Все, что делает тебя счастливей. Размышления эгоистки.

Поделись с подружками :
Моя под­ру­га Ли­за ку­пи­ла фар­фо­ро­во­го жи­ра­фа. Зверь в хо­зяй­ст­ве аб­со­лют­но бес­по­лез­ный, осо­бен­но ес­ли учесть, что он за­нял треть спаль­ни и сто­ил, как ска­ко­вой же­ре­бец элит­ной по­ро­ды.
Муж подруги — большой специалист в области семейной экономии, словом, жмот — неприятно удивился. Мол, чем ты думала, когда отдала “за такую эту хрень такие деньжищи?!” Он кричал, как раненый лось, и топал ногами примерно также. Жираф смотрел на него с презрением. Лизе тоже надо было бы надавать благоверному по рогам, но вместо этого она явилась ко мне.
— Я ведь первый раз себе такое позволила... - пробивалась сквозь рыдания подруга. — Я знаю, что это всего лишь прихоть, но понимаешь, Сашка, мне он так понравился...
Это я-то не понимаю?! Я, отстоявшая перед бывшим право на кованый сундук размером с микроавтобус и попугая Арнольда, умеющего говорить такую важную в жизни каждой женщины фразу: “Закрой рот, дурак!” Именно ее он произнес в ответ на мужнино: “И где ты взяла это чучело?” Короче, я знаю, что такое для хрупкой нимфы вещи, способные сделать ее счастливой. Глупые и бесполезные, с точки зрения мужчин, они — “наше всё”. Моя непьющая знакомая Лара как-то отдала ползарплаты за фляжку с портретом Марлен Дитрих. Она ее так сильно хотела, что бредила во сне. Две недели дефилировала вдоль витрины, а потом не выдержала, зашла и купила. Эта дурацкая фляжка наполнила жизнь Лары каким-то особым, одной ей известным смыслом. В тот же день она нарисовала лучшую свою картину, с которой и началась как художница.
“Единственное, что я решила, и горячо поздравляю себя с этим, — делать то, что мне хочется, — творить праздник”. Франсуаза Саган. Обожаю ее. Каждый раз, оказавшись перед дилеммой “как надо” или “как хочу”, вспоминаю эту гениально-эпатажную женщину. И речь сейчас не только о бестолковых приобретениях, вернее, не столько о них, сколько о нашей внутренней свободе — умении разрешать себе отрываться не раз в десять лет на встрече выпускников, а по вдохновению — хоть каждый день.
У меня есть родственница, которая отказывает себе буквально во всем. При этом уже пятнадцать лет сидит в одной убогой конторе на унизительной зарплате и каждый день жалуется на жизнь. Она ненавидит успешных людей за их расточительность. Ее любимая мантра: “Попробовали бы они прожить на мои копейки хоть день, вот бы я на них посмотрела!” Муж от нее ушел, подруги разбежались, в общем, тоска зеленая. Так вот, помню, однажды был большой семейный праздник, под конец все вышли во двор запускать феерверк, а я никак не могла найти свои сапоги. И вдруг слышу: “Опять деньги на ветер швыряют. Лучше бы мне их отдали, уж точно полезнее было бы...” Я остановилась. Захотелось срочно сказать ей что-нибудь обидное и злое. Но неожиданно мне стало жаль ее. Ну прямо до слез. Она сидела такая серая, такая скучная, такая никакая...
В фильме “Любимая теща” есть одна сцена. Я ее знаю наизусть. Между Леа — героиней Катрин Денев — и ее зятем Антуаном происходит диалог:
— Что вы будете? — спрашивает Леа.
— Чай и ванильно-шоколадное мороженое, — отвечает Антуан.
— Вы больше любите ванильное или шоколадное?
— Ванильное.
— Почему же начали с шоколадного? — удивляется она.
— Самое вкусное я оставляю напоследок.
— А если вы вдруг умрете между шоколадным и ванильным? Или после шоколадного вам больше не захочется есть?
— Будет обидно, но что делать? — вздыхает он.
— Ужасно умереть со вкусом того, что не любишь...
Я вдруг поняла: моя родственница каждую минуту, каждый час, каждый день, каждый год запрещает себе ванильное мороженое. Я знаю, что она мечтает накопить денег и поехать на Средиземное море, но также знаю, что такого не случится никогда. И жадность здесь ни при чем. Это личная философия, собственная шкала ценностей, в которой радость от чего-то непрактичного приравнивается к преступлению. Уж лучше она будет ходить в обносках с выражением гордого идиотизма на лице, чем нарушит свои принципы. Она удивляется, почему жизнь так скупа и несправедлива к ней? Да потому, что реальностью для нас становится то, во что мы верим, и то, чего мы хотим по-настоящему.
Еще один миф, вбиваемый в наши умы “мудрыми” занудами — сначала заработай на жизнь, а уж потом трать на удовольствия. И никому даже в голову не приходит, что, зарабатывая без удовольствия, ты начинаешь ненавидеть эту самую жизнь. Ты думаешь о ней так плохо, что она и вправду начинает ухудшаться. Есть старый анекдот. Ангел-хранитель подслушивает мысли одного парня: “Жена — стерва, теща — дура, шеф — деспот, денег нет, на службе одни проблемы...” Ангел стоит у него за спиной, записывает и удивляется: “Надо же, каждый день одни и те же желания! Но раз он так хочет...”
Какой страшный суд приговорил мою бедную родственницу с девяти до шести сидеть на нудной и нелюбимой работе? Какой изверг рода человеческого запретил ей кафе, кино, театры, выставки, каток, лыжи, шопинг, сауну, маникюр? “Много хочешь — мало получишь” — страшилка, придуманная от лени и зависти. Все работает с точностью до наоборот.
Мы должны хотеть много-много и еще три раза по столько же. Мы обязаны быть счастливыми и становиться источниками счастья для любимых людей. Иначе жизнь теряет смысл. Оставленное “на потом”, “потом” не радует. Спонтанные поступки и приобретения тем и ценны, что приносят удовольствие здесь и сейчас.
“Чего хочет женщина, того хочет Бог“, — сказал однажды безымянный француз и сразу заслужил себе памятник. Бог хочет массаж и на Мальдивы? Прекрасно. Начни с массажа, Мальдивы подтянутся. Но начни обязательно. Все, что делает тебя хоть чуточку счастливей, — должно случиться.
Моя неугомонная Лиза таки нашла практическое применение своей покупке. Когда ее жмот явился с работы, его ждал сюрприз. Из динамиков рвались там-тамы, повсюду горели свечи, пахло розмарином и сандалом, а в центре комнаты вокруг жирафа, изображающего шест, Лиза танцевала стриптиз. С тех пор ее благоверный не представляет их спальню без этого зверя. Жираф возвышается в их доме вполне легально и гордо, как памятник безымянному французу. Подруга планирует прикупить ему невесту. Что ж, пойду и я, побалую себя чем-нибудь приятно бесполезным...

Поделись с подружками :