Родители Снегурочки

Поделись с подружками :
Мне было лет шесть или даже меньше, когда я спросила у родителей: “А где Снегурочкины мама и папа?”
Думаю, рано или поздно этим вопросом задаются все дети, но не все произносят его вслух. Я была девочкой любознательной и даже очень. Мама до сих пор помнит, как я изводила ее требованиями объяснить, откуда светофор знает, какой свет нужен машинам? Нужен зеленый? Пожалуйста! Желтый? Нет проблем. Все ее попытки восстановить причинно-следственные связи между машиной и светофором так и не увенчались успехом. Вопрос о родителях Снегурочки оказался более логичным, но в отличие от первого не имел ответа. Поэтому его пришлось придумывать на ходу. Мама сказала: “Они остались на Северном полюсе, в большом ледяном замке”.
Я чувствовала — меня обманывают. Мысль о том, что эти двое способны так далеко и надолго отпустить свою единственную дочь, выглядела абсурдной. Я знала правду. Она была горькой и заключалась в следующем: Снегурочка — сирота. Куда подевались ее мама и папа, неизвестно, но именно поэтому внучку опекает дед. А поскольку он человек занятой, с вечным мешком подарков за плечами, ее регулярно воруют то разбойники, то Баба Яга с Кощеем Бессмертным, то еще какая-нибудь нечисть. Мне было жаль Снегурочку.
Надо отметить, что именно в этом возрасте я больше всего боялась потерять родителей. Помню, как однажды шла домой и услышала разговор двух женщин под подъездом. “Бедная девочка, растет без отца и матери”, — говорила первая. “Да, — сочувственно кивала вторая. — Такой милый ребенок...”
Не знаю почему, но я сразу решила, что речь идет обо мне. Чтобы внести ясность и продемонстрировать полный комплект родственников, я принялась кричать в открытое окно нашей квартиры: “Мама! Мама! Мама!” Наконец, она выглянула. “А папа дома?” — спросила я громко и выразительно. Получив утвердительный ответ, на всякий случай поинтересовалась, дома ли Оля. После чего с гордостью посмотрела на теток и пояснила: “Оля — моя старшая сестра”.
Трудно сказать, почему для меня все это имело такое значение. Может, потому, что дети в моем саду через одного росли без пап, а у самой маленькой, вечно простуженной Любочки не было даже мамы. Ее приводила и забирала бабушка. Летом она надевала на внучку цветастый платочек, а зимой укутывала, как старушку, в серую пуховую шаль. Люба копировала ее во всем, складывала свои маленькие ручки на животе, качала головой и говорила со вздохом: “Эх, жизня...” Она хвасталась, что по выходным бабуля учит ее вязать шарфик и лепить пельмени. А под Новый год, когда воспитательница попросила каждого нарисовать то, что он хочет получить в подарок от Деда Мороза, нарисовала папу и маму. Поэтому когда на утреннике я увидела Снегурочку, то сразу же вспомнила о Любе.
Снегурочка была очень красивой. Очень. Румяные щеки, длинные ресницы и белоснежная коса. Кокошник блестел мишурой, небесно-голубое платье сверкало чудесными снежинками. Только лицо выглядело несчастным. Теперь я знаю, что девочке было не больше двенадцати, она впервые играла эту роль и страшно волновалась, но тогда я сразу поняла — сирота. И тут же начала строить планы, как сделать Снегурочку счастливой. Можно было подарить ей сумочку, которую мне привезли из Прибалтики, — желтую с красными маками на клапане. Но что такое сумочка? Из нее родителей не достанешь. Поэтому оставалось одно единственно верное решение.
— Давай Снегурочку возьмем к себе, — предложила я маме в разгар всеобщего веселья. — Пожалуйста!
— Не выдумывай,  — сказала она и добавила: — Что ж у меня за дети такие...
Мы с сестрой были еще теми подарками. Тащили в дом слепых котят, брошенных щенков, раненых голубей. У нас жили канарейки, попугаи, рыбки, черепахи, ужи и хомячки. И вот теперь Снегурочка..
— Ну, пожалуйста! Тебе что, жалко?! — взывала я к маминой совести.
Ни аргументы, ни уговоры, ни даже угрозы на меня не действовали. Утренник был безнадежно испорчен. Весь следующий день я не выходила из своей комнаты, только и думая о том, что будет с бедной девочкой, когда праздники окончатся.
А вечером мне пришло письмо. Письмо от Снегурочки. Она писала о том, как ей весело живется на Северном полюсе, как они дружно с мамой и папой катаются на коньках и санках. Как лепят снежную бабу и водят хороводы с пингвинами. А поскольку читать я еще не умела, Снегурочка прислала мне фотографию своей семьи. Родители у нее оказались обыкновенными, кроме того, был еще братик с курносым веснушчатым лицом, и она сама без кокошника выглядела обычной девочкой, но все они радостно улыбались, глядя в объектив. И мне сразу стало очень хорошо. Да что там хорошо, я была счастлива!    
Кстати, мама, на Северном полюсе нет пингвинов. Но это так, малозначительные подробности...

Поделись с подружками :