Какая жалость - стоит ли жалеть себя?

Поделись с подружками :
День не задался с самого утра. Во-первых, во всем доме отключили свет. Это замечательное событие застало меня в душе за мытьем головы, так что заканчивать процесс я была вынуждена на ощупь, а волосы вместо фена сушить полотенцем.
В итоге с прической не сложилось и настроение медленно ползло вниз. Во-вторых, я разлила кофе на платье, которое купила специально для встречи с издателем. Пришлось надеть запасной вариант — блузу и юбку, в которых выглядишь вроде бы приличненько, но скучно до оскомины. Синусоида настроения уверенно скатилась за нулевую отметку. В-третьих, машина отказалась заводиться. В-четвертых, вызванное такси заблудилось и приехало на двадцать минут позже положенного. В-пятых, таксист прокурил салон настолько, что по выходу из машины от меня несло как от дешевой табачной фабрики. В-шестых, я опоздала на встречу. Дальше сбилась со счета...
Встреча прошла плохо, я чувствовала себя не в своей тарелке, все время поправляла волосы и принюхивалась, отчего создавала впечатление особы нервной и подозрительной. Выйдя на улицу, разревелась от обиды. Мне было себя ужасно жаль. Казалось, во всем мире нет человека несчастнее. Чтобы хоть как-то утешиться, пошла в кафе и съела там пять профитролей, запив их большой порцией капучино. Стало легче, но ненадолго. Сидя у окна, я смотрела на безмятежные лица прохожих и думала: “Ну почему? Почему мне так не везет?!”
В тот день было запланировано еще две встречи, но из жалости к себе я их отменила. Вместо этого купила полкило попкорна и пошла в кино на комедию. Попкорн оказался пережаренным, комедия несмешной, ушла с середины. А вечером поссорилась с Виталиком — бойфрендом. Вместо того чтобы пожалеть меня, этот “философ” стал говорить какие-то глупости о силе воли и мелочах, которые нужно уметь пропускать сквозь пальцы. Никакого сострадания! Примерно так я думала, слушая его, а потом, к собственному удивлению, снова разревелась и выставила любимого за дверь. Целый вечер просидела у окна, вся такая трагическая, как Вера Холодная. И было в этом что-то по-настоящему женское (так мне казалось), трепетно-беззащитное, капризно-уютное...
На следующий день история повторилась. Неудач на мою долю выпало меньше, но реакции на них превзошли все ожидания. Я почувствовала первые признаки депрессии. Подумала: вот он — кризис среднего возраста и стала жалеть себя еще больше. День третий облегчения не принес, а как раз наоборот — появились мысли о том, как все хрупко и непрочно в этом мире. Еще по телевизору в какой-то программе рассказали: шел человек по улице, потом бац — сердечный приступ. А он — спортсмен, не пьет, не курит, в общем, целиком здоровый человек. Был...
Я терпеть не могу нытиков. У меня на них аллергия, которая проявляется быстро и неожиданно. Или неожиданно быстро, что сути не меняет. Могу выругаться с использованием ненормативной лексики, могу накричать на человека или же просто развернуться и уйти прямо посреди его страдальческого диалога. Потом, конечно, говорю себе, что нехорошо это, но сделанного не исправишь. Так вот, после трехдневного приступа жалости к себе, любимой и несчастной, я поняла, что ощущают эти люди.
Мы встретились с подругой, для которой я всегда служила примером — чем-то вроде стрелки компаса. Она сверяла со мной собственные поступки, дорожила каждым словом, регулярно восхищаясь моей стойкостью и жизнелюбием, и в этой прочно сложившейся модели отношений я чувствовала себя практически гуру. В тот вечер она также рассчитывала на мой ценный совет, но я, как вы понимаете, оказалась далека от здравого смысла. Мне самой была нужна жилетка. Большая и мягкая. Я не помню подробностей того разговора, потому что из жалости к себе выпила пять бокалов мартини. Моя бедная подруга сидела с перекошенным от неожиданности лицом, а я вещала без пауз. О недомытой голове, испорченном платье, прокуренном такси, мерзком издателе, черствых друзьях, бессоннице, трех лишних килограммах и нарушенном стуле. Все это резюмировалось трагическим выводом: жизнь — дерьмо. Она смотрела на меня с таким выражением, с каким обычно смотрят на что-то жалкое и гадкое одновременно. На раздавленную гусеницу, например, или на бомжа, который обнажил больные, отвратительно грязные ноги в качестве аргумента для милостыни. Еще я собиралась рассказать о том, каким гадом оказался Виталик, но подруга вышла на минутку в туалет и не вернулась. Утром мне было очень плохо и не только от мартини. Я попробовала позвонить ей, чтобы извиниться, но она не брала трубку. И очень правильно делала, потому что в этот момент я увидела себя ее глазами, и это меня здорово отрезвило. Быть ничтожеством, мягко говоря, неприятно. Но быть ничтожеством по собственной инициативе — неприятно втройне. К счастью, процесс не зашел слишком далеко, и я не утратила способности анализировать.
Так что же, собственно, произошло? Неужели банальная жалость к себе смогла настолько сильно подкосить мое душевное равновесие? Именно. Это чувство только на первый взгляд кажется невинным и таким по-настоящему женским. В действительности же оно — одно из самых разрушительных. Жалость к себе запускает целый комплекс негативных процессов, отбирает жизненную энергию, делает нас слабыми и уязвимыми. Жалея себя, мы ищем оправдания собственной несостоятельности, лени, глупости... Жалость к себе — очень красноречивый адвокат, способный найти убедительные аргументы. В результате мы перекладываем на других ответственность за свои поступки и превращаемся в классических неудачников. Вся жизнь начинает вертеться вокруг проблем. Чья-то глупая реплика возводится в ранг чудовищного оскорбления, а сломанный каблук становится судьбоносным знаком неминуемых бед. Более того, мы сами превращаемся в магниты для проблем, пропитываемся ими, как дымом от старых покрышек, и перестаем воспринимать другие запахи. А потом приходят болезни и прочие неприятности. Так что не стоит играть в бедную овечку — граница между “трепетно-беззащитным” и “унизительно-жалким” очень зыбкая, легко и не заметить...
Нет, конечно, иногда для разнообразия можно пожалеть себя, бедненькую. Немножко поплакать, но только чуть-чуть, чтобы никто не видел. А потом сказать: “Какая такая жалость?! Что вы говорите? Да я — самая счастливая барышня в мире!” И сделать все то же самое (выпить капучино, купить полкило попкорна, посмотреть комедию), но уже от радости. И все это, уверяю, обязательно будет вкусным, сладким и смешным...
Поделись с подружками :