Где продается женская виагра

Поделись с подружками :
Любимая, ты спишь и даже не подозреваешь, что я сижу рядом в позе роденовского мыслителя — такой же голый и задумчивый. Как-то скучно у нас сегодня получилось. Как-то формально.
Я никогда не пытался анализировать причины настолько разных твоих реакций на одни и те же движения, но сегодня меня осенило. Я кое-что понял. Просто сопоставил, прикинул, поразмыслил и теперь вот изображаю статую.
А все началось с того, что Стас, ну ты помнишь его юмор, спросил: “Знаешь, где продают женскую виагру?” И сам же ответил: “В любом ювелирном магазине”. Мы тогда посмеялись — и забыли. Потому что никого конкретного не имели в виду. То есть речь шла обо всем женском роде, абстрактном скоплении стройных ног и капризно надутых губ. А потом мне дали гонорар, и я пришел домой с гордо оттопыренным карманом. Ты сказала: “Ого!” — и в считанные минуты поделила сумму “по справедливости” — разложила купюры пышными кучками. Ты радовалась этим бумажкам, как абориген пластмассовым бусам, и я с умилением смотрел в твои сверкающие от счастья глаза. Конечно же, в этот вечер у нас случилась любовь, и была она невозможно красивой.
Спустя месяц, когда кучки утратили свою пышность, а в твоем гардеробе появилась шубка и много чего еще, ты вдруг захотела абонемент в бассейн по цене самого бассейна. Я не знаю, за что они берут такие деньги, возможно, у них там живая вода с золотыми рыбками или мускулистые негры разносят в паузах “Хеннесси” и бутерброды с черной икрой, но, оплатив этот абонемент, мы должны были бы основательно урезать бюджет. Например, заменить твой любимый французский ресторан на ресторан быстрого питания. Но ты сказала “фи!” и отвернулась к стенке. Неделю у нас не было секса. Ты называла убедительные причины, от которых у нормального мужика возникает дежавю. А именно: “Извини, болит голова”, “Я устала”, “Меня тошнит с самого утра”. А потом мне выплатили еще один гонорар. Я купил цветы, шампанское, этот злосчастный абонемент и — вуаля! Моей интимной жизни могли позавидовать Казанова, Дон Жуан и поручик Ржевский вместе взятые.
Сегодня мы опять на мели. Кредиты, как короеды, подточили наши финансы. Зарплату задерживают, неприкосновенный запас перестал быть таковым с тех пор, как ты затеяла ремонт, и вот результат — я сижу в позе роденовского мыслителя и со всей отчетливостью понимаю: шутка про виагру была о тебе. Только мне почему-то не смешно.
Получается, что я — большой и сильный, оставивший полжизни в тренажерном зале, добрый, нежный, умный, талантливый, да что там — практически гений (как утверждает моя мама), — без денег ничего не стою? То есть на весах мужских добродетелей вышеперечисленные достоинства — пыль по сравнению с этими разноцветными бумажками? Сразу вспоминается анекдот о старом лысом обрюзгшем мужике, который сначала с отвращением смотрит на себя в зеркало, потом на юную красавицу-жену и грустно говорит: “Это ж как надо бабки любить...”
Так вот, послушай меня внимательно, дорогая. Мужчина, которого не хотят, не способен зарабатывать. Все его резервы, явные и скрытые, сразу показывают полшестого. Он становится импотентом во всех смыслах. Ему впору застрелиться, настолько тошно...
Ладно, хватит страдать. Завтра я обязательно скажу тебе все, что думаю. Нет, вы только посмотрите, как она спит?! Просто ангел во плоти... Куртизанка! Да если бы я желал продажной любви, то искал бы ее совсем в другом месте. И поверь мне, за те же деньги получал бы раз в десять больше.
А знаешь, что я сделаю утром? Найду на балконе коробку со старыми блокнотами. Там есть один — красненький такой, догадываешься, что в нем? Правильно, номера телефонов. От Ани до Яны. Конечно, не исключено, что половина бывших подружек сменила номера, а остальные вышли замуж, но какая-нибудь да откликнется. Вот так-то!
Что-то я не на шутку разошелся... Надо бы лечь и уснуть, завтра на работу. Но сон не идет, и я забираюсь в губительную трясину Интернета. Так... Как бы это спросить? “Любовь и деньги?” Не то... “Женщина и богатство”? Совсем мимо... А может, “Деньги возбуждают женщин”?
Ничего себе! Три миллиона двести тысяч ссылок. Сразу же натыкаюсь на исследование некоего профессора Фолка из Боннского университета, который утверждает, что одной мысли о банкнотах достаточно, чтобы в мозгу активизировались особые зоны удовольствия. Те самые, что реагируют на прием наркотика. Затем на меня обрушивается тысяча женских форумов с нефертитями, тигрицами, амазонками и валькириями. Открываю первый попавшийся. “Деньги — всего лишь эквивалент стабильности и внутреннего спокойствия женщины, — пишет барышня под ником “Хорошая девочка”. (На аватаре портрет Медузы Горгоны.) Мы ведь не просто так ищем “сильное плечо”. Нам нужен умный и практичный спутник, способный обеспечить будущее потомство. А умный и практичный бедным быть не может априори. Вот и получается, что деньги, как признак ума, толкают нас заняться потомством немедленно. Возбуждают желание. И наоборот, тупые, нищие бездельники не рождают в нас никаких эмоций кроме отвращения. Такова женская природа, и меркантильность здесь ни при чем”.
Ну... в этом, определенно, есть логика, как бы мне ни хотелось сопротивляться...
“А теперь представьте, — безжалостно продолжает девочка-Горгона, — ваша любимая поверила вам, расслабилась, как за каменной стеной, а вы ей бац — и маленький дефолт в масштабах отдельно взятой семьи! Она хочет булочку с маком, а вы: “Прости, дорогая, кризис...” Знаете, что с ней происходит в этот момент? Ее охватывает ужасная паника. Ей кажется, что все — счастье закончилось навеки. Она сразу видит своих голодных, оборванных детей, которые идут с протянутыми ручонками и жалобно просят у прохожих копеечку. И не важно, что никаких детей у вас пока нет, эта картина стоит у нее перед глазами как живая. Теперь я вас спрашиваю, может ли женщина в таком состоянии думать о сексе?”
Ну вот, доигрался. С этого момента и я буду их видеть. Старшенький смотрит на меня с укором, а младшенькая тихонько так: “Папа, дай хлебушка...” Скупая слеза подступает к правому глазу...
Любимая, хорошо, что ты спишь. Ангел мой, как же хочется к тебе прижаться... Бедная моя... Я обещаю — дефолта не будет. Я очень постараюсь. Ради нашего будущего потомства я принесу тебе много-много разноцветных бумажек. А пока давай в кредит, а?

Поделись с подружками :