команды: “Все правильно” и “Ату ее!”. С редкими взвешенными голосами команды арбитров с нехитрым названием “Все хорошо без фанатизма”. А через неделю кто-то сообщит, что в этом сезоне заниженные талии уже не носят. Что будет дальше? Верно, команды сменят названия, перемешают составы и снова сойдутся в смертельной бойне на клавиатурах. Этому есть даже специальный заимствованный термин “холивар”  (от английского holy war — священная война). Темой для холивара может послужить что угодно, включая каноническое — с какого конца разбивать яйцо: с тупого или острого? 

одиноких мужчин меньше, чем женщин. Вот они и не согласны на что-то меньшее, чем Моника Белуччи

18%
женщин сидят в Интернете все свободное время.
Студенты, матери семейств, олигархи и маргиналы — все способны просидеть ночь, щедро метая в противника восклицательные знаки, ехидные смайлики и обсценную лексику. С людей сходит налет интеллигентности, и они способны говорить вещи, которые никогда, в силу воспитания или трусости, не решились бы сказать оппоненту в лицо. Компьютерному врагу можно наболтать что угодно, потому что шанс быть вычисленным и получить по голове в реальности довольно низок. Впрочем, такие случаи — тоже не редкость. Помню, как однажды мы с первым мужем не поленились ехать в ночи через полгорода, чтобы я отвесила брезгливую пощечину насмерть перепуганному студенту, который как-то не очень вежливо прокомментировал мои фотографии из пражского пресс-тура. Потом слово за слово — и понеслось. Прошло очень много лет, а мне до сих пор то крайне стыдно, то дико смешно, когда я вспоминаю эту историю. 

А вот недавно наткнулась на умопомрачительный комментарий: “Вас нет на сайте “Медиаэксперта”? Значит, вас нет в журналистике”. Нет на сайте? Вон из профессии! Вот, ей-богу, жаль, что этот комментарий был не мне адресован — я когда-то обожала холивары, с удовольствием тряхнула бы стариной. 

Сайты знакомств
— О чем вы говорите? Я уже семь лет на Мамбе — и никакой зависимости!
В наше суровое время знакомиться с лицами противоположного пола буквально негде. Нет, ну правда. Шататься в одиночестве (или с такой же одинокой подругой) по клубам — стыдно. Знакомиться в транспорте — боязно, тем более что девушки все чаще садятся за руль, какой уж тут общественный транспорт. Знакомиться на работе — чревато. И так далее. Что делать? Ага, есть же специальные сайты! Там десятки тысяч мужчин, сиди да выбирай.
Но возникает несколько проблем.

Первая. На сайтах знакомств, вроде VictoriaBrides.com, довольно подробные анкеты, что, с одной стороны, неплохо, а с другой — заставляет нас изучать исключительно тактико-технические характеристики визави, за которыми мы в упор не видим человека. И почти гарантированно пропустим нужного. 
Люди на подобных сайтах ведут себя, как в магазине: этот метр семьдесят, этот без машины, этот ищет исключительно секса, а этот вроде ничего, но хотелось бы с перламутровыми пуговицами.  
Кроме того, посетителей там действительно очень много, и у неофитов появляется опасная иллюзия выбора. Мало кто задумывается, что это действительно иллюзия. Найти своего человека на сайте ничуть не легче, чем в вагоне метро.

Вторая. Местные мужчины относятся к нам точно так же. Они тоже, как в магазине: тут старовата, там ребенок есть, здесь лишние три килограмма и так далее. Более того, критерии выбора у мужчин запредельные. Просто потому, что одиноких мужчин меньше, чем женщин. Вот они и не согласны на что-то меньшее, чем Моника Белуччи. Хотя она, признаться, тоже старовата и едва ли достойна Мегамужика, 37 лет, Украина, Киев. 

Третья. На сайтах знакомств очень много лжи. С обеих сторон. Мужчины пишут, что не женаты и ищут любви, хотя на деле — отцы семейства, желающие маленького случайного развлечения. Женщины занижают свой возраст и выкладывают фотографии пятнадцатилетней давности. Все знают эти правила игры, но упорно продолжают мечтать: “он влюбится в мои буквы и уже не разочаруется при встрече”. Логики в этом нет никакой, времени уходит уйма, а результат нулевой или даже с минусом. 

Четвертая. Сайты знакомств вызывают сильное привыкание. Получать комплименты настолько приятно, что остановиться тяжело. И вместо того чтобы строить отношения с тем, кто рядом, и мужчины, и женщины снова и снова обращаются к Интернету за порцией приятных слов в свой адрес. Кроме того, в чужом саду трава всегда зеленее, и есть желание попробовать вон с тем (или с той), рассчитывая на призрачное “а вдруг!”. А тот, кто рядом, будет временно транспортирован на запасной аэродром. К чему нам компромиссы, когда вокруг еще пара тысяч “неокученных” и все такое...

Компьютерные онлайн игры
— Здравствуйте, вы очень красивая, если я вам подхожу, мне хотелось бы познакомиться с вами.
— Какое расовое преимущество у андедов?
— Простите, я не понял...
— Вы мне подходите!!! 
Этот анекдот сегодня можно считать в некотором смысле устаревшим. Потерпев сокрушительное поражение в битве с компьютерными онлайн играми за внимание своих мужчин, дамы все чаще надевают нарисованные доспехи и идут махать мифриловым мечом плечо к плечу со своим счастливым избранником. По статистике, каждый третий участник сетевых игр — девушка, средний возраст которой 20+. Некоторым кажется, что проблема зависимости от компьютерных игр не характерна для нашей средней полосы, а на американцев нам, в общем-то, наплевать. Однако по данным одного из игровых журналов, в онлайн играх участвуют три миллиона украинцев. И, как мы уже говорили, каждый третий из них — женщина. Это больше миллиона. Вникните и содрогнитесь.
Разработчики онлайн игр не зря едят свой капиталистический хлеб — они используют наш с вами эскапизм — желание убежать от реальности. Нам позволяют выбрать любую внешность, любую интересную профессию, любое место жительства. Но это еще не все. Нам предлагается не обязательно простая, но честная и разумная жизнь с гарантированной возможностью успеха и развития при определенных усилиях. Понимаете, да? Это в реальности мы можем биться как рыба об лед годами и выполнять свои рабочие обязанности, как швейцарские часы, безнадежно ожидая повышения. А в игре все не так. Старался — получил. Это в реальности нам нужно выбирать между любимым делом и возможностью заработка, а в игре каждая профессия может сделать тебя богатым. Это в реальности мы можем добиться успеха, но опасаться выйти ночью на улицу, а в игре к нам не сунется ни один гопник в нарисованной подворотне. Это в реальности за окном — минус двадцать и закутанная толпа в душном метро, а в игре есть море, горы и солнечные пляжи. И грифон, на котором облетишь любую толпу. Ну и так далее. То есть нам предлагается идеальная альтернативная жизнь. простая и честная — такая, какой бы мы хотели ее видеть.   
  
В отличие от двух предыдущих интернет-магнитов, с этим надо бороться безжалостно. Как и в случае с наркотиками — это тот опыт, который не нужно стремиться получить. 

Доктор, я умру?
Трудно спорить, что Интернет — величайшее изобретение человечества наряду с колесом, пенициллином и полупроводниками. Он радикально экономит нам время, деньги и позволяет часами общаться в живом времени с эмигрировавшими в Австралию пятнадцать лет назад приятелями из школьного двора (привет, Толик!).  
Однако ВОЗ уже подняла вопрос о внесении интернет-зависимости в список официальных заболеваний. Это означает, что, к примеру, в тех же Штатах зависимым от Интернета будут выдавать больничные листы. Америка — веселая страна. У нас выдавать листы, конечно, не станут. Нас просто уволят. И, по большому счету, правильно сделают. 
Посему давайте быстренько проверим почту, а потом отправимся на каток. Незнакомцы в социальных сетях, скучающие мужчины с сайтов и огненные драконы обождут. Да, на улице холодно, и от падений будут синяки, но герой Киану Ривза не просто так съел красную таблетку. Унылую реальность тоже можно изменить и раскрасить, но только если делать это изнутри, а не трусливо спрятавшись под веткой комментариев “Живого Журнала”. 


Поделись с подружками :