Как распознать секс-коллекционера?

Поделись с подружками :
Они идут по жизни на пружинистых мягких лапах, похожие на больших хищных кошек. Они смотрят оценивающе, атакуют напористо. Они всегда знают, чего хотят, и добиваются своего во что бы то ни стало. И вы можете легко попасть в их коллекцию.
“Потворствование всему, что давало наслаждение моим чувствам, всегда было главным делом моей жизни... Чувствуя, что я был рожден для противоположного пола, я всегда любил его и делал все, что мог, чтобы быть любимым им”.

Джакомо Джироламо Казанова. 
“История моей жизни”

В беззаботной школьной юности мною внезапно овладела страсть к собирательству. Я всегда была девочкой нестандартной, с оригинальным подходом к поставленной задаче, поэтому заниматься унылыми марками или холодными монетами мне и в голову не пришло. Проявив повышенную креативность, я начала коллекционировать кактусы. И не просто кактусы, а только те, которые своими очертаниями напоминали людей. Чем затейливее пустынная жизнь модифицировала колючее кактусовое тельце, тем в больший восторг приходило мое сердце. Я давала кактусам имена и аккуратным почерком отличницы записывала их в секретную тетрадку. Рядом с порядковым номером. А для всеобщего обозрения в горшочки втыкала таблички с латинскими названиями. И никто не догадывался, что  Mammillaria geminispina — это на самом деле завуч Ольга Андреевна, а Opuntia microdasys — Вовка из 7-Б. Он целый год носил мой ранец.

Я давно оставила в прошлом школу с завучем, Вовкой и жаждой коллекционирования. Даже не помню, куда подевались мои колючие экспонаты. Но я научилась с первого взгляда различать тех, кто подчинен неуемной страсти к коллекционированию. Их взгляд, обычно скользящий поверх лиц, событий и лет, оживляется лишь тогда, когда в поле зрения попадает объект вожделения, будь то кактус, пробка от бутылки, предметы старины, фарфоровый слоник или пакетик с сахаром из поезда. В глазах появляется блеск, в них явственно читается лозунг “Хочу — и получу!”

Повзрослев, я поняла, что коллекционировать можно что угодно. Вещи, как это делает большинство собирателей. Души, как это делал Мефистофель, аккуратно записывая в сатанинский гроссбух, у кого брал и почем. А можно — женщин, подчиняя себе не только их пылкие души, но и тела, как это делал легендарный Джакомо. И потом помнить всех и бережно перебирать воспоминания. Может быть, даже написать мемуары на закате лет, озаглавив их Histoire de ma vie (“История моей жизни”). Почему бы и нет?

Пожиратель сердец: портрет в интерьере
Он смотрит на женщину, как Паганель на редкую бабочку. Как альпинист на Эльбрус. Как укротитель на тигрицу. В глазах его — огонь, в словах — мед и молоко, в поступках — мужественное благородство. Он сделает невозможное, чтобы поймать, покорить, укротить. Но как только цель достигнута, взгляд его снова безразлично скользит мимо, огонь превращается в золу. Он опять в поисках нового экспоната. 

Ни в коем случае не называйте его бабником. Это определение оскорбляет его эстетические чувства и опошляет устремления. Бабник легкомыслен и поверхностен, затаскивая в постель все, что с двумя ногами и в бюстгальтере. Коллекционеру же свойственна упорядоченность и систематизация. Иногда с фотографиями, инвентарным номером и краткой характеристикой: “Варвара, 25 лет, длинная коса”. Он обольщает, добивается любви и исчезает, оставив себе фото на память. Тщательно составляет картотеку, внося в нее свидетельства своих побед. Дневники эти не для чужих глаз (хотя коллекционеры любят покрасоваться перед приятелями), а файлы с фото хранятся в компьютере под заковыристыми паролями. Коллекционер всегда максималист, томимый вечной страстью собрать больше, лучше, интереснее, чем у других. И с этой страстью сосуществует в вечной схватке понимание того, что ни одна коллекция не может быть собрана полностью. Это как ремонт, который невозможно закончить, можно только усилием воли прекратить.

Он придирчиво выбирает экспонаты по ведомым только ему критериям. Ведь ему нужны не просто женщины, а только те, что полностью соответствуют выбранным им признакам. Например, ростом не ниже 175 сантиметров. Или только родом из Мукачево. Или исключительно библиотекарши с карими глазами.

Наиболее успешными и популярными коллекционерами являются люди с так называемым “шизоидным” типом психики, который характеризуется разнонаправленностью интересов и устремлений. Подобный тип чаще встречается среди личностей с ярко выраженной творческой энергией, действующей на представителей противоположного пола подобно сексуальному магниту. У служителей искусства (художников, поэтов, музыкантов) сексуальных партнеров примерно в два раза больше, чем у представителей нетворческих профессий.

“Я научу твоего дракона летать...”
Такой коллекционер случился однажды и в моей жизни. Познакомились мы в бассейне, куда я хожу каждые вторник и пятницу вот уже третий год. И все это время я даже не подозревала, что в один прекрасный день меня вытащат из воды, употребят по назначению, а потом снабдят порядковым номером и краткой характеристикой — “Марта, 32 года, спортивная брюнетка, на лодыжке татуировка в виде дракона”. Именно этот злосчастный дракон на моей ноге стал причиной того, что меня бесцеремонно выдернули из привычной жизни и сделали экспонатом коллекции. 

В тот день он стоял на бортике и наблюдал за мной пристально, пока я отмеряла свои дорожки. Взгляд его скользил по моему телу и дробился на сотни водяных капель, щекочущих кожу. Я плавала долго, он был терпелив. Подал мне руку, сильным рывком вытащил на бортик, набросил на плечи полотенце, заглянул в глаза близко и тихонько рыкнул:

“Пойдем. Я заставлю твоего дракона расправить крылья и взлететь”.
У него была грация хищного зверя, глаза с золотистой искрой и красивые кисти с длинными нервными пальцами. Можно сколько угодно крутить пальцем у виска и осуждающе цокать языком, но факт остается фактом: я послушной собачонкой пошла за ним, не издав ни слова, ни писка. Не зная ни его имени, ни кто он такой, ни откуда вообще взялся. У меня до сих пор нет объяснения тому поступку.

Имена друг друга мы узнали часа через два, когда пришли в себя и отдышались. Парня звали Егором, и, скажу честно, никогда — ни до, ни после — у меня не было такого секса. Он гладил дракона, пробегал по нему кончиками пальцев, пощипывал и целовал кожу. Меня это страшно заводило, да и вообще было не до раздумий. “Ну мало ли... — вскользь подумала тогда я. — Ничего страшного, у каждого свои тараканы”. Однако, как оказалось впоследствии, все было не так просто и не так очевидно.

“У меня такого раньше никогда не было, поэтому я это хочу, поэтому я это получу” — вот кредо, с которым Егор соизмерял свою сексуальную жизнь. Он подолгу и со вкусом рассказывал о своих многочисленных пассиях, и, что меня больше всего поражало, рассказы неизменно сводились не к самим девушкам и не к его чувству к этим девушкам, а исключительно к их особенностям. К тому, что существенно их выделяло и отличало от остальных. К их татуировкам.
Многие женщины ошибочно принимали его азарт собирателя за сексуальность, поэтому легко и охотно пополняли собой его коллекцию. Да и выигрышная внешность немало тому способствовала. А Егор бежал вперед, задыхаясь и не глядя по сторонам, к своей цели. Конечно же, мы вскоре расстались, очень уж некомфортно да и унизительно было ощущать себя пришпиленной к фанерке высушенной букашкой. 

Послужной список Казановы не потрясает воображение: всего 122 женщины
Зачем они это делают?
Толковый словарь определяет коллекцию (от лат. collectio — “собирание”, “собрание”) как “систематизированное собрание каких-либо предметов (однородных или объединенных общностью темы), представляющих научный, художественный, литературный и тому подобный интерес”. Не без основания усомнившись в том, что побудительным мотивом коллекционеров женщин является научный, а уж тем более литературный интерес, остановимся на емком и обширном “и тому подобный”. 

Недособирал в детстве фантиков от жевательной резинки и решил наверстать, уже будучи взрослым, солидным дяденькой? Вариант слишком незатейливый, а потому малораспространенный в природе. Ведь никто не мешает продолжить коллекционирование тех же фантиков. Или спорткаров, к примеру. Чаще всего причина лежит гораздо глубже, затрагивая потаенные психологические пласты. И покоится она, как правило, на трех китах: азарт, низкая самооценка и, как ни странно, поиски той единственной и неповторимой, которая сможет заставить мужчину прекратить коллекционирование. Ведь если найден идеальный экспонат, оно теряет всякий смысл.


Один из известных коллекционеров — олигарх Владислав Доронин —специализируется на моделях.
Самый значимый его экспонат — британская топ-модель и актриса Наоми Кэмпбелл, с которой миллиардер чуть было не вступил в брак.
До того как пополнить свою коллекцию Наоми, Доронин пять лет поддерживал отношения со шведской моделью Карен Шонбахлер.
В октябре 2012 года папарацци засекли бизнесмена с Джацмой Кендрик — моделью, похожей на Кэмпбелл, только на пару десятков лет моложе.
Теперь олигарха можно застать в объятиях “Мисс Китай — 2011” Луо Цзылинь. Остается гадать, какая экзотическая барышня следующей пополнит доронинский гроссбух.

С теми, кем движет азарт, все предельно ясно: с каждым новым пополнением своей секс-коллекции они дают понять остальным мужчинам, кто тут вожак стаи. “Ах, у Захара появилась восьмая по счету блондинка?! Значит, у меня должны быть сразу две”. И через три дня еще одна, в качестве контрольного выстрела. Так они и живут, в вечном забеге на скорость и длину дистанции, постоянно оглядываясь на тех, кто жарко дышит в шею. Сбрасывают обороты только к старости, когда мотор барахлит и вообще скучно, потому что Захар умер в прошлом году и соревноваться больше не с кем.

С теми, кто взял в руки сачок для ловли женщин из-за низкой само­оценки, все гораздо интереснее и сложнее. Причины неуверенности в себе, в своей мужской привлекательности и состоятельности следует искать в детстве. В отношениях “ребенок — родители”. А в нашем случае в отношениях “мама — сын”. Если мать часто унижала своего ребенка словами “не будь тряпкой, соберись”, “не веди себя как девчонка”, “из тебя никогда не получится настоящего мужчины”, то, став взрослым, мальчик начинает всеми доступными способами доказывать матери, что он вырос, что он не тряпка, он успешен и состоятелен, он победитель и хозяин жизни. Кто-то, шагая по головам, делает карьеру, кто-то лихорадочно меняет женщин. Обладая ими, меняя их снова и снова, такой мужчина самоутверждается и одновременно мстит за привитую ему в детстве неуверенность в себе.

Коллекционерами также становятся сексуальные фетишисты, особенно те, для кого в качестве фетиша выступают те или иные части женского тела. Например, маленькие ступни, или рыжие волосы, или пышный бюст. Некоторые теряют волю и готовы отдать полцарства за то, что другие назовут изъяном: щербинку между зубами или оттопыренные уши.

В мемуарах Джакомо Казанова подробно излагает собственные любовные похождения. Не раскрывая настоящих имен, он классифицирует дам по национальности, семейному и социальному положению, возрасту и цвету волос. С той же тщательностью описывает манеру соблазнения и стиль занятия любовью, не забывая упомянуть экзотические детали. Кстати, послужной список Джакомо совсем не потрясает воображение: всего 122 (по некоторым данным — 132) женщины за тридцать девять лет. Да любой современный пикапер поднимет эти достижения на смех.

Женщин-коллекционеров гораздо меньше, чем мужчин, в силу врожденного иммунитета к подобному собирательству. Самая известная историческая личность — Клеопатра. Из современниц — ослепительная Шер. Певица уже долгое время разборчиво и со вкусом коллекционирует мужчин гораздо моложе себя. В объятиях обольстительницы побывали Том Круз, Вэл Килмер, Рэй Лиотта, Рон Циммерман, известные музыканты Эрик Клэптон, Ричи Самбора, Марк Хадсон. Сейчас Шер шестьдесят семь, и она не собирается на покой ни в карьерном плане, ни в сексуальном.

Угодили в сачок
Что влечет женщин к коллекционерам? Ответ очевиден — страсть и напор завоевателя. Он воспламеняется так быстро и горит так ярко, что дама слепнет и теряет разум. Он совершает невозможное, чтобы обладать вожделенным экспонатом. А женщина даже не подозревает, что она на самом деле не самая-самая, а всего лишь один из пятидесяти восьми предметов с пятым размером бюста.

Не хотите стать “одной из”? Не доверяйте безоглядно мужчинам-факелам. Приятно, конечно, почувствовать себя центром мироздания, богиней, к ногам которой бросают все дары земли. Но как только вы пополните собой его картотеку, от огненной страсти не останется и следа. Он просто закроет эту страницу и пойдет дальше. Впрочем, если вы умеете разделять секс и отношения, почему — нет? Тогда фееричный затейливый секс, возможно, станет первым в вашей коллекции. 
Поделись с подружками :