Подари мне остров

Поделись с подружками :
Моя подруга Лерка выходит замуж. Событие, в общем-то, рядовое, она уже два раза проделывала это. Первым ее супругом был сокурсник румын.
Ему пророчили будущее светила юриспруденции. Подруга звала его нежно “мой любимый Дракула” и имела на это все основания. Тиранил он ее сильно, но, к счастью, недолго: уехал повидать родину и не вернулся. Вторым стал наш парень — Василий — аспирант-химик, свихнувшийся на взрывоопасных опытах. Этому все университетские мэтры “обещали” Нобелевскую премию, но пока что молодые ютились в похожей на чемодан комнатке, которую снимали у такой же квадратной старухи со скверным характером. Через полгода Лерка не выдержала и сбежала сама. И вот теперь снова решилась выйти замуж. Уверяла, что на этот раз всерьез и надолго. Все бы ничего, и я уже стала набрасывать новый текст свадебного поздравления, как вдруг узнала нечто. А именно — возраст “молодого”. Ему недавно исполнилось шестьдесят восемь.
— Ты с ума сошла? Он вполне мог бы быть твоим дедушкой! — не очень тактично сообщила я. Само вырвалось.
— А, — отмахнулась Лерка. — Надоели мне гении в перспективе. Голодранцы!
После чего стала известна еще одна немаловажная подробность. Ираклий Виссарионович (так звали жениха) был банкиром. “Владелец заводов, газет, пароходов” души не чаял в своей взбалмошной возлюбленной и обещал подарить ей остров в Средиземном море.
— Ты хоть представляешь себе, что такое собственный остров?! — больно толкала меня в бок подруга.
— А ты его любишь? — вопросом на вопрос отвечала я.
— Остров, что ли?
— Ираклия Виссарионовича.
— А, его... — капризно морщила нос Лерка. — Да глупости все это.
— Что именно?
— Любовь, что же еще... Атавизм! В наше время отношения строятся совсем по другим принципам. И вообще, если разложить эту самую любовь на составляющие, то получатся вполне конкретные, легко объяснимые чувства: благодарность, доверие, привычка наконец.
— А как же взаимное притяжение? — удивилась я. — Совершенно необъяснимое чувство... Когда сердце вдруг начинает стучать часто-часто от одной мысли о нем. Когда ты смотришь на окружающих мужчин, а видишь только его. Думаешь только о нем. Достаешь телефон, чтобы набрать его номер, и в это время он сам тебе звонит...
— То, о чем ты говоришь,— всего лишь химическая реакция мозга, — компетентно заверила подруга. — Давно доказано. Таламус с гипоталамусом активизируются, гормон играет, вот и все. Проходит быстро и практически без последствий. Нет никакой любви. Не-ту!
— Если к вам не прижимаются в парижском метро, это вовсе не означает, что метро в Париже не существует, — парировала я. — Ты не допускаешь мысли, что тебе просто не повезло?
— Это мне-то не повезло?! — взвизгнула Лерка и с удовольствием показала кольцо с бриллиантом, каталог с “умопомрачительным” свадебным платьем и точку на карте мира в том месте, где находится ее остров.
Я идеалистка. Мне, конечно же, было бы гораздо приятнее услышать, что Ираклий Виссарионович — мужчина Леркиной мечты и его возраст не имеет никакого значения, чем узнать о том, что подруга оказалась циничным, но, по сути, несчастным человеком.
— Он хоть симпатичный? — схватилась я за последнюю соломинку.
Лерка показала фото. В воздухе повисла неприлично длинная пауза.
— Остров! — напомнила подруга.
— Аргумент, — согласилась я.
А потом она ушла, озабоченная выбором страны для свадебного путешествия. А я осталась. Сидела в своей маленькой кухоньке и представляла большой зеленый остров. Пустынный пляж окружен гигантскими пальмами. Огромное солнце повисло над горизонтом. Море синее-синее... Я иду по янтарному песку вдоль берега. Волны омывают мои босые ноги, прохладный ветерок нежно ласкает лицо. И вот вдали появляется мужская фигура. Она движется мне навстречу. Я присматриваюсь и вижу... Ираклия Виссарионовича. Нет! Не хочу. И вообще, зачем мне остров? В аренду его, что ли, сдавать?
Я, наверное, старомодна, но хоть убей, не верю в счастье без любви. И не хочу раскладывать ее на составляющие, отыскивать формулы химических реакций и заменять чувства материальными эквивалентами. Я верю в силу взаимного притяжения. Порой иррационального, абсолютно невыгодного и совсем нелогичного. Против всех законов физики, химии и прочих умных наук. Я не осуждаю Лерку, ей виднее, как поступить. Просто у меня все по-другому.
...Мы встречаемся на набережной. Мое сердце стучит быстро-быстро. Ты обнимаешь меня и говоришь, что очень соскучился. А я вдыхаю тебя и чувствую, как пьянею. И мягкая волна счастья растекается от макушки до пяток. И звезды над головой кружатся, как сумасшедшие. За эти мгновения я, не раздумывая, отдам любые сокровища. Мы садимся на открытой террасе в кафе над рекой. Лимонная луна плывет по горизонту. В темно-синей воде дрожат огни большого города.
— Ты мог бы подарить мне остров? — разомлев от мартини, спрашиваю я.
— Остров? Конечно! — благодушно улыбаешься ты. — Да что там остров, хочешь материк? Или планету! Вон ту!
Мы дружно запрокидываем головы и всматриваемся в звездное небо.
— Или лучше — ту?
— Какую? Маленькую желтенькую? Хочу!
— Она твоя! — делаешь ты широкий жест, и мы заливаемся хохотом.
Я не стану рассказывать Лерке о тебе. Зачем? Жаль ее. У нее всего лишь остров, а у меня — целая планета...

Поделись с подружками :