Комплексный подход

Поделись с подружками :
Наверняка в детстве каждая девочка, читая ”золотой ключик”, мечтала хоть на минутку побыть голубоглазой мальвиной, чтобы изводить чурбана с длинным носом.
Эмансипация, мода, французские парфюмы, культ топ-модели, контрацепция и многое другое никогда бы не имели такого общественного веса, если бы не женские комплексы, подпитывающие их развитие.

Все страхи, неврозы и сомнения в собственных силах, которые абсолютно здоровому психически и морально ребенку с таким трудом и упорством прививает семья и школа, давно проанализированы, классифицированы и названы по именам героев греческих трагедий, классической литературы и “Сказок народов мира”. К тому моменту, когда я осознал, что нашими жизнями управляют гештальты, прокрусты и электры, у меня уже сложилась собственная классификационная система, по которой женские “бзики” и “заскоки” назывались не романтически, вроде комплекса “Алисы в Стране чудес”, а этак приземленно, по-мужски. “Конечно, ведь ты мужчина. Чего же от тебя ждать?” — скажет любая, с кем я решился бы поделиться своим классификатором. “Это говоришь не ты, а один из твоих комплексов”, — всегда отвечаю я. Итак...

Комплекс Гольджи

Тяжелое наследие уроков биологии — комплекс Гольджи — означал какую-то микроскопическую штуковину из общего строения клетки простейшего организма. Поэтому и комплексы, объединенные под этим названием, я собрал самые примитивные, но, с другой стороны — самые системообразующие.

Пол, внешние данные, возраст и, пожалуй, вес — вот из-за чего уже который век происходит весь этот женский сыр-бор. Я помню подростковые стенания моей старшей кузины о том, как же ей похудеть к следующей дискотеке. Пышкой она выглядела лишь в сравнении с девочками из племени пигмеев, но я проникался к ней искренним сочувствием, по возможности доедая вместо нее “лишние калории”. В тупик меня поставила “счастливая развязка” этой гонки за дистрофией: сбросив более 10 килограммов, кузина, воспрянув духом, уже обзвонила было всех кавалеров, анонсировав встречу в диско-клубе, как вдруг обнаружила, что весь ее модный прикид катастрофически велик.

“Я бы так хотела стать мальчиком: сильным, смелым и надежным”, — говорила моя подружка, прильнув к плечу. Я удивлялся и объяснял, что ей незачем становиться мальчиком, ведь у нее есть я — сильный, смелый и надежный. Она только отмахивалась: “Ах, если бы ты знал, как тяжело девушке в мире ужасных, сильных и надежных мальчиков”. Нет, она не сменила в итоге ориентацию, но с каждым годом становилась все более и более “пацанкой”, которую можно было по-мужски хлопнуть по плечу и расскать очередной пошлый анекдот. Вскоре бедная девчонка страдала уже от того, что все больше воспринималась нами как “свой парень”.

Женская внешность —  это, простите, как мужской член. Нет, мы, конечно, принимаем себя такими, какие есть, но вот если бы хоть немножечко улучшить... Современные идеалы красоты, плоды фотошопа, пластики и визажа коверкали уникальную красоту не одной девчонки из моего круга. “Моя жена — настоящая рыбка. После подтяжки у нее выпучились глаза, а подкачанными губками она напоминает тропическую рыбу-губана”, — как часто приходится слышать подобное от друзей. Единственное универсальное средство улучшения внешности, действующее со стопроцентным результатом, — это кровельный гвоздь, вбитый в экран телевизора. Одна моя приятельница, мечтавшая изменить форму носа и скул, на три месяца отправилась в командировку в места, где из благ цивилизации были разве что “лампочки Ильича”. Вернулась с двумя любовниками и значительно поднятой самооценкой.

“Давай, иди к своим первокурсницам, я же для тебя уже старуха, да? Старуха!” — так заканчивалась каждая третья наша ссора. Слышать подобное мне было дико, разница в возрасте между нами всего полгода. “Я потратила на него целых пять лет, а он меня бросил... Кому я теперь нужна! Столько времени упущено!”
— рыдала на моем плече двадцатилетняя студентка юрфака, а я лишь сочувственно кивал, цинично сдерживая смех. Страх одиночества и старости, оформленный в бытовой народный идиотизм “засиделась в девках”, лечится, на мой взгляд, только хорошей порцией секса с партнером много старше (или много моложе, кому как больше нравится).

Оборонный комплекс

“У высоких берегов Амура часовые родины стоят” — вот главный жизненный принцип девушек, отягощенных оборонным комплексом. Они предпочитают обезоруживать и уничтожать потенциального агрессора где-то на стадии “разрешите представиться” и желательно хотя бы в 10–15 километрах от своего будуара. Мужчина всегда априори виновен во всех смертных грехах, порочен, неверен и к тому же его появление можно расценивать как призрак грядущего дефолта или апокалипсиса.

Казалось, было бы легче совсем без мужчин, но нет — они им нужны, правда, как подтверждение собственных нелицеприятных выводов. Так снайперу, сидящему в засаде, гораздо спокойнее видеть в оптический прицел вражеский взвод, чем ждать, когда же он появится. Но если мужчина все-таки вероломно проник в святая святых — ее жилище, как Наполеон в Москву в 1812-м, она, изобразив окончательную капитуляцию, потом сделает все, чтобы максимально испортить победителю праздник. Кутузов в подобной ситуации сжег столицу России, женщина-“оборонщица”, как минимум, погасит свет еще до того, как мужчина успеет расстегнуть хоть одну пуговицу на ее жакете. И тот факт, что мужчина любит глазами, совершенно не принимается ею ко вниманию. Иногда, выбираясь из постели такой девчонки, уже пять минут спустя я задавался вопросом: “А был ли секс вообще?"

невозможно строить отношения с той, которая уже знает, через сколько лет вы ”все равно разведетесь”

Мужчиностроительный комплекс

Мужчина — корявая криворукая обезьяна и без должной дрессуры является совершенно бесполезным, а порой и опасным для себя и окружающих субъектом. Дело, которому одна моя знакомая решила посвятить всю себя, она так и называла — мужчиностроением. “Раз уж, по непонятной никому причине, вы находитесь у рычагов принятия важных решений, то должны хотя бы понимать, какие решения действительно важны”, — сказала она. А когда я намекнул, что ей не дает покоя утерянная власть матриархата, она попросила у официанта счет и демонстративно отсчитала свою часть денег, включая чаевые.
В принципе такие девушки — мастерицы всяких презентаций и демонстраций, причем каждый из подобных перфомансов, будь то фраза в постели “глупенький, смотри, как правильно надо” или упрек “ну что ты опять накупил, бестолочь, ведь я же список писала”, служат единственно для воспитательной цели. “Слушай меня, а то ведь совсем пропадешь”, — говорят они своими поступками, словами и намерениями. Наверняка в детстве каждая такая девочка, читая “Золотой ключик”, мечтала хоть минутку побыть на месте голубоглазой Мальвины, чтобы изводить и третировать деревянного чурбана с длинным носом.

Зенитно-анкетный комплекс 

1.jpgЕсть женщины, работающие в следственных органах, но их немного. Куда больше тех, которым следовало бы там работать, но судьба распорядилась иначе. Я долго не мог понять, зачем девушке на первом свидании знать мой гороскоп, этимологию Ф. И. О. и историю того, как мой прадед полюбил прабабку. Поиск общих тем? Достаточно найти одну знакомую книгу или фильм — и этого хватит до закрытия ресторана. Подобные девушки, очень бойкие на стадии первичного знакомства, пуляют в тебя вопросами, как зенитная установка по фашистскому мессеру, буквально не давая собраться с мыслями. “Что ты представляешь при слове “красный”? Как думаешь, о чем пел Меладзе в “Притяженья больше нет”? А если девушка не приемлет оральный секс? Представь такую ситуацию...” — не каждый контрразведчик, перевербовывая шпиона, мог бы настолько размягчить ему мозги. Что за этим стоит — боязнь ошибиться в выборе кавалера? Но настоящий цирк начинается в конце свидания, когда на резонный вопрос “На кой черт тебе все это знать?” она отвечает, что я, видите ли, интересный, но крайне сложный человек (еще бы, только суперкомпьютер смог бы справиться с такой горой информационного мусора). А робкую попытку поцелуя пресекает, пожалуй, самым нелогичным ответом: “Погоди, мы еще так мало друг о друге знаем”. — “А тебе известно, что в третьем классе у меня была дифтерия, а в прошлую пятницу я ел курицу-гриль! Хотя верно, я еще не рассказал о своем нелегком периоде внутриутробной жизни”, — с этими словами, щелкнув каблуками, откланялся. Невозможно на равных строить отношения с той, которая тебя просчитала, и хотя вы знакомы всего несколько часов, уже знает, когда ты ей впервые изменишь и через сколько лет вы “все равно разведетесь”.


Оконно-спортивный комплекс

Спорт — окно в новую, правильную жизнь, кто бы спорил. Но зачем ломиться в это окно очертя голову, даже не узнав этаж, с которого придется шлепнуться? Я восхищаюсь женщинами-спортсменками, хрупкие девчонки-камээсы по боксу, легкой атлетике или гимнастике вызывают во мне трепет. Но вот женщины, одержимые спортом, как библейский бесноватый толпой бесов, меня немного пугают. У них нет цели “завоевать все олимпийское золото мира”, они занимаются “для себя”, но с такой энергией, словно все они — Сара Коннор, которой надо как следует подкачаться к войне с терминаторами. Они пьют омерзительные даже на вид протеиновые коктейли, неусыпно следят за правильной работой всех групп мышц, а после секса (частенько достаточно неплохого), могут с радостным видом сообщить, что сожгли сейчас около 70 лишних калорий. В такие моменты удовольствие от интимной близости сменялось чувством, что меня полчаса юзали как самый обычный велотренажер.


Понтово-развлекательный комплекс

Существуют женщины-колокольчики, для которых первоочередная задача —  императив have a fun. Это о них говорят “да она настоящий светлячок” и много других приятных слов, но пару раз я слышал, как их называли “шардоне герлз”. Кроме хорошего настроения, порой наигранного, эти веселые девчата лихо заморочены на том, что большинство называет трендами (а я — путем в преисподнюю). Косметика — как основа индивидуальной внешности, брендовые шмотки — как залог уверенности в себе и открыточный псевдоромантизм — как эквивалент духовности. С одной из таких вот “шардоне” у меня был короткий яркий роман (или слегка затянувшееся афтепати). Больше всего она боялась выбежать без макияжа, к примеру, за йогуртом в ближайший магазинчик и встретить по дороге своих бывших, нынешних или потенциальных кавалеров. Я так и не успел хоть раз увидеть ее без косметики. Кризис и понимание того, что подобное поведение все-таки является следствием глубинных комплексов, приходит к этим девушкам одновременно с просмотром последней серии сериала “Секс и город”. Что делать дальше и с кого брать пример — неясно.

В противовес “шардоне” существует целая каста прогрессивных интеллектуалок, ведущих, в принципе, точно такой же образ жизни, но придающих  каждому из своих увлечений глубокий смысл. Если путешествия — то ради конкретного экспириенса, а не потому, что “сегодня только лохушки не были в Абу-Даби”, если любовь к бренду — то лишь потому, что он является эталоном качества и актуального мышления. Их легко вычислить, например, по понтовому “эппловскому” ноутбуку, который стоит как два хороших РС. Да, с ними так же весело колбаситься в клубном трансе, но если “шардоне” в разговоре у стойки бара не в состоянии сказать ничего сложнее “унц-унц-унц”, то интеллектуалка между двумя диджейскими сетами может бегло, но доходчиво ознакомить тебя с основными вехами творчества Марселя Пруста.

От комплексов, как и друг от друга, нам никуда не деться, и если научиться ценить и любить в своем партнере не только его привлекательные стороны, но и “тараканов в голове”, то, возможно, они однажды просто исчезнут за ненадобностью.

Поделись с подружками :