Художник должен быть голодным

Поделись с подружками :

— А к нам сегодня на обед должен был прийти ребенок.

— Какой такой ребенок?

Я ведь тут. А младший брат на каникулы уехал в другой город — думала я, принимаясь за любимый с детства борщ со щавелем.

Диалог происходил на кухне у  моей любимой бабушки, а по совместительству заслуженной артистки Украины, актрисы  Харьковского русского драматического театра имени Пушкина Светланы Анатольевны Ковтун. Так что, вспоминая известное выражение про театр, который начинается с вешалки, я начала рассказ о “голодном художнике” с рядового обеда.

Под “ребенком”, оказывается, подразумевался  коллега по сцене. Молодой актёр. Выпускник театрального института. Его куратор — режиссер нового спектакля. Он и взял его играть в постановке. Бесплатно. Время сейчас такое, что после ВУЗа крайне сложно найти оплачиваемую работу по специальности — будь ты юрист, экономист или актёр. И кулисы с обратной стороны сотканы из кумовства и свояченичества.

Институтские этюды домашнего задания никак не могут сравниться с работой на профессиональной сцене с настоящими артистами. Отказываться от такого — просто невозможно, пусть и без оплаты.

Но из прохладного голубого театрального зала после работы нужно выйти. Выйти и пройти на остановку. Приготовить деньги на проезд. После автобуса — зайти в ближайший магазин и купить “что-нибудь пожевать”.

Наверное, только на дорогу  “ребенок” денег и наскреб. Потому что  в перерыве на репетиции у него случился голодный обморок. Сказал, что ему нехорошо и душно и вышел из зала в фойе. Не успел сделать и нескольких шагов, как рухнул на мраморный пол. Хорошо, что следом за этим парнем выходил еще один актер. Поэтому помощь последовала немедленно. Нужно сказать, что не только первая медицинская. А и такая, в благодарность за которую говорят “Перестань. Вернешь, когда сможешь”.

Бабушка не стала описывать в подробностях его самочувствие. И без этого все предельно ясно. И грустно. Под предлогом необходимости поработать над общими диалогами пригласила его домой. Естественно, голодным он бы не ушел. А зная бабушку, домой он вернулся бы снаряженным его еще каким-нибудь судочком.

И он даже поначалу согласился. Но потом позвонил и сказал, что нашел “халтуру”. “А это, сама понимаешь, святое дело” — объяснила бабушка. Халтура у актеров — это возможность подзаработать ведущим или аниматором на каком-нибудь мероприятии.

teatr-opera-zal-balkon-lozha.jpg

Двумя днями позже я надену новые замшевые босоножки и пойду на спектакль. И буду жадно, как вампир вбирать жизнь и энергетику актеров. Сколько настоящей жизни актёра уходит с каждым отжитым на сцене спектаклем — единиц измерения не придумали. Мимо меня не пройдет ни одно слово, ни единый жест. Буду вбирать каждую мимическую морщинку. Все целиком.  

Обнаглею и даже в грохоте аплодисментов еще успею подхватить энергетику других зрителей. А ведь это единственная цена, которую мы платим. И она мизерная. А что еще хуже, не всегда искренняя. Буду стоять, хлопать и чувствовать себя живее, умнее, мудрее и несомненно образованнее.

64728.jpg
Опустят занавес и оттянут меня от дающей горячую жаждоутоляющую энергию. И я начну потихоньку разряжаться. Включу телефон. Выйду в фойе. Вокруг фото-портреты. Кажется их не меньше, чем спектаклей в репертуаре. Гордые люди с прямыми спинами и с такими разными, но невероятно умными глазами. Будто говорят: “добро пожаловать”. Но знаешь, что они приглашают тебя только в прохладный бархатный зал. А сцена, репетиционные и примерки — это, как и халтура, — сакральное. И актеры сделают все, чтобы зритель никогда не узнал, что в этом фойе три дня назад от голода упал главный герой новой пьесы.
Поделись с подружками :