Сундукова и Пигмалион

Поделись с подружками :
Это про­сто се­к­сизм ка­кой-то! — возмутилась Га­ля Сун­ду­ко­ва. — Дру­гих объ­яс­не­ний я не на­хо­жу.
— Попей водички, — предложила ей подруга Надя.
— Всю свою жизнь я посвятила изучению роли флуктуаций в динамике нелинейных систем, включая индуцированные фазовые переходы! — не унималась Сундукова. — Без устали я исследовала пространственные и временные характеристики генерации широкоапертурных лазеров... 
— Попей водички, — повторила неискушенная наукой Надя, решив, что подруга начала бредить. 
— Поверь, я давно могу руководить не только большим проектом, а целым исследовательским институтом!
Это было чистой правдой. С тех пор как еще в шестом классе Галя Сундукова поняла, что красота — не ее конек, она сделала ставку на ум и занялась физикой. Лет через восемь, уже в университете, выяснилось, что Галя способна нравиться мужчинам, но было поздно. Ее жизнь обратилась в бесконечную борьбу с дискриминацией по половому признаку. Она упорно делала карьеру, без устали доказывая руководству, что ничем не хуже коллег в штанах. И вот настал тот благословенный день, когда перед Сундуковой замаячила вакансия на?должность руководителя большого проекта. Ее даже начали поздравлять с будущим назначением, но... В институте неожиданно сменилось руководство. Начальником Гали стал некий В.?П.?Куропаткин, который вдруг поставил на это место Михаила Загоруйко — злостного конкурента Сундуковой.
— Мишка — бездарь! — горячилась Галя, расплескивая воду из стакана. — Я слышала, как он хвастался в курилке, что сделал новому начальнику барский подарок на праздники — пятидневную прогулку на теплоходе с остановкой на Зеленом острове. Там у них рыбалка будет. Начальник поплывет, а этот подхалим его уже на острове встречать будет. С оркестром!
— Правда? — поразилась Надя.
— Фигурально говорю! — рявкнула Галя. — Купил он его, одним словом. И все мои заслуги — коту под хвост. А ведь этот Куропаткин меня даже в глаза не видел!
— А ты его?
— Мельком, в коридоре. Мерзкий лысый тип! Мне рассказывали о том, какие аргументы он приводил в пользу своего решения. Чистой воды сексизм! 
— Не начинай, — попросила Надя, которую слово “сексизм” почему-то сильно расстраивало.          
— Но я этого так не оставлю, — грозно провозгласила Сундукова. — Я буду бороться!
— Как?
— Куплю билет на тот же теплоход и объясню этому Куропаткину В. П., кто есть кто!
Галя была человеком слова. Поэтому в пятницу утром вместе с праздно шатающимися по палубе пассажирами она отбывала на Зеленый остров. Оставалось малое — найти бездушного начальника. И вот тут Сундуковой пришлось потрудиться. Едва ли не треть присутствующего на теплоходе сильного пола, включая капитана, была лысой. К тому же мужчины оказались не в костюмах и галстуках, а в каких-то легкомысленных шортах и майках. Сама же Галя оделась в привычный зеленый пиджак и юбку, купленные по случаю лет семь назад.
— Василий Пантелеевич! — раздался чей-то крик с верхней палубы, — идите сюда, я вам коктейль заказал!
На этот зов откликнулся упитанный мужчина с блестящей на солнце лысиной. “Василий Пантелеевич?!” Сундукова быстро прикинула поверх его голубой сорочки костюм с галстуком и чуть не свалилась за борт. Однозначно, это был новый начальник. 
— Вам не жарко в шерстяном костюме? — услышала она вдруг сбоку приятный мужской голос. Повернулась. Перед ней стоял высокий загорелый шатен лет сорока. Он принадлежал к числу тех мужчин, которые обычно смотрели сквозь Сундукову.
— Нет, не жарко, — ответила она тоном, который обычно означал: “До свидания”.   
— Похоже, вы чем-то взволнованы,?— проигнорировав ее агрессию, продолжил мужчина. — Меня зовут Виктор.     
— Победитель, значит, — язвительно заметила Сундукова.
— И это плохо? 
— Все вы победители...
Через пять минут между ними бушевал горячий спор о половой дискриминации. Правда, горячилась больше Галя, а Виктор снисходительно улыбался и подливал масла в огонь короткими, но точными репликами. Тогда раздосадованная Сундукова поведала ему свою историю. Виктор слушал внимательнейшим образом.
— А эти не выдерживающие критики аргументы?! — негодовала она. —  Этот тип сказал, что якобы у женщин слишком развит инстинкт самосохранения, поэтому мы не способны рисковать собой во имя дела. Да у меня вообще этого инстинкта нет, и ради дела я чем угодно пожертвовать могу! Но как ему это доказать? 
— Хотите, я его столкну в воду, а вы — героически спасете? — улыбнулся Виктор.
— Я? — растерялась Галя. — Я плавать не умею.
— Тем более — подвиг.
— Я вижу, вы меня всерьез не воспринимаете? — насторожилась Сундукова. — А я, между прочим, кандидат наук, имею награды и собственные запатентованные изобретения.
Это был жестокий просчет Виктора. Следующие три часа он внимательно слушал о диффузии, фрактальных сигналах, фазовых переходах и эффекте синхронизации непериодических колебаний. Наконец не выдержал:
— И этим вы хотите поразить его воображение?   
— Ну да. А разве этого мало? — растерялась Сундукова. 
— Достаточно для того, чтобы вас возненавидеть. Ну посмотрите на себя. Женщина должна всегда оставаться женщиной. Нежной, загадочной, пленительной. Такой ее создал Господь. А вы? В этом костюмчике вы похожи на зеленое недоразумение. Лягушку, которая даже не мечтает стать царевной. Послушайте моего совета. Я, как мужчина...
— Это вы послушайте! — резко перебила его Галина. — Своих целей я привыкла добиваться мозгами! 
— Тогда вперед, — вздохнул новый знакомый.
Раздумывала Сундукова почти час. Но желание получить должность оказалось сильнее оскорбленного самолюбия. Так для Галины началось новая, совершенно неведомая жизнь. Уроки, которые давал ей Виктор, ужасно занимали обоих. Смех этих двоих доносился с самых разных уголков теплохода. На первой же пристани в небольшом провинциальном городке Виктор купил своей Галатее пару веселеньких сарафанчиков и ворох косметики, так что уже через день Галя с трудом узнавала себя в зеркале. А через два — научилась флиртовать и сумела привлечь внимание Василия Пантелеевича. Виктор шутил:
— Не знаю, как должность, но его сердце скоро будет вашим.  
Никогда еще Гале не было так хорошо с малознакомым человеком. И никогда еще она не чувствовала такой вкус к жизни. Вобщем, Сундукова влюбилась. Особенно остро это ощущалось ночами на палубе, когда они смотрели на звездное небо и болтали о каких-то незначительных, но очень приятных вещах. Галя настолько увлеклась своими чувствами, что не заметила, как у Василия Пантелеевича появилась новая пассия. 
— Можете попробовать его отбить, — без особого энтузиазма предложил Виктор. — Вам ведь нужна эта должность. Смелее...  
Галя задумалась. Ей предстояло сделать выбор. 
— Нет, — решительно покачала она головой. — Потому что я...
В этот момент пароход протрубил прибытие. На причале Зеленого острова Сундукова разглядела Мишку Загоруйко. Он нетерпеливо подпрыгивал на месте и махал руками.
— Ну, здравствуйте, Виктор Петрович, дорогой вы мой! — распростер объятия конкурент, как вдруг заметил Галину. — Сундукова, ты? Прямо не узнать тебя... Так вы знакомы?                 
— С кем? — все еще не понимала она.
— Ну как же?! С Виктором Петровичем Куропаткиным... 
— Куропаткиным? — окончательно растерялась Галя. — Так значит ты... Но ведь ты должен быть лысым?!
— Если хочешь, специально для тебя я побреюсь наголо, — серьезно сказал Виктор и тут же засмеялся. — Наверное, ты просто перепутала.
Галя потеряла дар речи, а когда обрела снова, начальник обнимал ее за талию и весело шептал: 
— Прими мои поздравления, я назначаю тебя на должность руководителя проекта.
— Нет, в таком качестве я не могу согласиться на эту работу, — замотала она головой.
— А в качестве моей жены?
— Тем более! Родственные связи на производстве, это... Что ты сказал? — уставилась на него Сундукова.
— Я сделал тебе предложение, — засмеялся Виктор.
— Я подумаю, — кокетливо улыбнулась она. — Надеюсь, в этом проекте у меня нет конкурентов? 

Поделись с подружками :