Законы физики или гендерное неравенство

PR-директор
люблю работать, людей, жизнь и путешествовать

«Что вы имели ввиду, Лена, когда написали, что девочек могут интересовать только платья, макияжи и рестораны», — гневно спросила меня одна незнакомая  барышня в ответ на невинный стебный комментарий в фейсбуке о том, что пост про фотоны – нейроны – квантовую физику и электромагнитное излучение, не для девочек.


Мой учитель физики Рувим Львович был, конечно, лучшим учителем в городе и у нас в классе этот предмет, как минимум, на троечку знали даже двоечники (в других школах это автоматически означало пять и в принципе с теми знаниями, что он нам давал можно было поступить без проблем в любой Кембридж с Оксфордом). Но я счастливо забыла все, чему он нас учил, включая закон Ома (кто это?) и закон Ньютона (помню - помню, что-то связано с айфонами или с яблоками сорта Джонатан или Лигольд) сразу после получения аттестата.

3.jpg

Рувим Львович был мужчиной необъятных размеров, большим и очень грозным внешне (ну и добрым внутри, но об этом догадывались немногие). Когда он входил в кабинет физики, то сначала появлялся его живот, потом на первую парту небрежно летел классный журнал, потом звучала очень короткая фраза – «Я вам здрасте» и классическое «К доске пойдет…». И мы шли. Как овцы на заклание. Потому что Рувим Львович терпеть не мог тех, кто не знал ничего про авторезонансные квантосистемы, и мог запросто убить тем самым классным журналом за это прямо в начале урока.

Сначала я хотела ответить девушке  «отнюдь, я знаю все про самозамкнутые авторезонансные квантосистемы, в которых фотон похож на микролазер с минимальными потерями» (кроме слова «отнюдь», это цитата, которую мне ни в жизнь сейчас не запомнить). Потом хотела написать  «я не это имела ввиду». А затем передумала отвечать вообще и решила, что я же мудрая и выше вот этого всего! Ну не поняла меня какая-то совсем незнакомая девушка, ну и что? Меня мама до сих пор не понимает и ничего, живу же как то.

А потом задумалась: может правда делаю что-то не так, и отсутствие в моей голове закона Ома делает меня кем-то вроде изгоя в мире умных мужчин? И, наверно, должно быть стыдно, что я не поддержала интеллектуальный разговор, а съехала в «блондинку», у которой в голове только платья, сумочки и купальники? Вот стыдно же, наверно, должно быть перед Рувимом Львовичем за такую пустоту в голове и несерьезные мысли?

4.jpg

Но нет, не стыдно ни капельки! Потому что мое самое большое спасибо ему не за законы Ома и Бойля-Мариотта (я правильно написала, мужчины, проверьте), а за Наташку, которой он меня поручил. Когда в восьмом классе перешла в новую школу, она была первой , с кем меня познакомили. Так до сих пор она со мной и мучается. А Наташка, между прочим, была самая лучшая девочка в классе. И самая красивая. Зачем ей вручили меня – худого унылого ботана с музыкальной школой и дополнительными репетиторами по немецкому и математике, в то время как все уже ходили на танцы/дискотеки/вечеринки – не знаю. Карма и Рувим Львович все решили самостоятельно.

Поверьте, накрасить меня, блондинку со светлыми ресницами, на выпускной ей было сложнее, чем сдать экзамен по физике и поступить в институт. Поэтому да, макияж для меня важнее. И платье. И еще туфли на каблуках очень волнуют. И отдых на Майорке, работа, машина, новая квартира, командировка в Германию и новая книга. Очень волнуют. А физика — нет. Абсолютно. Для физики у меня в доме есть специально обученный человек, который может процитировать всю школьную и университетскую программу наизусть, обозначив параграф, страницу и рассказав все законы в порядке очередности их изучения. И ему все равно, знаю ли я про квантовую систему что-то. Потому что любовь — не физика, а химия. А в химии я разбираюсь немного больше.