Хорошие люди. Эссе Аллы Сницар

Поделись с подружками :
Как-то я стала замечать, что заранее не люблю людей. То есть совсем еще не знаю человека, а уже его не люблю. Просто не жду от него ничего хорошего. Зато потом никаких разочарований...
А недавно я опаздывала на важную встречу. С утра все пошло кувырком — сначала где-то в недрах шкафа затерялось платье, хотя помню, что висело на самом видном месте, буквально мозолило глаза. Потом по очереди порвались три пары колгот, а на сапогах разошлась молния. В общем, оделась я на бегу и стала напоминать погорельца, успевшего во время пожара схватить первое попавшееся.
Таксист, конечно же, перепутал адрес, пришлось простоять минут двадцать на холодном ветру. При этом мы общались по телефону: я изображала навигатор, он — слепоглухонемого. Когда я, наконец, села в машину, то уже просто ненавидела этого человека. Меня раздражало буквально все — прокуренный салон, неудобное кресло, постоянное бульканье рации, музыка, его манера резко тормозить на светофорах и то, что он в прекрасном настроении. Последнее раздражало особенно! Просто убить его хотелось. Опоздал на двадцать минут — и веселится, как идиот... А еще эта пробка — бесконечный поток погрязших в серой каше машин, дождь со снегом в лобовое стекло, электронное табло часов с бегущими, ускользающими от меня драгоценными минутами и радио! Радио! Радио! “Все будет хорошо...” — “Когда?! Когда будет, я вас спрашиваю?”
— Выключите радио! Я опаздываю! Быстрее как-то можно?
— Можно. На вертолете.
Очень смешно. Прямо “Камеди-клаб”, а не таксист...
К счастью, пробка закончилась, но только мы выбрались на проспект, нас тут же подрезала новенькая иномарка. Проехав метров сто, она вдруг вильнула, будто игрушечная закружилась на льду и с визгом кувыркнулась в кювет. Все это случилось в считанные секунды, которые мой водитель потратил на экстренное торможение. Его и без того тарахтящая развалюха беспомощно задребезжала и лишь чудом ухитрилась не врезаться в остановившуюся впереди машину. А дальше — как в кино. Из автомобилей стали выскакивать водители. Они бежали к перевернутой иномарке, что-то кричали друг другу на ходу и размахивали руками. Выскочил и мой таксист. Я видела, как он помог достать через окно большого, потерявшего сознание парня, как проверял его пульс, а потом делал массаж сердца — четко, спокойно, уверенно... И было понятно, что ему удалось завести это самое сердце — на лицах стоящих рядом появилось облегчение.
Естественно, на встречу я опоздала окончательно, поэтому попросила его отвезти меня домой. К моему удивлению, таксист вел себя так же, как и пятнадцать минут назад. Будто не вытягивал бездыханного парня из перевернутой машины, которая, кстати, могла взорваться, не спасал ему жизнь, не заводил сердце...
— Вы так здорово, так профессионально все сделали, — сказала я.
— С перепуга... — улыбнулся он.
Я смотрела на него и видела совсем другого человека. Это был очень хороший человек. Нет, далеко не ангел — наверняка с кучей недостатков и даже пороков, но главное качество оставалось неизменным. Он был очень хорошим человеком.    
На самом деле хороших людей не так мало и совсем не обязательно попадать в пограничные ситуации, чтобы понять это. Расстраивает другое — насколько несовременно быть хорошим. Скучно и неинтересно. Чуткость, сострадание, доброта — сегодня не самые востребованные качества. В противовес им — культ стервозности, мода на “нехорошесть”, циничное безразличие, холодный расчет, жесткость и даже жестокость. А если ты просто хороший человек, то никому не нужен, не представляешь никакой ценности. Наоборот — рискуешь быть затоптанным толпой отрицательно обаятельных “героев”, в которые стремится большинство амбициозных личностей. Не у всех, правда, выходит. Отрицательно — сколько угодно, а вот с обаянием как-то не складывается. Но когда им плохо, именно хорошие люди оказываются рядом и протягивают руку помощи.
Однажды моей подруге довелось набирать новый штат сотрудников. Она мечтала об идеальной команде высоких профессионалов, поэтому кастинг был долгим и предельно тщательным. На одну из должностей подходила моя знакомая, у которой как раз заканчивался декретный отпуск.
— Нет, не возьму, — замотала головой подруга. — Во-первых, за два года она могла растерять квалификацию, а во-вторых — мне нужен сотрудник, который держал бы руку на пульсе всех новых тенденций.
— Во-первых, ей не составит труда наверстать упущенное, а во-вторых — она очень хороший человек, — сказала я.
— Хороший человек — не профессия, — парировала подруга.
Ей все-таки удалось осуществить задуманное, но очень скоро “идеальная команда” дождалась удобного случая и “съела” своего руководителя...
Хорошие люди в душе очень ранимы и страдают от пренебрежения. Чтобы защититься, они вынуждены отращивать колючки — маскироваться под остальных, сдерживать себя, что-то играть. Наше время — время дефицита простых отношений.
Помните, в фильме “Девять ярдов” наемный убийца Джимми Тюльпан рассказывает своему соседу — дантисту Николасу Озерански, — что его заказала собственная супруга. “Оз, твоя жена — нехороший человек”, — говорит он. А дальше — самое интересное место их диалога. Озерански: “Ты убил семнадцать людей и говоришь, что моя жена нехороший человек?!” Джимми: “Не важно, скольких ты убил. Как ты ладишь с теми, кто жив, — важнее”.
Наконец-то на смену дождю пришел снег. Огромные пушистые хлопья медленно опускаются на землю. Говорят, наступивший год будет лучше ушедшего. Пусть он принесет вам удачу и больше хороших людей!
Поделись с подружками :