Турецкое чудо

Поделись с подружками :
Это путешествие определило единственное слово: увидев его в программе, я была готова лететь в Турцию “прямо сейчас”, потому что давно мечтала посмотреть на белоснежное чудо природы, одно из самых фантастических мест на планете под названием Памуккале.
Хорошее начало
Сложилось все как по нотам. Подобралась хорошая компания, очень повезло с гидом. Забегая вперед, скажу, что после знакомства с Садо, гипотетический образ настоящего восточного мачо приобрел реальные очертания. Эрудированный, находчивый и остроумный, наш гид шутил с непроницаемо серьезным лицом. Всякий раз мы наивно попадались на его уловки, а потом хохотали до колик.
“Амара Дольче Вита” — лучший пятизвездочный отель побережья — встретил нас цветами, шампанским, свежей клубникой и шоколадным фонтаном. Оказалось, здесь так принято. И вообще, для отдыхающих — любой каприз. Потом мы специально, в качестве эксперимента, проверяли мобильность местного сервиса, “капризничая” самыми необычными способами, и все наши просьбы выполнялись легко, быстро и с улыбкой. Отличный spa-центр, прямо под окнами бассейн с подогретой морской водой, прекрасный пляж, фреш-бары, рестораны a la carte, свой маленький зоопарк, теннисные корты, тир, боулинг, конюшня для любителей верховой езды, кафе и магазины... Будь я немного ленивее, ни за что не выходила бы за территорию отеля. Но программа оказалась насыщенной. Чтобы рассказать обо всех открытиях моего путешествия, нужен целый цикл статей, поэтому я остановлюсь на одном дне, подарившем мне встречу с мечтой.

Чудеса рукотворные
На Востоке говорят: “Кто понял жизнь, тот не торопится”. Мы не торопились и везде успевали. По пути в Памуккале нам предложили посетить ковровую фабрику. Помню, в детстве мы с родителями гостили у знакомых армян. Там я впервые увидела, как ткут эти тяжелые разноцветные полотна. Признаюсь, тогда, наблюдая за руками мастерицы, я восприняла процесс как некий специально для
Советы туристам
Чтобы впечатление было наиболее полным, обязательно найдите время и...
Прогуляйтесь по старому району Антальи. Побродите по его узким извилистым улочкам, загляните в лавки с пестрым товаром и, поторговавшись с продавцом, приобретите какую-нибудь милую вещицу на память — турку для кофе, тарелочку, разноцветный светильник или пестрые турецкие тапочки с загнутыми носками...
Порыбачьте в живописном поселке Улупинар неподалеку
от Кемера. А потом попробуйте приготовленную на гриле форель в местном ресторане “Ботаник”, расположенном прямо над горной рекой.
Поднимитесь на гору Тахталы и полюбуйтесь потрясающим пейзажем с заснеженными вершинами и зелеными лесами кемерского побережья.
Посетите Миры Ликийские и церковь Святого Николая — место паломничества всех христиан.
Совершите морскую прогулку на яхте к знаменитому затонувшему городу Кеково.
Отправьтесь на шопинг в торговый центр Мигрос. На первом этаже в продуктовом супермаркете обязательно купите знаменитый гранатовый соус и оливковое масло, рахат-лукум и пахлаву, ароматные специи и, конечно, турецкий кофе. На всех остальных этажах вас порадует множество бутиков известных торговых марок.
нас подготовленный фокус. Ведь нельзя же всерьез перебирать нити с такой неимоверной скоростью?! Оказалось — можно. Мое детское воображение ничуть не приукрасило действительность. То, что делали женщины у своих станков, завораживало. Во мне снова проснулось ощущение фокуса, хотелось сказать: “Помедленнее, я не верю!” Работая над самым дорогим шелковым ковром, ткачиха завязывает до шестисот узлов на одном квадратном сантиметре! Просто ювелирный труд. Пальцы с нитями мелькают так, что голова идет кругом. При этом женщина успевает контролировать смену цветов и линий орнамента, образец которого лежит тут же. Отдельным открытием для меня стал процесс добывания нитей из коконов шелкопряда. Я могла представить себе что угодно — от искусных действий мотальщиц до автоматизированных манипуляций сложных машин. Но все оказалось гениально простым. А именно: коконы обрабатываются, выпариваются, размачиваются в большой кадке с водой. Затем к ним подходит мастер с маленьким веником, проводит им по кругу, касаясь коконов, резко поднимает вверх и ап! — сотни тоненьких, словно паутина, ниточек каким-то чудом прилипают на этот самый веник. Мастер заправляет их в катушки специального станка и начинает сматывать. Все. Как этот грубый веник находит на коконе конец тончайшей паутинки — для меня осталось загадкой.

Шерстяные ковры немного дешевле. Производятся они только из натуральных материалов. Вручную прядется шерсть. Окрашивается она, как и шелковые нити, исключительно природными красителями. Корень марены дает все оттенки красного, индиго — от светло-голубого до темно-синего, коричневый получают из коры дуба и чернильных орешков, желтый — из шпорника и вельда... Благодаря этому красители не выгорают, так что внуки и правнуки владельца смогут любоваться первозданным цветом изделия. В заключение экскурсии состоялась презентация, что называется “а теперь товар лицом”. Это был настоящий спектакль. Нас усадили на скамейки и угостили ароматным чаем, после чего комната стала наводняться коврами необыкновенной красоты. Трое крепких мужчин вносили их, разворачивали, поднимали, встряхивали, пуская волну, вращали в воздухе так, что ковры на глазах волшебным образом меняли цвет. Все эти манипуляции они выполняли с такой легкостью, как будто имели дело с шелковыми платками. Экскурсовод фабрики предложила нам снять обувь и пройтись по всему этому великолепию босиком. “Только так можно по-настоящему почувствовать, с чем имеешь дело”, — сказала она. Через минуту мы не только ходили, утопая в упругом, но нежном ворсе, а и ползали, перекатывались, валялись, раскинув руки.
— А теперь каждый покупает тот коврик, на котором полежал, — говорит Садо.
На самом деле такая покупка — удовольствие не из дешевых — от тысячи долларов до стоимости дома или дорогой машины. И это понятно, работа кропотливая, процесс может длиться несколько месяцев. Торг более чем уместен. Наш друг Миша купил себе ковер с аутентичным рисунком, сбив цену больше чем вдвое, после чего несколько дней чувствовал себя падишахом или султаном, был немногословен, мудр и загадочен.

Полеты во сне и наяву
Наконец, закончив с коврами, мы отправляемся в Памуккале. Это слово в переводе с турецкого означает “хлопковый замок”. Я была готова к встрече, но все же не ожидала, что она окажется настолько захватывающей. Перед нами открылся диковинный феномен природы — экзотический, абсолютно неземной ландшафт ослепительно белых каскадов. В окружении привычных глазу холмов — зрелище фантастическое. Веками по склонам гор из термальных источников стекали струи воды, обогащенной кальцием. Они-то и образовали белоснежные травертины с причудливыми сталактитами у оснований, похожими на гигантские органные трубы. Вода в природных чашах переливалась и сверкала на солнце, как хрусталь. Невероятно, но лет пять назад подобное я видела во сне. Может быть, прилетала сюда ночью полюбоваться чудом... Так или иначе, теперь мне посчастливилось наблюдать его наяву, и это было прекрасно. Раньше практически везде разрешалось бродить босиком. Сегодня Памуккале взято под охрану Юнеско и для прогулок отведена только часть плато. Но со временем оказалось, что в тех местах, где давно не ступала нога человека, стал образовываться желтоватый осадок. Дабы сохранить белоснежность террас, местные власти поднимают вопрос о том, чтобы заново открыть их для туристов.

”хлопковый замок” памуккале по праву называют восьмым чудом света.

С древних времен людям были известны лечебные свойства здешней воды. Семнадцать видов термальных источников Памуккале способны исцелить множество недугов — заболевания опорно-двигательного аппарата, органов зрения, дыхания и пищеварения, печени, почек, сердца и нервной системы, болезни кожи и сосудов... Такой щедрый целебный дар превратил эти края в настоящее место паломничества. Ежегодно тысячи туристов проходят здесь курсы оздоровительных, восстановительных и лечебных процедур. Разувшись, мы бродим босиком по воде, сбегающей по каменным ладоням белоснежных чаш, любуемся окрестными пейзажами, после чего отправляемся осматривать расположенный неподалеку древний Иераполис, что в переводе означает “священный город”. Заложил его в 190 году до н. э. царь Пергама Евмен II. За всю историю Иераполис не раз подвергался землетрясениям и отстраивался заново. Важную роль он сыграл в распространении христианства, именно здесь погиб один из двенадцати апостолов — святой Филипп. Мы побывали на развалинах мартирия — усыпальницы, сооруженной в его честь; посетили отлично сохранившийся античный театр на пятнадцать тысяч зрителей; осмотрели руины храма Аполлона и спустились к удивительному месту — бассейну с теплой (36 оС) минерализованной водой, названному именем великой царицы.

в 1988 году памуккале и руины иераполиса включены в список всемирного культурного наследия юнеско

Как я была Клеопатрой
Раньше на источниках располагались римские бани, но землетрясение разрушило их, оставив лишь обломки античных колонн и камней с древними узорами. По преданию, бассейн был излюбленным местом знаменитой египетской царицы. Он утопал в тени цветущих кустарников, вокруг пели птицы, сквозь листву пробивались нежные лучи солнца. Сегодня здесь тоже очень красиво. Для удобства туристов сооружено несколько колонок, в которых можно набрать целебную воду. Она имеет солоновато-горький привкус и чем-то напоминает “Боржоми”. А еще ей приписывают необыкновенные омолаживающие свойства: поплавал — и десять лет как не бывало.
По дороге в Памуккале Садо строго спросил:
— Паспорта все взяли?
Группа оживилась, забеспокоилась, раздались нервные возгласы: “Зачем?”, “Никто не предупреждал!”, “А надо было?!”
— Конечно, — невозмутимо продолжил наш гид. — Вдруг на обратном пути остановят с проверкой. А у нас полный салон подростков. Как я докажу, что вы — это вы?
Итак, мы переодеваемся в купальники и входим в воду. Наверху — за перилами и на мостике — толпа иностранцев. Они почему-то не спешат окунаться. В бассейне одни братья-славяне. Я заплываю подальше, ложусь на колонну и закрываю глаза. Моя кожа светится от прилипших к ней пузырьков. Лопаясь, они приятно щекочут ее, подпрыгивают над водой, как в бокале с шампанским. И вот уже нет щелкающих фотоаппаратами немцев, нет проплывающих мимо соотечественников. Я — Клеопатра. Совсем недавно я прибыла в Киликию на судне с вызолоченной кормой, пурпурными парусами и посеребренными веслами, восседая на троне в наряде Афродиты. Мой корабль величественно плыл по реке Кидн, окутанный ароматом благовоний, под звуки флейт и кифар. Меня встречал сам Марк Антоний. Он был очарован мною, и наш прекрасный роман длился десять лет, став одним из самых известных в истории человечества... А сейчас я принимаю ванну, и каждая минута, проведенная в этой живой, пронизанной солнечными лучами воде, делает меня моложе, красивее, нежнее...
— Елки-палки, какие здесь камни скользкие! — прокричал мне прямо в ухо какой-то парень. И это был явно не Антоний.
— Чуть ногу не сломал... Полечился, называется... Вас как зовут?
— Клеопатра.
— Правда? Прикольно... А я Василий...
И все равно я была царицей. Удалившись от Василия на безопасное расстояние, заплываю в узкий, похожий на грот канал. Там чувствуется бьющий со дна источник, движение пузырьков усилено втрое. Ощущение фантастическое. После купания моя кожа напоминает бархат, а на щеках появляется румянец.
Возвращаясь в отель, наша группа светилась от удовольствия. Ужин в ресторане a la carte стал достойным завершением дня.
Вообще, эта поездка оказалась одной из самых увлекательных и веселых в списке моих многочисленных путешествий. Мы так сдружились, что договорились всей группой, вместе с нашим очаровательным руководителем Нателой и гидом Садо собраться здесь же в ближайшее время. В глубине души я понимала — нельзя дважды войти в одну и ту же воду. С философской точки зрения это действительно так. А вот в воду легендарного Памуккале можно и стоит входить сколько угодно, каждый раз испытывая новые, незабываемые ощущения.

Благодарим за помощь в подготовке материала компанию TEZ TOUR.
Поделись с подружками :