Подняться к небу в Брюгге

Поделись с подружками :
Этому городу не нужна особая реклама, ведь он и так один из самых любимых туристами. А после успеха номинированного на “Оскар” фильма “Залечь на дно в Брюгге” желающих побывать здесь стало еще больше. Вот и я, оказавшись в Бельгии, решила выкроить денек, чтобы провести его в столице Западной Фландрии.

В глубь вре­мен

Элек­т­рич­ка, ухо­дя­щая с цен­т­раль­но­го во­кза­ла Брюс­се­ля, за ка­кой-то час пе­ре­не­сла ме­ня на не­сколь­ко ве­ков на­зад. И неваж­но, что при­вок­заль­ную пло­щадь я пе­ре­се­к­ла по сиг­на­лу све­то­фо­ра, а на бли­жай­шем зда­нии кра­со­ва­лась над­пись Zara. При­ме­ты се­го­д­няш­не­го дня меркнут перед шар­мом древ­не­го Брюг­ге.

Ос­но­вал его в 852 го­ду фла­манд­ский граф Бал­ду­ин Же­лез­ная Ру­ка. По ле­ген­де, пер­вым по­встре­чав­шим­ся ему жи­вым су­ще­ст­вом в этих кра­ях был ог­ром­ный мед­ведь. С тех пор миш­ку ве­ли­ча­ют “ста­рей­шим гра­ж­да­ни­ном Брюг­ге” и ук­ра­ша­ют его изо­бра­же­ни­я­ми зда­ния и поч­то­вые ящи­ки. Са­мый зна­ме­ни­тый кра­су­ет­ся на ули­це Rue de l’Academie, в сте­не до­ма Poorters Loge. В XIV ве­ке он слу­жил ме­с­том встреч poorters, то есть гра­ж­дан Брюг­ге, и штаб-квар­ти­рой ари­сто­кра­ти­че­ско­го клу­ба “Бе­лый мед­ведь”. То­г­да же вла­сти раз­ре­ши­ли по­ме­с­тить в ни­шу на уг­лу скульп­ту­ру мед­ве­дя, дер­жа­ще­го в ла­пах герб клу­ба. Прав­да, сим­па­тя­га, за­ни­ма­ю­щий это ме­с­то се­го­д­ня, — ко­пия, ори­ги­нал на­хо­дит­ся в му­зее ар­хео­ло­гии.

Брюг­ге стро­ил­ся как тор­го­вый порт, и ес­ли по­смо­т­реть на ста­рые кар­ты, то вид­но, что он бу­к­валь­но ис­чер­чен ка­на­ла­ми. Сте­ны до­мов под­ни­ма­лись пря­мо из во­ды, а в ка­че­ст­ве транс­пор­та ис­поль­зо­ва­лись лод­ки. Со вре­ме­нем очер­та­ния по­бе­ре­жья из­ме­ни­лись, и мо­ре от­сту­пи­ло на пят­на­д­цать ки­ло­мет­ров, но по-преж­не­му здесь сходят­ся три ка­на­ла: Слю­и­ский, Гент­ский и Ос­тенд­ский. Их и бо­лее мел­кие ча­с­тич­но за­мос­ти­ли так, что до­ми­ки с тре­уголь­ны­ми кры­ша­ми те­перь вы­стро­и­лись вдоль уз­ких, из­ви­ли­стых улиц. 
В XIII–XV ве­ках го­род пе­ре­жил не­бы­ва­лый рас­цвет, а по­том на­стал пе­ри­од упад­ка и заб­ве­ния. Но бла­го­да­ря труд­ным вре­ме­нам Брюг­ге и со­хра­нил­ся пра­к­ти­че­ски в не­из­ме­нен­ном ви­де. В ка­ком бы квар­та­ле вы ни ока­за­лись, вез­де уви­ди­те толь­ко го­ти­че­ские баш­ни, со­бо­ры, цер­к­ви, ка­мен­ные фи­гу­ры свя­тых и раз­но­цвет­ные фа­са­ды сре­д­не­ве­ко­вых до­мов. Дру­гих стро­е­ний здесь про­сто нет.

Го­во­рят, ощутить всю кра­соту и не­по­вто­ри­мо­сть Брюг­ге  мож­но че­тырь­мя спо­со­ба­ми: по­бро­дить вдоль во­ды, про­мчать­ся с ве­тер­ком в от­кры­том эки­па­же, про­плыть на ко­раб­ли­ке по ка­на­лам (по се­к­ре­ту — к не­ко­то­рым ре­с­то­ран­чи­кам мож­но по­до­б­рать­ся толь­ко на ло­доч­ке) и на­сла­дить­ся за­хва­ты­ва­ю­щей па­но­ра­мой с вы­со­ты птичь­е­го по­ле­та. Я ис­про­бо­ва­ла все ва­ри­ан­ты зна­комства, кро­ме кон­ной про­гул­ки.

Две твер­ды­ни

Ми­нут пят­на­д­цать пеш­ком от во­кза­ла — и пе­ре­до мной серд­це го­ро­да. Хо­тя то­г­да я еще не зна­ла: от­ку­да бы ни на­чала свой путь в Брюг­ге, все рав­но вы­шла бы к цен­т­ру. Про­сто из­бра­ла ори­ен­ти­ром воз­вы­ша­ю­щу­ю­ся над кры­ша­ми баш­ню и пет­ля­ла улоч­ка­ми, по­ка вдруг не ока­за­лась на глав­ной пло­ща­ди. На са­мом де­ле их в го­ро­де две, и они плав­но пе­ре­хо­дят од­на в дру­гую. Пер­вая — Ры­ноч­ная, или Гро­те-Маркт, с тор­го­вы­ми ря­да­ми и древ­ней сто­ро­же­вой баш­ней Бел­фор, вто­рая — Го­род­ская, или Брук, с ба­зи­ли­кой Свя­той Кро­ви Хри­сто­вой, Двор­цом пра­во­су­дия и Ра­ту­шей XIV ве­ка. Мож­но бы­ло зай­ти в нее, ос­мо­т­реть зал за­се­да­ний с де­ре­вян­ным свод­ча­тым по­тол­ком, рос­пи­си с ис­то­ри­че­ски­ми сю­же­та­ми и да­же вый­ти на бал­кон, от­ку­да князь клял­ся в вер­но­сти го­ро­ду. Но я ог­ра­ни­чи­лась со­зер­ца­ни­ем фа­са­да, ук­ра­шен­но­го ста­ту­я­ми гра­фов и гра­финь Флан­д­рии. В свое вре­мя этот скульп­тур­ный ряд так по­нра­вил­ся жи­те­лям со­сед­них го­ро­дов, что поч­ти в ка­ж­дом из них воз­ве­ли не­что по­доб­ное. 

Старушка, сидящая на балконе в белом чепце и белоснежном фартуке, оказалась... куклой. В руках у нее коклюшки для плетения знаменитых фламандских кружев. Таким оригинальным способом горожане выразили уважение мастерицам, прославившим Брюгге еще в Средние века. С тех пор и поныне бельгийские кружева ценятся благодаря тончайшим, великолепным узорам.

На фа­са­де в са­мом уг­лу я раз­гля­де­ла не­при­мет­ную дверь, за ко­то­рой скры­ва­лась ба­зи­ли­ка Свя­той Кро­ви Хри­сто­вой. Это хра­ни­ли­ще хру­сталь­но­го со­су­да с кро­вью Ии­су­са, смы­той с его те­ла. В 1149 го­ду Тьер­ри Д’Эль­зас, граф Флан­д­р­ский, по­лу­чил его в дар от па­т­ри­ар­ха Ие­ру­са­ли­ма за за­слу­ги в Кре­сто­вом по­хо­де. С тех пор в Брюг­ге сте­ка­ют­ся па­лом­ни­ки, что­бы по­кло­нить­ся свя­щен­ной ре­ли­к­вии. А раз в год на со­ро­ко­вой день по­с­ле Па­с­хи, в день Воз­не­се­ния Гос­под­ня, про­во­дит­ся ше­ст­вие Свя­той Кро­ви, ко­то­рое да­же за­не­се­но в Спи­сок не­ма­те­ри­аль­но­го куль­тур­но­го на­сле­дия че­ло­ве­че­ст­ва, со­ста­в­ля­е­мый ЮНЕ­СКО. По сре­д­не­ве­ко­вым ули­цам дви­жут­ся му­зы­кан­ты, пев­цы, ак­те­ры, об­ла­чен­ные в ко­с­тю­мы пер­со­на­жей Вет­хо­го и Но­во­го За­ве­та, ра­зыг­ры­ва­ют­ся сце­ны из Биб­лии; ска­чут ка­валь­ка­ды ры­ца­рей-кре­сто­нос­цев, а в за­вер­ше­ние вы­ез­жа­ет всад­ник в об­ра­зе ле­ген­дар­но­го гра­фа Флан­д­р­ско­го.

От Ра­ту­ши пе­ре­хо­жу на Гро­те-Маркт, к од­ной из глав­ных до­с­то­при­ме­ча­тель­но­стей Брюг­ге — сто­ро­же­вой баш­не Бел­фор. С ко­рот­ки­ми пе­ре­дыш­ка­ми под­ни­ма­юсь по уз­кой кру­той ле­ст­ни­це. Не так-то лег­ко пре­одо­леть три­ста ше­сть­де­сят шесть сту­пе­нек, но, ока­зав­шись на смо­т­ро­вой пло­щад­ке, по­ни­маю, что путь на­верх про­де­лан не зря. Весь го­род про­сти­ра­ет­ся пе­ре­до мной, а ес­ли хо­ро­шо при­смо­т­реть­ся — на го­ри­зон­те мож­но раз­гля­деть вер­тя­щи­е­ся в Се­вер­ном мо­ре ве­т­ря­ки. Ко­г­да-то от­сю­да го­род­ские стра­жи зор­ко блю­ли под­сту­пы к го­ро­ду и ес­ли об­на­ру­жи­ва­ли не­лад­ное, тут же би­ли в на­бат. В мир­ные дни ко­ло­ко­ла от­би­ва­ли вре­мя ка­ж­дый час, ре­гу­ли­руя дви­же­ние то­ва­ров по ка­на­лам и подъ­ем мос­тов. Эта тра­ди­ция со­хра­ни­лась по сей день. Ко­ло­коль­ная му­зы­ка ка­жет­ся на­столь­ко бо­же­ст­вен­ной, что я не сра­зу за­ме­чаю ее ис­пол­ни­те­ля, рас­по­ло­жив­ше­го­ся бу­к­валь­но в ме­т­ре от ме­ня. Еще в XVI ве­ке Бел­фор сла­вил­ся сво­им ка­риль­о­ном — ин­ст­ру­мен­том, ко­то­рый уп­ра­в­ля­ет ко­ло­ко­ла­ми (здесь их пять­де­сят) при по­мо­щи кла­виш. И се­го­д­ня му­зы­кан­ты пре­одо­ле­ва­ют путь в 366 сту­пе­ней, что­бы ка­ж­дый час да­рить сво­ему го­ро­ду не­сколь­ко но­вых ме­ло­дий. 

Туристу на заметку
 Что сде­лать
 Под­нять­ся на смо­т­ро­вую пло­щад­ку Бел­фо­ра.
 Со­вер­шить про­гул­ку на ка­те­ре.
 По­си­деть на ла­воч­ке у ка­на­ла и по­меч­тать.
По­кор­мить ле­бе­дей и уток.
Зай­ти в обыч­ный ка­фе­те­рий, съесть кру­ас­сан и вы­пить го­ря­че­го шо­ко­ла­да.
По­про­бо­вать ме­ст­ное пи­во в тра­ди­ци­он­ной пив­ной.
От­ве­дать ми­дий с кар­то­фе­лем фри.
Прой­ти по мос­ти­ку Свя­то­го Бони­фа­ция, за­га­дав же­ла­ние. Прове­ре­но на се­бе — сбы­ва­ет­ся!
Экс­кур­си­он­ные ав­то­бу­сы с ау­дио­ги­дом на рус­ском язы­ке от­пра­в­ля­ют­ся с Ры­ноч­ной пло­ща­ди ка­ж­дый час, но мне за­хо­те­лось про­сто по­бро­дить пеш­ком. Как имен­но про­кла­ды­вать мар­ш­рут — не­важ­но, в лю­бом слу­чае, до­с­то­при­ме­ча­тель­но­сти (их в го­ро­де бо­лее двух ты­сяч) най­дут­ся на ка­ж­дой ули­це или в ти­хом дво­ри­ке. Гу­ляя вдоль ка­на­ла, я за­гля­ну­ла на тер­ри­то­рию ка­ко­го-то мо­на­сты­ря и об­на­ру­жи­ла в те­ни де­ревь­ев див­ной кра­со­ты ста­тую де­вы Ма­рии, а прой­дя чуть даль­ше — луг с валь­яж­но ле­жа­щи­ми ко­ро­ва­ми. Толк­нув тя­же­лую дверь, шаг­ну­ла в су­м­рач­ную га­ле­рею с по­лом, вы­ло­жен­ным чер­но-бе­лы­ми пли­та­ми, и ря­да­ми ко­ло­ко­лов со встро­ен­ны­ми ди­на­ми­ка­ми, из ко­то­рых лил­ся низ­кий, аб­со­лют­но тех­но­ген­ный звук. Я не лю­би­тель аван­гар­ди­ст­ских ин­стал­ля­ций, но эта ме­ня впе­чат­ли­ла.

На­вер­ня­ка не оши­бусь, на­звав Брюг­ге го­ро­дом му­зе­ев. Два­д­цать наиболее интересных находятся на че­ты­рех ули­цах и двух пло­ща­дях в цен­т­ре. Один из са­мых зна­ме­ни­тых — Грун­нин­ге. В нем мож­но изу­чать ис­то­рию фла­манд­ской и бель­гий­ской жи­во­пи­си: от ал­та­рей Яна ван Эй­ка до “Жи­вот­ных фер­мы” ху­дож­ни­ка-кон­цеп­ту­а­ли­ста Мар­се­ля Бру­тер­са, где ко­ро­вы раз­ных по­род пред­ста­в­ле­ны как ав­то­мо­би­ли раз­лич­ных ма­рок. Кста­ти, в кол­лек­ции со­б­ра­ны кар­ти­ны толь­ко тех ху­дож­ни­ков, которые жи­ли и ра­бо­та­ли в Брюг­ге.

От Грун­нин­ге ру­кой по­дать до го­ти­че­ско­го со­бо­ра Свя­той Де­вы XII–XIV ве­ка, са­мо­го вы­со­ко­го кир­пич­но­го зда­ния сре­д­не­ве­ко­вой Ев­ро­пы. Обой­ти его сво­им вни­ма­ни­ем я про­сто не мог­ла еще и по­то­му, что здесь на­хо­дит­ся “Бо­го­ма­терь с Мла­ден­цем” Ми­ке­лан­д­же­ло — един­ст­вен­ное скульп­тур­ное тво­ре­ние ге­ния, по­ки­нув­шее пре­де­лы Ита­лии еще при его жиз­ни. Прав­да, в этом го­ро­де и без Бу­о­на­рот­ти от ко­ли­че­ст­ва ше­дев­ров на квад­рат­ный метр кру­жит­ся го­ло­ва.

Са­мый слад­кий му­зей

То, что Брюг­ге на­зы­ва­ют шо­ко­лад­ной сто­ли­цей Бель­гии, не уди­ви­тель­но. Ведь имен­но здесь ни­ко­му не из­вест­ный ап­те­карь, пы­та­ясь со­з­дать ле­кар­ст­во от каш­ля, по­лу­чил... горь­кий шо­ко­лад. А в на­ча­ле ХХ ве­ка, ста­ра­ясь уго­дить гер­цо­гу Пле­зи-Пра­лин, ме­ст­ные кон­ди­те­ры до­ба­ви­ли в де­серт оре­хи и по­лу­чи­ли пра­ли­не. Кро­ме то­го, Бель­гия счи­та­ет­ся ро­ди­ной бе­ло­го шо­ко­ла­да. А та­ко­го го­ря­че­го шо­ко­ла­да, как в Брюг­ге, на­вер­ное, не по­про­бо­вать боль­ше ни­где. Его да­же по­да­ют по-осо­бен­но­му: на чаш­ку с го­ря­чим мо­ло­ком ста­вят плош­ку с шо­ко­ла­дом, а по­с­ле то­го как тот рас­пла­вит­ся и сте­чет вниз, до­ба­в­ля­ют слив­ки и раз­ме­ши­ва­ют. 

В Брюг­ге про­во­дит­ся и еже­год­ный шо­ко­лад­ный фе­с­ти­валь. На ули­цах бьют слад­кие фон­та­ны, а кон­ди­те­ры со­з­да­ют на­сто­я­щие ше­дев­ры, ко­то­рые по­с­ле фе­с­ти­ва­ля об­ре­та­ют при­ста­ни­ще в му­зее Choco Story, где я уз­на­ла мно­го ин­те­рес­но­го о лю­би­мом ла­ком­ст­ве. На­при­мер, то, что в Бель­гии до XIХ ве­ка этот про­дукт пред­на­зна­чал­ся толь­ко для взрос­лых, в ос­нов­ном для муж­чин.

Прой­дя все три эта­жа экс­по­зи­ции, я от­пра­ви­лась в рас­по­ло­жен­ный тут же бар. Ме­ню, в ко­то­ром зна­чи­лось со­рок че­ты­ре (!) аб­со­лют­но раз­ных шо­ко­лад­ных ко­к­тей­ля, за­ста­ви­ло на­дол­го за­ду­мать­ся о зна­че­ни­ях слов “хо­чу” и “мо­гу”. В де­гу­ста­ци­он­ном за­ле я еще не­мно­го по­на­блю­да­ла за свя­щен­но­дей­ст­ву­ю­щим шеф-по­ва­ром и да­же по­про­бо­ва­ла ку­со­чек по­лу­чив­ше­й­ся на мо­их гла­зах сладости. За­то в кон­ди­тер­ском ма­га­зин­чи­ке при­шлось взять се­бя в ру­ки, что­бы не ос­та­вить там все свои день­ги! Тут я впер­вые в жиз­ни уви­де­ла шо­ко­лад­ки спе­ци­аль­но для... со­бак.

Озе­ро Люб­ви

Гу­ляя вдоль ка­на­ла, я дош­ла до Мин­не­во­тер — озе­ра Люб­ви. И неваж­но, что на са­мом де­ле на­зва­ние про­ис­хо­дит от сло­во­со­че­та­ния “ге­мей­не ва­тер” — “об­щая во­да”. Сам во­до­ем на­столь­ко мил, а ок­ру­жа­ю­щий парк так иде­а­лен для влюб­лен­ных пар, что ему боль­ше под­хо­дит гол­ланд­ское Minne, то есть “лю­бовь”. По зер­каль­ной гла­ди озе­ра гра­ци­оз­но про­плы­ва­ют ле­бе­ди — прав­да, их по­я­в­ле­ние здесь ни­ка­ко­го от­но­ше­ния к ро­ман­ти­ке не име­ло. Совсем даже наоборот. 

В 1488 го­ду Брюг­ге уп­ра­в­лял бур­го­мистр Пи­тер Лан­шаль — его фа­ми­лия в пе­ре­во­де оз­на­ча­ла “Длин­но­ше­ий”, а на фа­миль­ном гер­бе изо­бра­жал­ся ле­бедь. Жи­те­ли Брюг­ге не жа­ло­ва­ли сво­его гра­до­на­чаль­ни­ка, но тот, как на грех, был род­ст­вен­ни­ком ко­ро­ля. Разг­не­ван­ный Ма­к­си­ми­ли­ан Ав­ст­рий­ский (кста­ти, са­мый не­на­ви­ст­ный пра­ви­тель в ис­то­рии го­ро­да) в на­ка­за­ние при­ка­зал го­ро­жа­нам раз­во­дить и со­дер­жать ле­бе­дей в озе­рах и ка­на­лах. С тех пор кра­си­вые пти­цы жи­вут у озе­ра Люб­ви. А еще ут­вер­жда­ют, что ле­бе­ди, уве­зен­ные от­сю­да, все­гда воз­вра­ща­ют­ся об­рат­но. 

Бла­го­да­рим за по­мощь в под­го­тов­ке ма­те­ри­а­ла компанию Coca-Cola Ukraine Ltd.
Поделись с подружками :