Мартовский кот

Поделись с подружками :
В цен­т­ре боль­шо­го го­ро­да, на кры­ше са­мо­го вы­со­ко­го до­ма жил Мар­тов­ский Кот. Вер­нее, жил он под кры­шей — на чер­да­ке, ко­то­рый гор­до на­зы­вал пент­ха­у­сом. Имен­но сю­да он при­во­дил ко­шек и, ув­ле­кая за со­бой на опас­ный кар­низ, по­ка­зы­вал свер­ка­ю­щую ог­ня­ми па­но­ра­му.
Именно здесь звучали самые пылкие признания и песни, от которых жизнь во дворе останавливалась. Все, включая беспокойного дворника дядю Гришу, замирали на месте, запрокидывали головы и завороженно слушали протяжные гортанные звуки. 
— Во дает! — весело хихикал старый пес по кличке Боцман. — Не иначе опять какую-то дурочку окучивает.

Кошки всего двора обожали Мартовского Кота. Во-первых, его звали Лео, во-вторых, он был красив. Рыжая шерсть блестела и переливалась на солнце, а белые полоски выписывали на ней какие-то замысловатые узоры. Лео уверял, что экзотическая окраска досталась ему в наследство от знаменитого прадеда — Бенгальского Тигра, погибшего в неравной схватке с Носорогом. В-третьих, Мартовский Кот был невероятно обаятелен, знал тысячу разных историй, с легкостью рассуждал об астрономии, философии, музыке и литературе. Глядя на звездное небо, с упоением мурлыкал какой-нибудь голубоглазой кошечке о  Мураками, загадочных муренах, таинственных Мурринейских сосудах и ослепительной Деми Мур, которая вот уже три года подряд настойчиво звала его в гости. От всего этого по спинам юных красавиц пробегали мурашки — неизменные предвестники большой любви. И, наконец, в-четвертых, Лео был фантастически смел. Когда в их двор забрел огромный бульдог и тут же погнался за подслеповатым котом Тимофеем, Лео решительно бросился незнакомцу наперерез, в один прыжок оседлал его, впился когтями в нос и проскакал так пять кругов. Непрошеный гость с позором ретировался, а Мартовский Кот снискал славу героя. О нем говорили все — сиамская прелестница Лора, легкомысленная американка Бетси, вислоухий британец Джеймс, смешливый пудель Геша, такса Анюта, увешанный медалями доберман Атос и даже мыши, считавшие Лео приятным исключением из правил. Слава о Мартовском Коте была настолько велика, что никогда не бывавший на улице рыжий хомяк Пуфик из восьмой квартиры и тот заявлял, что находится с Лео в непрямом, но кровном родстве. И лишь две сплетницы сороки, живущие на старой липе, называли его типичным бабником. Что ж, кошек Мартовский Кот действительно любил. И не только в марте. 

— Он никогда не остепенится, — сетовала домовитая крыса Дуся, владеющая большой норой под табачным киоском.
— А зачем ему остепеняться? — наперебой пищали мыши. — Лео такой красавчик! 
Но однажды случилось невероятное. 
Утром восьмого марта в пустую квартиру на первом этаже вселились новые жильцы. А уже в полдень на залитом солнцем крыльце подъезда появилась неописуемой красоты белоснежная ангорская кошка. Двор тут же пришел в движение, соседи наперебой стали обсуждать незнакомку, строя прогнозы насчет ее будущего романа с Лео. И, конечно же, были правы — Мартовский Кот влюбился с первого взгляда. Призвав на помощь свое знаменитое обаяние, он смело ринулся в бой. Но не тут-то было! Красавица, которую звали холодным нездешним именем Эстель, отвергла пылкие домогательства дворового героя. Она сказала:
— Мужчина! Даже если бы вы оказались единственным котом на этой улице, а также в городе, стране и на всей планете, я бы и тогда не стала иметь с вами дело.
Лео был потрясен, но попыток покорить избранницу не оставил. Он спел ей несколько серенад под луной, прочитал красивые стихи и в довершение героически стащил из квартиры нервного дворника бутылочку валерьянки. Для сближения. 
— Знаем мы вас, кобелей, — надменно фыркала ангорская красотка.?— Вам бы только поматросить и бросить...  

И тогда Лео пошел на отчаянный шаг — торжественно попросил лапу возлюбленной, предложив взамен свое сердце, большое и пылкое, как солнце над крышей его пентхауса. Неожиданно Эстель согласилась. Весь двор гудел неделю. Радость Лео выплескивалась через край в виде поэтических баллад и песен.
— Вот только давай обойдемся без этих глупостей, — однажды строго сказала Эстель. — Подумай лучше, чем кормить детей.
— Каких детей? — опешил Мартовский Кот.
Так началась новая жизнь, в которой появилось пятеро вечно кричащих отпрысков. Лео стал ходить по ночам на охоту, чем потерял доверие окрестных мышей. Но жене всего было мало. Ее раздражали голые стены чердака и твердые доски пола. Она требовала комфорта, и Лео старался как мог. Он больше не пел при луне, не смотрел на звезды и совсем утратил дар красноречия. Да и вообще, как-то постепенно обнаружилось, что его настоящее имя было вовсе не Лео, а Вася. Шерсть бедняги поблекла и принялась менять цвет. Глядя на Мартовского Кота, соседи недоумевали: “Надо же, он стал совершенно серым! Обыкновенный серый кот...” На этом можно было бы и поставить точку, но, к счастью, наша история имела совсем другой финал. 
Ровно через год, вечером восьмого марта Эстель вышла на карниз и посмотрела на звезды. Ей вдруг стало невыносимо грустно. Дети выросли и разбежались кто куда, дом был вроде бы “полной чашей”, но радости от этого не чувствовалось. В углу пентхауса мирно дремал Вася, похрапывая во сне. “Ну вот, поел и спит, — грустно подумала Эстель. — И ничего ему не нужно. Даже с праздником не поздравил. А ведь как ухаживал, какие песни пел...”

— Вася, — тихо позвала она. — Вася... 
Муж не отзывался.
— Лео! — неожиданно для себя произнесла Эстель. 
Кот поднял голову и удивленно посмотрел на жену. 
— Милый, почитай мне стихи, — ласково попросила она. — Или лучше спой что-нибудь. У тебя это так красиво получается...
Всю ночь обитатели большого двора слушали серенады и радостно констатировали: “Мартовский Кот вернулся!” А утром на крышу под аплодисменты вышел солнечно-рыжий Лео. Любовь и признание творят чудеса. 

Поделись с подружками :