Острова Кабо-Верде: мир в стиле микс

Поделись с подружками :
Все чаще в отпуске хочется оказаться там, где прибрежная полоса не расчерчена квадратами отельных владений, по ночам в глубоком небе горят настоящие, не отельные, звезды и слово "экзотика" наполнено смыслом счастливых неожиданных открытий. Одно из таких мест - острова Кабо-Верде.

Сантьягу: поющая и щедрая земля

Наш скромный воздушный извозчик буднично чиркнул о бетон посадочной полосы и деловито подрулил к освещенному стеклянному кубу с неоновой надписью "Аэропорт Франсиско Мендес. Прайя". Мы сошли на первый из островов в нашем круизе по Кабо-Верде, или, как их называют по старинке, -- острова Зеленого Мыса, и, переместившись в минивен, помчались параллельно строящемуся за полосатой оградой скоростному шоссе в город. Он лежит на юге самого большого острова, нанесенного на карты обжившими его португальцами. Те назвали остров в честь одного из почитаемых ими католических святых -- Сант-Яго, а всю россыпь островов -- Кабо-Верде (от португальского cabo -- "мыс", verd -- "зеленый"), ведь она на картах лежит точь-в-точь напротив Зеленого Мыса, самой западной точки Африки. 

С кораблей, плывущих мимо, земли материка и впрямь кажутся изумрудными от буйной тропической зелени, чего не скажешь о созданных из вулканической лавы и пепла островах в океане, которые от сенегальского берега отделяют 500 километров океанской глади.

Сам порт, основанный в удобной бухте, куда заходили за провизией и водой почти все суда, идущие через Атлантику вдоль Африки, тогда назвали Порто-Прайя. Со временем он разросся, превратился в город, а позже стал столицей страны и утратил в своем названии историческую привязку к порту...

Мы устроились в элегантном отеле, что массивными стенами с бойницами напоминал старинный форт у края бухты, а к приветственному ужину нас ждали в поузаде -- так на португальский лад в бывшей колонии зовутся солидные отельные владения -- Pestana Tropico, которая стояла чуть в стороне, на пригорке.

В южных широтах с наступлением сумерек жизнь лишь набирает обороты. Прохлада сменила полуденный зной, и жизнь ускорила темп и наполнилась особым звучанием. Обильный ужин в ресторане поузады был "кулинарным" гимном в честь португальской кухни. В ней здравый крестьянский смысл помножен на вековые традиции, замешан на добротных продуктах, отменных пряностях с берегов далекой Индии, душистых травах Средиземноморья и подкреплен ароматными густыми винами, все еще мало у нас известными. Вечер в отеле стал примером радушия островитян. За пять столетий они привыкли встречать гостей с добрыми намерениями достойно, но без лести, по-южному щедро и великодушно. Именно такой была атмосфера в поузаде с ее просторными холлами, залитыми мягким светом и украшенными эффектными панно с креольскими мотивами, где, несмотря на низкий сезон, было немало гостей.

В наши дни острова манят туристов главным образом из стран Средиземноморья и состоятельную публику с африканского материка. Многие из них прибывают не только отдохнуть на длинных пляжах и в модных отелях, но и поклониться духу предков, чьи судьбы вплелись в прошлое островов. Веками бухта Порто-Прайи принимала тысячи судов, снаряженных торговцами, рыбаками, авантюрными искателями легкой добычи или новых путей к землям Востока и Азии, о сказочных богатствах которых приносили вести караваны.

В эпоху великих географических открытий в укромную гавань заходили пополнить запасы воды и провианта португальские парусники и испанские корветы. Позже на пути в Америку здесь останавливались корабли, в трюмах которых теснились рабы с Невольничьего берега. В новое время тут бросали якорь быстроходные английские клиперы и степенные русские фрегаты...

Мы вслушивались в ритм песен -- он почему-то казался знакомым... Да ведь это же баллады Сезарии Эворы! Лет двадцать назад их протяжные, берущие за душу мелодии напомнили миру о затерянных на морских просторах островах...

Встреча с примой не состоялась -- ее на архипелаге трудно застать. Да и живет она на другом острове, Сан-Висенте. Зато ее партнера по сцене, Тито Париса, мы услышали. Нам просто повезло - он давал концерт в клубе напротив нашего отеля. 

...Нам нашли места в зале, просто добавив стулья в одном из рядов. В зале погас свет, и остался только луч вокруг Тито, собравшего здесь больше двух сотен человек. С первыми аккордами зал восторженно зааплодировал, узнав любимую мелодию, а кто-то принялся отбивать ритм, прихлопывая в ладоши. Видно, первая песня была ключом к концерту, который закончился далеко за полночь. Маэстро пел соло, не уставая. Потом он представлял своих коллег -- ударника, бас-гитариста, чьи партии были особенно удачными. И вдруг, словно спохватившись "Почему все я да я пою?", передал гитару высокому господину, сидящему в первом ряду. Зал, едва он поднялся на сцену, взорвался овациями. Когда он, закончив выступление, накрыл ладонью струны, все снова зааплодировали великолепной игре и его не чувству, а чутью инструмента! Я вспомнила слова гида: "Здесь каждый второй -- артист..." Фраза "искренне не хотелось уходить" едва ли передаст наши чувства после того концерта, хоть это было абсолютной правдой. Нас переполняло счастье открытия! Казалось, мы поймали ритм, в такт которому бьется сердце островов Кабо-Верде, и пришли на память слова из "Маленького принца" -- о том, что самого главного не сказать словами. Уже ради этого стоило сюда приехать.

На следующий день мы посетили исторический центр Прайи. Линии аккуратных, каких-то музейных домов с деревянными ставнями-жалюзи по фасаду. Не верилось, что в них обитают люди. Пустынные и бесплотные улицы засажены плосковерхими акациями, и только белье где-то на втором этаже одного из домов выдает "небутафорский" характер квартала над гаванью. Но ближе к центру стало многолюднее.
Подобно многим южным городкам, все дороги в центре Прайи ведут к рынку, яркому и голосистому, с рядами фруктов и овощей, что выращивают в оазисах на дне здешних ущелий -- туда не забраться беспощадным соленым ветрам-суховеям.

Здесь, как по всей Африке, головы торговок венчают корзины с рыбой, фруктами, а то и цветочные горшки... Рынок Лоджа, как и историческая часть центра, невелик. Он разделен аккуратными рядами лотков и обнесен оградой, а вот продавцов на тротуарах за пределами рынка, вопреки азиатской и африканской привычке торговать повсюду, мы здесь не встретили. Вокруг, в двух-, трехэтажных домах распахнуты двери, на которых висят знакомые рекламные плакаты мировых брендов, приглашая в магазины и лавки.

После прогулок по компактным, без прохожих, улицам возникло ощущение, будто все вокруг -- невсамделишное, а мы -- статисты в бразильском кинопроекте. Снимается сериал об эпохе, которая закончилась пару веков назад. Креольской наружности люди лишь подчеркивали иллюзию присутствия на съемочной площадке, где удачно поработали декораторы и ассистенты, а теперь объявили перерыв. Будто в продолжение этих фантазий мы заметили вполне современных людей, в джинсах и майках. Кто-то из них говорил в "трубку", кто-то, разгрузив бутафорского вида повозку с товаром, пересел на "внесценарный" скутер, словно решил в паузе между съемкой сгонять за хот-догами или пиццей, пока не дали команду "мотор"...

На кадрах моих пленок Сантьягу сохранился в образах старинных португальских и британских пушек, украшенных литыми гербами. Они глядят в сторону бухты с лежащими на мели остовами уставших от борьбы с волнами кораблей. А еще -- стайкой смешливых и любопытных девчонок-школьниц. Бросив на землю свои модные рюкзачки, они болтали, устроившись на каменном парапете над гаванью. Еще пленка ушла на впечатления от форта Сан-Филиппе на юго-западном побережье острова.

Его пустынный двор с широким куполом в конце крепостной стены, выжженный солнцем, -- не для полуденных прогулок. Посетив прохладные залы музея, мы отправились вниз, к похожей на каменную платформу гавани у подножия холма, на котором высится крепость. Там лежал Старый город, откуда и начиналась история заселения острова и всего архипелага.

Туристу на заметку

Сидаде Вельха (от португальского cidade -- город, velha -- старый) возник в 1533 году на месте основанной в 1460 году первой колонии португальцев Ривейра Гранде (в переводе с португальского означает "большой берег").
От набегов пиратов на высоком берегу к западу от гавани в конце XVI века возвели крепость, назвав ее в честь святого Филиппа.
Самыми известными персонами, оставившими о себе на Ривейра Гранде печальную славу, были британский подданный Френсис Дрейк -- в 1585 году его отряд из 600 корсаров атаковал остров, а позже оставался на нем в передышках между набегами, -- и француз Кассард, в 1712 году прибывший сюда под "Веселым Роджером" и приказавший разрушить город.
Среди знаменитых имен, украсивших страницы истории Кабо-Верде, -- Васко де Гама, Христофор Колумб, Магеллан, Чарльз Дарвин. Эти мореплаватели и исследователи останавливались в гавани Сантьягу во время своих путешествий.
Храм, основанный с прибытием первых колонистов и миссионеров из Португалии, был первой католической обителью в Африке, а сегодня духовную защиту в этой церкви находит 90 процентов населения.
Самая высокая вершина Сантьягу -- пик Сан Антониа (1392 м), похож на парус или спинной плавник гигантской рыбы, разрезающей горный массив с его дорогами-серпантинами.
За спуском к морю была приятная прогулка в тени высоченных тонкоствольных кокосовых пальм, чьи макушки выглядывают над ущельем, превращенным в оазис. Узкая тропинка, разделенная ступенями, привела в старый двор, в центре которого стоял пресс. Когда-то его вращали ослики, выжимая сладкий сок из стеблей сахарного тростника... Теперь он -- часть музея под открытым небом, а рукоять, похожую на огромное коромысло, из любопытства вертят только туристы.

Затем мы расположились на террасе рыбного ресторана в Голубой бухте. Вода в нем и вправду всех оттенков голубого и бирюзового, прозрачная, сколько видит глаз, и теплая. Пока нам готовили рыбу на углях, мы успели искупаться и вернулись к столу, оживленные и счастливые.

Следующий пункт программы привел нас вглубь острова, в поселок Сан-Доминго. Там на балконе небольшого отеля можно почитать в кресле-качалке, а надоест -- полюбоваться вершиной или отправиться в горы, где есть несколько замечательных трасс для скалолазов. А еще, взяв камеру, неспешно побродить по окрестностям в поисках подлинных образов. Пейзажи с агавами, крестьянскими повозками и рощами олив с кронами, причудливо изогнутыми ветрами, пока не растиражированы десятками журналов и каталогов, а тропинки еще не затоптаны до глянца ботинками туристов. Люди приветливы, как это бывает в глубинке, а воздух чист и легок даже в жаркий полдень, и это -- не просто цветистый образ, а еще одно наше счастливое открытие на Сантьягу.

Туристу на заметку

Кабо-Верде (острова Зеленого Мыса) -- архипелаг из 10 крупных (Боавишта, Брава, Майу, Сал, Сан-Висенти, Сан-Николау, Санта-Лузия, Санту-Антан, Сантьягу, Фогу) и 8 мелких островов (Бранку, Гранди, Душ-Пассаруш, Луиш-Карнейру, Разу, Санта-Мария, Сападу и Сима).
Массив Кабо-Верде -- часть Макронезии, куда входят также Азорские, Канарские, Пустынные острова и остров Мадейра.
Острова Кабо-Верде делят на "подветренные" и "наветренные".
К первой группе относят Сантьягу, Брава, Фогу и Маю, ко второй -- Боавишту, Сал, Сан-Висенте, Санту-Антан, Санта-Лузия, Сан-Николау.
Столица Республики Кабо-Верде -- Прайя (о. Сантьягу)
Глава государства -- президент, избирается на 5 лет.
Площадь: 4 033 кв. км
Население: 507 тыс. чел.
Высшая точка -- гора Фогу (2840 м).
Самый большой остров: Сантьягу (991 кв. км).
Языки: креольский, португальский
Валюта: эскудо Кабо-Верде
Время: киевское -4 часа
Телефонный код: +238

Сал: рыба, стоящая на хвосте

Его контуры и впрямь напоминают головастую рыбу, стоящую на хвосте. На самом деле хвост -- укромная бухта, на берегу которой лежит городок Санта-Мария. Славу о его грандиозном пляже с крутой волной, которую поднимает ветер off shore, дующий с суши, разнесли по свету любители скользить по краю водного гребня -- серфингисты. За ними сюда прибыли пляжники для бесцельных прогулок вдоль прибоя ради ровного загара. И теперь первые немного грустят о временах, когда здесь, на тонком песке, еще не было туристических деревень, похожих на игрушечные городкам в стиле LEGO, из сотен домиков-бугало. Они внесли оживление в вечернюю жизнь острова, но грозят свести на нет уникальный ветер, дробя его широкий поток на тонкие вихри, которым не под силу поднять волну тугим гребнем.

Название остров получил с появлением соляных промыслов, которые возникли здесь в кратере потухшего вулкана. Старожилы пересказывают истории, доставшиеся им по наследству: деятельный португальский подданный Педру Мартинш взялся наладить соледобычу, и в начале XIX века в укромной бухте на западном берегу вырос поселок, а позже -- и гавань Педра Луме. Дела пошли успешно, и спустя тридцать лет на юге острова появилось еще одно "соляное" поселение -- Санта-Мария. Промыслы со временем пришли в упадок, зато зрелище в кратере вулкана, разбитом на громадные ячейки-сковородки, куда воду для выпаривания подавали по подземному тоннелю, а горы соли к бухте транспортировали по системе подвесных блоков на гигантских столбах-опорах, впечатляет туристов своим величием, особенно на заходе солнца.

Хотя Сал почти в пять раз меньше "столичного" острова Сантьягу, его пологие берега изобилуют удобными бухтами. С появлением международного аэропорта он превратился в главный курорт архипелага, весьма популярный на Западе.

Среди особых образов залитого солнцем острова Сал -- лунные пейзажи, которые можно созерцать, стоит лишь немного удалиться от побережья. Плоскую, как стол, черно-бурую поверхность острова, какую-то стерильную из-за отсутствия строений и растительности, с редкими громадными валунами в разных направлениях разрезают ленты первоклассных шоссе -- признак интереса строителей к этим территориям -- и романтичные дороги, узорчато мощеные камнем. Изредка среди этих просторов появляются туристы, напоминающие пришельцев-инопланетян, на квадроциклах с гигантскими колесами, и так же внезапно исчезают, растворяясь в зыбком мареве разогретого воздуха.

Не меньшей аттракцией, чем сюрреалистичные картины внутри острова, оказались силуэты потухших вулканов и грандиозный бассейн-джакузи, созданный природой в одной из заводей. С морской волной вода до краев заполняет каменную ванну белой пеной, а спустя пару минут с утробным сопением отступает, обнажая изрезанное узкими желобками-рытвинами дно. Местные парни устраивают из этого природного шоу свое, отважно ныряя в пучину под восторженные охи зрителей.

Говорят, что у берегов острова -- достойные места для ныряний, множество рыбешки и морских черепах, которые изгонят чувство одиночества у поклонников морских глубин.

Моим же любимым занятием на Сале было следить за отважными покорителями доски и кульбитами кайтингистов. Их не поймать в квадрат видоискателя, зато можно увезти на память чувство почти живой сопричастности их скольжению по краю.

Песенный портрет острова для меня сложился из мелодий музыкантов, облюбовавших эти места задолго до появления здесь чартеров из Франции, Италии и Британии. Под их джазовые импровизации, замешанные на французской и итальянской романтике, приятно коротать вечера под парусиновым зонтиком на разогретой за день каменной террасе в одном из ресторанов Санта-Марии, потягивать мохиту или тосканское вино и считать звезды, что дробятся иголками-лучами в далеком небе.

Когда ехать:
  • Любителям солнца и пляжных забав надо планировать тур вне сезона дождей (август -- октябрь).
  • Остальным путешественникам в Кабо-Верде хорошо круглый год.
  • Несмотря на близость Африки (500 км от побережья Сенегала), благодаря атлантическим течениям климат на островах Зеленого Мыса довольно мягкий, а вечный океанский бриз приносит прохладу даже в самые жаркие дни. Среднегодовая температура воздуха + 26-28 °С, воды -- на 3-4 °С ниже.
  • Формальности: Виза в аэропорту по прилету ($20) -- при наличии ваучера на бронирование отеля. Справки о прививках для въезда в страну не требуются.

Боавишта: о чем поет ветер над островом?

После какого-то "мужского" острова Сал -- с его загорелыми парнями с досками, силуэтом самого большого в Европе радара, квадратами футбольных полей среди каменистой пустыни -- остров Боавишта показался уютным, по-женски округлым и романтично-песенным.

Пели струйки песка в дюнах, ухала мощью медного оркестра длиннющая волна на его пустынном побережье... Для меня Боавишта чем-то неуловимо похожа на итальянскую глубинку: то ли раскрашенными в коричневато-оранжевый фасадами домов под черепицей, то ли изящно спланированными крошечными садиками из алоэ, агав и низеньких кустов бугенвиллеи, густо усеянных мотыльками розовых цветов. А может, дорогами в никуда, назначение которых понятно разве что эстетам. Одна из них заканчивается у границы живых песков с указателем "Пустыня Виана", другая называется Via pittoresca и ведет вдоль изысканных в своей графичности финиковых пальм, иссохших от безводья и ветра.
Говорят, исконная музыка Боавишты -- напевы морнa, грустные, словно женские жалобы по любимому, уехавшему навсегда. Зато вечером в рокот волн в нашем отеле с поэтичным названием "Парк из дюн" вплелись озорные мелодии коладейры -- лаконичного танца, если судить по движениям и костюмам. Но, может, именно эта внешняя скупость сделала танец босоногих юношей и девушек в бело-черных -- "соль с перцем" -- одеждах столь выразительным и страстным. Ряды танцующих сближались, и, едва коснувшись друг друга, расходились, и каждый, кружась, легко взлетал над землей, будто она раскалилась, и трудно устоять на ней неподвижно.

Танец на широкой площадке у террасы длился не больше четверти часа, но так разогрел зрителей, что они тоже были готовы пуститься в пляс под звуки музыки, летевшей над землей подобно тугому вечернему ветру, гуляющему по ночам в аллеях "Парка из дюн". Этот ветер живет над бухтой, обозначенной на горизонте массивной трубой когда-то работавшего здесь кирпичного заводика.

...В моей картине островов на Атлантике ни одна деталь мне не кажется лишней. Она гармонична. Такой же лад возникает теперь и в моей душе, стоит лишь произнести нараспев звучные два слова -- "Кабо-Верде". Не верите? Сомнение -- тоже достойный повод отправиться в дорогу.

Чем заняться

Непоседам и спортсменам
  • Составить собственный рейтинг пляжей архипелага, лучшие из которых -- Таррафал, Прая Мар и Куэбра Канела (о. Сантьягу), Санта-Мария (о. Сал), Сал-Реи (о. Боавишта).
  • Сыграть в футбол с местными мальчишками -- они порой ведут мяч не хуже знаменитого Патрика Виейра, чья семья родом с этих мест.
  • Задержаться на о. Сал: взять курс кайтинга у мастеров доски и ветра или заглянуть на дискотеку в культовый отель Bahia, куда ведет пустынная дорога с рядами старинных фонарей.
  • Спуститься под воду к коралловым рифам о. Боавишта -- безлюдье на побережье контрастирует с богатым подводным миром.
Меломанам
  • Присоединиться к веселым танцорам фунана под звуки аккордеона на одном из фестивалей или встать в шеренгу босоногих юношей и девушек, пляшущих зажигательную колу -- самый африканский из всех танцев Кабо-Верде.
Эстетам и философам
  • Следить за полетами чаек-фрегатов на широких песчаных пляжах, наслаждаться свободой и пением ветра.
Гурманам
  • Заказать канха де кападо из нежного мяса козленка, зажаренную на гриле сладковатую рыбу меру в местечке Сал-Рей (о. Боавишта) или гигантских лангустов с ароматным чесночно-лимонным соусом в ресторанчике Сида де Вельха (о. Сантьягу).
  • Отведать превосходный козий сыр под аккомпанемент португальских вин.
  • Не забыть, что местные бананы -- одни из лучших в мире.


Музыка далеких островов

  • Национальная музыка Кабо-Верде -- оригинальный сплав африканских, европейских и латиноамериканских традиций в виде различных музыкальных стилей и форм.
  • Короткие печальные баллады, или морна, -- родом с о. Боавишта. В них чаще всего "тоскуют" вдали от родины. Само название жанра -- из английских диалектов, где "морн" означает "носить траур", а применительно к песне -- "кричать, жаловаться".
  • Другие мелодии -- жизнерадостные и экспрессивные: коладейра и фунана. Им по ритму близка популярная здесь бразильская самба и ритмы африканских народов.
  • Музыкальные инструменты Кабо-Верде -- шестиструнная гитара и однострунный древний симбоа из скорлупы кокосового ореха.
  • А если приехать на острова в феврале, то можно увидеть, как во время карнавальных шествий участники в причудливых костюмах и масках танцуют под аккомпанемент барабанов, ксилофонов и труб.

Благодарим за помощь в подготовке материала туркомпании СКАЙ ЛАЙН (Киев, Украина) и SENEGAL TRAVEL (Дакар, Сенегал)

Поделись с подружками :