Самая красивая

Поделись с подружками :
Настя сидела в любимом кресле, поджав под себя ноги и, не мигая, смотрела в окно. Над горизонтом повисла большая черная туча. Ветер утих. На улице мгновенно потемнело, и люди ускорили шаг.
Через минуту уже никого не было. Картинка выглядела неподвижной, будто время остановилось. Настя вздохнула и стала ждать дождь.
Она уже давно привыкла к своему одиночеству, но в последнее время в голову все чаще приходили невеселые мысли вроде: “Никому я не нужна. Вот прыгну с моста, никто и не заметит пропажи”. Сегодня ей было особенно тоскливо. По телевизору сплошным потоком шли фильмы о любви, радио тоже не отличалось разнообразием, а еще этот дождь...  
“Какой смысл? — думала Настя, глядя на сбегающие по стеклу струйки. — Человек не может жить один. Особенно, когда ему тридцать три. Это противоестественно. Он должен быть кому-то нужен. Ну хоть кому-то... Завести собаку, что ли? Будет встречать меня по вечерам, радостно вилять хвостом...” От этих мыслей девушке стало так себя жаль, что она расплакалась. Вместе они проплакали почти час. Настя и дождь. Дождь победил. Его хватило до рассвета. А Настя легла спать, даже не сумев раздеться, в стареньком спортивном костюме и толстых вязаных носках. Проснувшись почти в полдень с тяжелой головой и опухшими веками, она решила сегодня не вставать. Зачем? Но в доме совсем не осталось еды, а грустить на голодный желудок не хотелось. Куда приятнее это делать у телевизора в компании вредных чипсов.
Наскоро одевшись, Настя отправилась в магазин. Однако, выйдя на лестничную клетку, замерла и уставилась на собственную дверь. В ее ручку был вставлен букетик незабудок и свернутая рулончиком записка. Девушка осторожно вынула цветы, развернула бумагу и прочла: “Ты самая красивая!”
“Очень странно...” — сказала она, огляделась по сторонам, но никого не обнаружила. Вернувшись в квартиру, водрузила букет в высокую вазу и стала думать, кто бы это мог быть. “Тайный поклонник? Но откуда?!” Настя даже в зеркало не смотрелась. А когда это получалось нечаянно — сильно расстраивалась. В последнее время она располнела, подурнела, не вылезала из старых джинсов и бесформенной футболки. Да что там говорить! В общем, о поклоннике и речи быть не могло. “Наверное, ошиблись дверью”, — пришла к выводу девушка и успокоилась. Однако на следующий день история повторилась. “Самая-самая!” — гласило второе послание неизвестного. За ним последовало третье и четвертое в том же духе. Вскоре в вазе образовался большой букет. “Все-таки поклонник!” — заключила Настя.
Всю неделю она пребывала в приподнятом настроении. После работы бродила по улицам. Исподтишка разглядывая мужчин, пыталась угадать, кто же ее таинственный воздыхатель.  
“Может быть, вон тот, в синей рубашке? Делает вид, что читает газету, а поверх нее смотрит на меня. Точно смотрит! Или этот, в красной футболке? Идет за мной уже два квартала...”
Настя сама не заметила, как стала расправлять плечи и втягивать живот. Ее походка приобрела легкость, а взгляд — игривое любопытство.
“Он должен быть высоким брюнетом, — мечтала девушка. — И глаза такие задумчивые, голубые...” Но тут же ругала себя: “Какая разница — брюнет или блондин? Да хоть лысый! Главное, он — настоящий романтик и любит меня. Меня! Любит!!!”
В пятницу она отправилась в магазин. Потратив там все отложенные на черный день средства, купила роскошное платье, элегантные туфельки и весь вечер заново училась ходить на каблуках. А на следующий день, едва дождавшись утра, пошла в парикмахерскую, где впервые за последние годы с удовольствием рассмотрела свое заметно похорошевшее отражение. В обед, нарядившись в обновки, Настя совершила пробный променад. Мужчины с интересом оборачивались ей вслед, витрины услужливо подставляли зеркальные бока, и девушка довольно констатировала: “А ведь действительно хороша!” Вечером пришло подтверждение. В ручке двери красовались незабудки с прилагающейся к ним запиской: “Я тобой любуюсь!”
“Он мной любуется! Любуется!!!” Трижды поцеловав клочок бумаги, Настя начала строить планы. Воображала, как они встретятся, будут гулять по набережной, есть мороженое и хохотать без всякого повода. Для полноты картины на место тайного поклонника временно подставляла Джорджа Клуни. Получалось очень даже неплохо.
Утром ее ждал новый сюрприз. “Давай встретимся вечером, в шесть, — предлагал незнакомец. — Если ты согласна — оставь мне что-нибудь”. Сердце Насти радостно застучало. “Но что же ему оставить? Что?” Она оглядела комнату, и взгляд выхватил желтое плюшевое солнышко, купленное недавно от тоски в “Детском мире”. Повесив его на дверную ручку, Настя стала ждать вечера.
В 18.05 (приличные девушки должны немного опаздывать) она вышла из квартиры и спустилась во двор. Но, к удивлению, тот оказался пуст, лишь у скамейки стоял мальчик лет двенадцати. Он оглянулся на звук хлопнувшей двери, и Настя едва не вскрикнула от неожиданности. В руках мальчик держал ее игрушечное солнышко.
“Этого мне только не хватало!” — подумала она и хотела уже спасаться бегством, как вдруг заметила — ребенок не обращает на нее никакого внимания. В этот момент дверь подъезда отворилась и из него вышла Танечка — милая девочка из квартиры этажом выше. Она пружинисто сбежала по ступенькам и двинулась через двор.
— Таня! — окликнул ее мальчик.
Девочка удивленно остановилась.
— Это я тебе писал, — сказал он.
— Что писал?
— Как что? Записки. И цветы оставлял тоже я...
— Какие цветы?
— А ты разве не в двадцать второй живешь? — встревожился мальчик.
— В тридцать второй, — ответила Таня, затем внимательно посмотрела на него. — А я тебя знаю. Ты из шестого “Б”, да?
— Да, — обрадовался он и протянул ей плюшевое солнце. — Это тебе.
И они направились к скамейке. А Настя засмеялась, вдохнула свежего вечернего воздуха, расправила плечи и пошла дальше.
Поделись с подружками :