Боливия: достучаться до небес

Поделись с подружками :
Здесь живо представляешь дорогу в рай, хотя попасть сюда можно только на джипе. Не подумайте, что я сошел с ума или пребываю в религиозном экстазе и вот-вот начну описывать, как с высоты спускаются херувимы. Нет, я просто расскажу о месте, где можно достучаться до небес.
Необычная столица
Для начала нужно приехать в самую высокогорную столицу мира. Это город Нуэстра-Сеньора-де-Ла-Пас, проще — “Богоматерь мира”, а еще проще — Ла-Пас. Столица Боливии находится на высоте 3600 метров и не просто в Андах, а в кратере потухшего вулкана. Вот он простирается передо мной, до самого дна застроенный крошечными домиками. А в центре, на дне, — элитные высотки и деловой район города.
На главной площади высится величественный собор Иглесия-де-Сан-Франциско, построенный еще испанцами в 1549 году. А сразу за ним — колоритные базары с жизнеутверждающими названиями “Рынок ведьм” и “Колдовской рынок”. Тут можно приобрести чучела местных животных, “исцеляющие” снадобья и амулеты, “волшебный” чаек из листьев коки, серебряные изделия и сувениры. Каждый год в конце января здесь целых три недели отмечают красочный индейский праздник Аласита. В это время люди воздают хвалу Экеко — андскому богу достатка и процветания: покупают изображающие его статуэтки и навешивают на них миниатюрные копии предметов, которые хотят получить от бога в подарок. При этом не забывают еще и в церковь пойти. Один бог хорошо, а два лучше. Так что Экеко займет место в доме рядом с иконами, и вместе они обеспечат счастье на весь год.

В Ла-Пас у бедного населения из окон открывается самая красивая панорама, а живущая в центре элита вынуждена довольствоваться видом смотрящего на нее с высоты птичьего полета пролетариата. Зато чем ниже, тем легче дышится. Я ощутил это, когда, налюбовавшись историческим центром, начал подниматься к окраинам. Перепад высот от верхней кромки кратера до дна составляет 800 метров! Я шел по улице, кряхтя и останавливаясь, чтобы перевести дыхание в разреженном воздухе. Рядом пробегали боливийцы, косясь на меня и хихикая, а я, гринго, тащился по мостовой, понимая, что готов променять красивый вид из окна на возможность вдохнуть полной грудью.

Благодаря множеству необычных ландшафтов Ла-Пас утрет нос многим городам планеты. Взять хотя бы Вайе де Ла Луна (Лунная долина), расположенную всего в десяти километрах от центра. Только что мелькали небоскребы, а сейчас вы уже пробираетесь по сплошному лабиринту каньонов, утесов и причудливых скал. Это место как будто создано для съемки фильмов о пришельцах, и кажется, что вот-вот один из них выскочит из-за скалы. Но вместо него с криком “Hola!” выбегает разодетый индеец с гитарой и принимается энергично петь серенады.

Луна и грош
Целую ночь я ехал в автобусе, чтобы добраться до главной цели моей поездки — Салар-де-Уюни — самого большого соленого озера на планете. Всего 10–30 сантиметров воды покрывают слой соли толщиной 6–8 метров. Впрочем, солончак Уюни наполняется водой и отражает все вокруг только в сезон дождей, который длится с февраля по март. И вот я иду босиком и смотрю на огромное голубое зеркало, слившееся с небесами. Останавливаюсь лишь у небольших гейзеров, которые местные называют “глазами” Салар-де-Уюни. Наверное, это от впечатления — будто они подмигивают всем, кто к ним подходит. Нигде я еще не видел ничего подобного!

Местные индейцы всего за 150 долларов устраивают трехдневные туры в эти места и утверждают, что такие поездки могут запросто конкурировать с полетами на Луну. Кстати, астронавт Нил Армстронг, первый человек, ступивший на Луну, с ее поверхности принял Уюни за ледник. А когда ему сказали, что это соль, то не поверил и приехал лично в этом убедиться.

Но здешним жителям нет дела до высоких материй. Они собирают соль в горки, сушат и отправляют дальше на переработку. В год получается около 25 тысяч тонн — просто мелочь по сравнению с ее общим количеством на солончаке: 10 миллиардов тонн. Запасов хватит, чтобы до конца жизни обеспечить ею 50 миллиардов человек. Кстати, используют ее не только в пищу. Здесь это самый дешевый строительный материал. Из соляных кирпичей возводят целые гостиницы. Конечно, простым боливийцам не до того, чтобы создавать подобные хоромы и для себя: эта соль — их хлеб, их способ прокормиться и выжить.

Гнездо Анд
Национальный заповедник Едуардо Авароа встречает нас ледниками вулкана Оллагуе высотой 5868 метров — всего на 30 метров ниже высшей точки Африки горы Килиманджаро. За ним потянулись цепочкой разноцветные озера, которые здесь называют лагунами. Вода в них окрашена минералами, смываемыми с окружающих вулканов и ледников. Цвет меняется в зависимости от времени дня и освещения.
Останавливаемся у Арбол-де-Пьедра (что в переводе означает “Каменное дерево”), и перед нами расстилается вид, словно нарисованный Сальвадором Дали. Из валунов вода и ветер вытесали скульптуры, напоминающие дерево, льва, лошадь и какие-то абстрактные фигуры. И хотя гений и славился безграничной фантазией, у природы ее оказалось больше.

Постепенно поднимаемся выше четырех тысяч метров над уровнем моря к Гнезду Анд — самой густонаселенной лагуне Колорадо. Взгляд застывает на водной красно-бурой глади, и начинает казаться, что здесь уже не действуют законы природы. Разве может быть вода такого цвета? Или тут высыпали несколько вагонов марганцовки? Оказывается, все дело в особых водорослях, вырабатывающих каротин для защиты от ультрафиолета. На фоне гор и голубого неба пейзаж больше похож на марсианский. То, что это не Красная планета, а наша Земля, напоминают бесчисленные фламинго, грациозно передвигающиеся по неглубокой лагуне. Чего не скажешь обо мне: я хожу среди этой красоты одетый, как полярник, — холодно и не хватает кислорода.

Выбор ♥ Натали ♥
Как добраться
Из Киева в Ла-Пас можно долететь самолетами компании МАУ, Luftganza, Iberia, American Airlines, British Airways с 1–2 пересадками. Дорога займет от 20 часов до двух суток. Некоторые предпочитают добираться через Аргентину, Бразилию, Чили или Перу и оттуда двигаться до Боливии наземным транспортом, который ходит регулярно и стоит не очень дорого.
“Это отличные места, — поясняет мой проводник Педро. — Нет людей и хищников и много корма для птиц и их потомства”. Людей и правда нет, кроме таких же, как и я, туристов. И все, словно завороженные, ходят и смотрят на первозданный мир без следов вмешательства цивилизации! А Педро торжественно продолжает: “Здесь, амиго, около тридцати тысяч фламинго! Больше всего фламинго Джемса, немного меньше андских фламинго, да и залетные чилийские бывают. А знаешь, почему перышки у них розовые? Это из-за рачков и их пигмента. Птицы поедают их в больших количествах”. Вдобавок на берегах растет трава, поэтому туда-сюда шастают ламы в поисках свежего лакомства. Людей они совсем не боятся, но так как их все время стремятся сфотографировать и погладить, они стараются от туристов держаться подальше.

В Андах чистота идеальная — индейцы-гиды за этим следят. На ночевке в лагере я спросил у Педро: “Вот в поселке Уюни мусор прямо возле домов и никто не убирает. А здесь ты даже огрызки яблок и шкурки бананов в пакет собираешь?” Педро задумался и ответил: “Ты слышал о духах Анд? Они не поселили здесь человека, значит, мы не вправе оставлять следы”. — “А как же тот мусор, что валяется там, где живут люди?” — поинтересовался я. “Люди не умеют слушать. Один вождь с далекого севера однажды сказал, что только после того, как последнее дерево будет срублено, только после того, как последняя река будет отравлена, только после того, как последняя рыба будет поймана, только тогда вы поймете, что деньги нельзя есть”. — “Прямо философ, а не индеец. Как звали вождя?” — “Вождь Белое Перо”.

Марсианские хроники
Холодно. Ни свет ни заря мчимся в темноте, и лишь лучи фар прорезают мглу. Мы поднялись уже на 5 тысяч метров к “Творцу облаков”. Облака рождаются прямо из-под земли благодаря гейзерам “Утреннего солнца” или по-испански “Соль-де-Маньяна”. Долина гейзеров просыпается на рассвете, из ее “глаз” вырываются мощные столбы пара, высота которых порой достигает 30 метров. Гейзеры наиболее активны с пяти до восьми часов утра, когда встает солнце и происходят фантастические колебания температур. До восхода воздух здесь может быть холодным: –15 оC, а после рассвета способен прогреться до 15–20 оC! Правда, серные гейзеры и фумаролы издают крайне неприятный запах тухлых яиц. Кстати, о яйцах. Педро говорит, что температура пара может доходить до 85 оC, так что яйца можно сварить за несколько минут. Среди гейзеров, пара и облаков чувствуешь себя, как ежик в тумане. Рядом ждут рассвета и мерзнут такие же “ежики”. Но когда сквозь туман начинают пробиваться солнечные лучи, кажется, что это вовсе не наша планета и не наше солнце.

Выбор ♥ Натали ♥
Это интересно
Вода в Ла-Пасе кипит при 88 оС, ведь, как известно, на значительной высоте и при пониженном атмосферном давлении температура кипения воды составляет менее 100 оС.
Аэропорт Эль-Альто в Ла-Пасе — самый высокогорный международный аэропорт в мире: он располагается на высоте 4061 м над уровнем моря.
Чтобы на высоте пяти тысяч метров не познакомиться с горной болезнью, а заодно немного отдохнуть и освежиться, Педро везет нас к термальным источникам. Говорят, вода такого состава помогает в лечении и профилактике артрита и ревматизма. Но какой больной отправится лечиться на высоту 4400 метров? В большинстве своем люди здесь заходят в воду погреться и получить удовольствие.

Еще один переезд, и я стою на берегу лагуны Верде — безжизненного соленого озера, в водах которого содержится медь и другие минералы. Это тут американское космическое агентство NASA исследовало вулкан Ликанкабур и пыталось выяснить, возможна ли жизнь на Марсе. Считается, что кратер этой громадины высотой 5920 метров по своему составу очень схожий с поверхностью Красной планеты. Стою и думаю: я так хотел достучаться до небес, а уже побывал и на Луне, и на Марсе. Пора заканчивать свое космическое путешествие. Возвращаюсь на Землю!    
Поделись с подружками :