Время такое...

Поделись с подружками :
Автобус, как всегда, был набит до отказа. В душном воздухе смешались запахи и звуки.
Две старушки хором стыдили подростка, не желающего уступать им место, на переднем сиденье муж с женой спорили о воспитании отбившейся от рук дочери. Водитель через открытое окно громко ссорился с хозяином “москвича”, который бессовестно подрезал его на повороте. Чуть поодаль противно капризничал ребенок, а его отец монотонно и без особого энтузиазма грозился прямо здесь снять с себя ремень...
Тася вздохнула и подумала, что надо было идти на метро, хоть это и крюк. Но неприятности на работе вымотали ее окончательно, и девушке хотелось поскорее добраться домой. К тому же сегодня ей приснился нехороший сон. Какое-то бескрайнее желтое поле, и вокруг ни души. Она бежит по стерне босая, в длинной белой рубахе, а на горизонте — тяжелая свинцовая туча вот-вот закроет солнце. Не стоило смотреть новости на ночь. Там были сплошные неприятности. В Испании наводнение, на Бали землетрясение, в Исландии готовится проснуться еще один вулкан, в Шотландии пассажирский поезд сошел с рельсов, террористы захватили самолет, пираты судно, а во французском зоопарке человека укусил крокодил...
“Как страшно жить!” — вспомнила знакомую фразу Тася. Особенно, когда рядом нет мужского плеча, на которое можно было бы опереться в трудную минуту. А еще по телевизору сказали, что за последние годы в мире в два раза увеличилось число психически больных людей, что за день среднестатистический человек встречает на улице как минимум трех опасных преступников, что в транспорте на двадцать добропорядочных граждан приходится один карманный вор. И напоследок показали портрет маньяка. Мол, пользуется он изощренными методами: входит к женщинам в доверие с помощью цветов и конфет, под личиной красивых ухаживаний заманивает в безлюдное место, — и больше их никто не видит.
Крепко прижав к груди сумочку, Тася окинула внимательным взглядом салон автобуса и похолодела. Прямо на нее смотрели два темных подозрительных глаза. Принадлежали они рослому брюнету в черной футболке, черных джинсах, с черным рюкзаком за плечами. “Террорист, — тут же решила Тася. — И в рюкзаке у него бомба!” Надо было немедленно выходить, но перспектива еще час стоять на остановке немного охладила страх. “Он, конечно, брюнет, — мысленно успокаивала себя девушка, — но внешности вполне европейской. И рюкзак у него почти пустой...” Молодой человек тем временем не сводил с нее глаз, и Тася снова занервничала. “Наверное, я слишком сильно прижимаю к себе сумку. Можно решить, что там у меня большие деньги” — подумала она и с демонстративным безразличием повесила сумку на плечо. Даже чуть-чуть завела за спину. Парень как будто слегка улыбнулся и сделал несколько шагов в ее направлении. Об убийствах прямо в автобусе Тася ничего не слышала, но неприятный озноб все же пробежал по ее спине. С трудом дождавшись своей остановки, она пулей выскочила на улицу. Там, не оглядываясь, быстрым шагом прошла квартал, возле магазина слегка притормозила, осторожно повернула голову, как бы глядя на заинтересовавшую ее витрину, и чуть не упала в обморок. В стекле Тася увидела его. “За день среднестатистический человек встречает на улице как минимум трех опасных преступников, — вспомнила она. — Один есть! Мамочка, что же мне теперь делать?”
Минут пять молодой человек шел следом. За это время сердце Таси едва не выскочило из груди, а щеки покрылись нервным пунцовым румянцем. Вдруг он поравнялся с Тасей, заглянул ей в лицо и спросил:
— Который час, не подскажете?
Девушке был хорошо известен этот прием. О нем писали в местной газете. Подходит к тебе человек, спрашивает: “Который час?” Ты отвечаешь: “Восемнадцать тридцать”. Он: “Сколько-сколько?” Делает вид, что не расслышал, тянет руку к твоему запястью, будто бы хочет повернуть к себе циферблат, а сам ловким движением расстегивает защелку. Секунда — и готово! Ты даже ничего понять не успеешь... У Таси были дорогие серебряные часы — змейка с двумя рубинами на месте глаз — папин подарок на двадцатилетие. Она бросила на них тревожный взгляд и тихо ответила:
— Восемнадцать тридцать...  
— Сколько-сколько? — переспросил незнакомец.
“Началось!” — трагически констатировала девушка и с нескрываемым ужасом посмотрела в темные глаза преступника. Он же улыбнулся и вдруг, не сказав ни слова, метнулся в сторону.
“За последние годы в два раза увеличилось число психически больных людей” — пронесся в ее голове взволнованный голос диктора. Нужно было скорее бежать домой, и Тася ускорила шаг.
Молодой человек появился так же внезапно, как исчез. В руках он держал большой букет ромашек. Глядя на них, девушка немедленно вспомнила лицо вчерашнего маньяка. Фоторобот выглядел довольно неразборчивым, да и телевизор барахлил, но если незнакомцу приклеить усы (что несложно), добавить немного щетины и надеть кепку...
“Господи, так это же он и есть!” — похолодела Тася. К сожалению, в новостях не сказали, что делает маньяк с теми, кто отказывается принимать его цветы. Поэтому девушка решила довериться своей интуиции и громко крикнула:
— Милиция!
Собственный голос показался ей чужим, но неожиданно придал силы.
— Вот тебе, убийца! — гневно воскликнула Тася и с размаху заехала маньяку сумкой по голове. Затем вспомнила телепередачу о женской самообороне и произвела классический удар ногой в пах, а напоследок изо всех сил толкнула маньяка в грудь. Тот ахнул, согнулся и упал на тротуар. Раздался свисток, а вслед за ним на место преступления прибыл молоденький милиционер.
— Лейтенант Загоруйко! — торжественно представился он. Это был его первый день дежурства.
После многочисленных расспросов в отделении милиции Тасю отпустили, и Загоруйко с маньяком остались наедине.
— Так что же ты хотел на самом деле? — строго спросил лейтенант.
— Познакомиться, — вздохнул парень. — Мне уже давно эта девушка нравится, но я никак не решался... А тут подумал, чего тянуть... Я ж не знал, что она настолько нервная...
— Время нынче такое, — солидно произнес Загоруйко. — Ты телевизор смотришь? Видишь, что в мире творится? Мой коллега, капитан Горохов, недавно банду наркоторговцев обезвредил, так на вид приличные люди... Ладно, — снизошел лейтенант, — помогу тебе, как лицо официальное и внушающее доверие.
На следующий день у Таси и маньяка состоялось первое свидание. Впрочем, парень оказался вполне приличным, и через месяц девушка поняла, что нашла-таки плечо, на которое можно опереться. А еще через два они сыграли свадьбу. Свидетелями брачной церемонии были лейтенант Загоруйко и капитан Горохов. Что ж поделаешь, время такое...

Поделись с подружками :