Волшебные замки короля

Поделись с подружками :
Когда он являлся на свет, министры стояли у двери комнаты и в зеркале наблюдали за родами. Боялись подмены младенца. Ах, если бы эти самые министры знали, каким необыкновенным и неудобным будет Людвиг II — “сказочный король” Баварии, национальная гордость, человек–легенда, благодаря которому эта земля обрела неповторимые черты.

Ее Ве­ли­че­ст­во Ба­ва­рия

По­па­в сю­да, ка­кое-то вре­мя да­же не ве­ришь, что та­кая не­ре­аль­ная кра­со­та возможна. Зна­ме­ни­тые Ба­вар­ские Аль­пы — го­ры с не­по­вто­ри­мо жи­во­пис­ным рель­е­фом, как за­сне­жен­ные ве­ли­ка­ны, ухо­дят в под­не­бе­сье, у их под­но­жия, слов­но до­ро­гой ко­вер, рас­ки­ну­лись изум­руд­ные ле­са, чи­с­тей­шие озе­ра с зер­каль­ной гла­дью от­ра­жа­ют не­бо прон­зи­тель­ной си­не­вы. “Я хо­чу жить здесь на пен­сии”, — ска­зал кто-то из на­шей груп­пы. “А я уже сей­час!” — от­клик­ну­лись сра­зу трое. При­ро­да Ба­ва­рии уми­ро­тво­ря­ет и вдох­но­в­ля­ет од­но­вре­мен­но. Не уди­ви­тель­но, что имен­но здесь Люд­виг II во­пло­тил в ре­аль­ность свои фан­та­сти­че­ские меч­ты. Бе­зу­слов­но, эта зе­м­ля име­ет и мас­су дру­гих до­с­то­инств, ко­то­рые ста­нут те­мой от­дель­ной ста­тьи. Но се­го­д­ня мы от­пра­вим­ся с ва­ми в пу­те­ше­ст­вие по лю­би­мым ме­с­там Ба­вар­ско­го ко­ро­ля — его ве­ли­ко­леп­ным, оку­тан­ным ле­ген­да­ми зам­кам.

Ко­ро­лев­ские меч­ты

Жизнь Люд­ви­га II ос­та­ви­ла по­том­кам не­ма­ло за­га­док, та­кой же та­ин­ст­вен­ной бы­ла и смерть. Но что­бы ощу­тить всю глу­би­ну ми­ра, со­тво­рен­но­го “стран­ным”, а по ут­вер­жде­нию не­ко­то­рых, и “бе­зум­ным” ко­ро­лем, по­нять его не­ве­ро­ят­ные за­мыс­лы, не­об­хо­ди­мо знать не­ко­то­рые под­роб­но­сти био­гра­фии это­го не­ор­ди­нар­но­го че­ло­ве­ка.

Итак, сын Ма­к­си­ми­ли­а­на II ро­дил­ся в 1845 го­ду. Еще бу­ду­чи юным крон­прин­цем, он всей ду­шой тя­го­тел к вы­со­ко­му ис­кус­ст­ву, обо­жал му­зы­ку и по­э­зию, вос­хи­щал­ся жи­во­пи­сью и ар­хи­те­к­ту­рой. И был со­вер­шен­но без­раз­ли­чен к вла­сти, по­ли­ти­ке и го­су­дар­ст­вен­ным де­лам. Ко­г­да Люд­ви­гу ис­пол­ни­лось ше­ст­на­д­цать, в его жиз­ни про­изош­ло со­бы­тие, став­шее зна­ко­вым для все­го даль­ней­ше­го пу­ти. Он при­сут­ст­во­вал на пред­ста­в­ле­нии опе­ры Ваг­не­ра “Ло­эн­грин” и был по­тря­сен ус­лы­шан­ным. Му­зы­ка то­г­да еще не очень из­вест­но­го ком­по­зи­то­ра ока­за­лось по­ра­зи­тель­но со­звуч­ной его ро­ман­ти­че­ским фан­та­зи­ям. С это­го мо­мен­та бу­ду­щий мо­нарх стал го­ря­чим по­клон­ни­ком та­лан­та Ваг­не­ра и не толь­ко им. 

замки сказочного короля стали визитной карточкой баварии

Взой­дя на пре­стол, Люд­виг II тут же рас­по­ря­дил­ся ра­зы­скать ве­ли­ко­го ма­с­те­ра и при­вез­ти в Мюн­хен. Встре­ча пре­взош­ла все ожи­да­ния. Ко­роль стал ме­це­на­том ком­по­зи­то­ра и спе­ци­аль­но для не­го по­стро­ил ро­с­кош­ный дом, в ко­то­ром тот мог тво­рить, не за­бо­тясь о хле­бе на­сущ­ном. Ваг­нер был оча­ро­ван юным мо­нар­хом и бо­ял­ся лишь од­но­го, что­бы жизнь та­ко­го эмо­ци­о­наль­но­го, бле­стя­ще­го и бла­го­род­но­го че­ло­ве­ка “не про­па­ла, как ру­че­ек в пе­с­ке, в этом же­с­то­ком ми­ре... Толь­ко бы он жил...” Люд­ви­гу II в то вре­мя ис­пол­ни­лось все­го во­сем­на­д­цать. Он был не­обы­чай­но кра­сив. Ко­г­да на­род уви­дел сво­его бу­ду­ще­го пра­ви­те­ля на ко­ро­на­ции, то про­сто при­шел в вос­торг. Пе­ред под­дан­ны­ми пред­стал вы­со­кий, строй­ный брю­нет с не­бес­но-го­лу­бы­ми гла­за­ми. Сло­вом, на­сто­я­щий ко­роль. Но его отец — ско­ро­по­стиж­но скон­чав­ший­ся Ма­к­си­ми­ли­ан II — не ус­пел обу­чить сы­на ис­кус­ст­ву уп­ра­в­ле­ния стра­ной, а у Люд­ви­га бы­ли со­вер­шен­но иные пла­ны. Пол­ный сил и на­дежд, он ре­шил пре­вра­тить Мюн­хен в му­зы­каль­ную сто­ли­цу Гер­ма­нии. За­мыс­лы его бы­ли гран­ди­оз­ны, но мно­гим так и не уда­лось осу­ще­ст­вить­ся. Пра­ви­тель­ст­во, да и жи­те­ли Мюн­хе­на, вос­ста­ли про­тив “опас­ной” друж­бы ко­ро­ля с Ваг­не­ром. 

Ту­ри­сту на за­мет­ку

Для пе­ре­ле­та в Ба­ва­рию луч­ше все­го поль­зо­вать­ся  ус­лу­га­ми не­мец­кой авиа­ком­па­ни­и Lufthansa — www.lufthansa.com. Пре­и­му­ще­ст­ва оче­вид­ны: за­ре­ги­ст­ри­ро­вать­ся на рейс мож­но в Ин­тер­не­те, так­же пре­д­у­смо­трена ус­ко­рен­ная ре­ги­ст­ра­ция, для по­сто­ян­ных кли­ен­тов дей­ст­ву­ет по­ощритель­ная про­грам­ма. Аэ­ро­порт в Мюн­хе­не за­слу­жи­ва­ет от­дель­но­го вни­ма­ния — www.munich-airport.de Это це­лый го­род, в ко­то­ром есть все для ком­форт­но­го пре­бы­ва­ния: сер­вис-цен­т­ры, бан­ки, ма­га­зи­ны, мед­цен­т­ры, па­рик­махер­ские, ду­ше­вые, бес­плат­ный при­смотр за деть­ми от 3 до 12 лет, ча­сов­ня с бо­го­слу­же­ни­ем, ин­тер­нет-за­лы и да­же дис­ко­те­ка. При же­ла­нии для вас бу­дет про­ве­де­на экс­кур­сия по аэ­ро­пор­ту. Кро­ме это­го, вы мо­же­те по­се­тить вы­став­ку “Из ис­то­рии са­мо­ле­тов”, по­обе­дать в ре­с­то­ра­не на от­кры­том воз­ду­хе, по­про­бо­вать вкус­ней­шее экс­клю­зив­ное пи­во, ко­то­рое го­то­вит­ся на тер­ри­то­рии аэ­ро­пор­та в ма­лень­кой пи­во­вар­не.

Ведь в био­гра­фии по­с­лед­не­го зна­чи­лось ре­во­лю­ци­он­ное про­шлое, страш­но раз­дра­жа­вшее не­мец­ких бюр­ге­ров. Под да­в­ле­ни­ем ком­по­зи­тор был вы­ну­ж­ден по­ки­нуть Мюн­хен, а ко­роль до кон­ца дней так и не про­стил его жи­те­лям это­го из­гна­ния. Но друж­ба их про­дол­жа­лась. Люд­виг II все боль­ше от­да­лял­ся от пар­ла­мен­та и го­су­дар­ст­вен­ных дел и, в кон­це кон­цов, по­ки­нув же­с­то­кую сто­ли­цу, пол­но­стью пре­дал­ся но­во­му де­лу. Он ре­шил во­пло­тить в жизнь свои ро­ман­ти­че­ские гре­зы. Соз­дать мир, в ко­то­ром не бы­ло бы ин­т­риг, на­си­лия и пре­да­тель­ст­ва. В его пла­нах бы­ло стро­и­тель­ст­во се­ми пре­крас­ных зам­ков, од­на­ко по­стро­ить ко­роль ус­пел толь­ко три.  

Ле­бе­ди­ный ры­царь

А на­ча­лось все, как во­дит­ся, с дет­ст­ва, ко­то­рое Люд­виг про­вел в ро­до­вом зам­ке Хоэн­шван­гау, что в пе­ре­во­де оз­на­ча­ет “вы­со­кий ле­бе­ди­ный край”. Маль­чик его про­сто обо­жал, ведь это ме­с­то бы­ло оку­та­но тай­на­ми и ле­ген­да­ми. В од­ной сре­д­не­ве­ко­вой по­э­ме го­во­ри­лось о спря­тав­шем­ся вы­со­ко в Аль­пах пре­крас­ном зам­ке Мон­саль­ват, в ко­то­ром хра­ни­лась свя­щен­ная Ча­ша Гра­а­ля. Вла­де­ю­щий им ко­ро­ль Пар­се­фа­ль имел сына по име­ни Ло­эн­грин — Ры­царь Ле­бе­дя. Как и дру­гие ры­ца­ри, он был при­зван тво­рить до­б­ро. За­мок был вол­шеб­ный, не­бе­са­ми за­щи­щен­ный от вся­че­ских бед. Ибо уви­деть его зло­му че­ло­ве­ку ме­ша­ли тем­ные мыс­ли, а до­б­рать­ся до не­го — чер­ные де­ла. На стол­бе у вхо­да ви­сел ко­ло­кол, и ес­ли кто-то ну­ж­дал­ся в по­мо­щи, он звонил, и один из ры­ца­рей со­би­рал­ся в путь. 
Так од­на­ж­ды раз­дал­ся звон, ог­ла­сив­ший о бе­де пре­крас­ной гер­цо­ги­ни Эль­зы, не­спра­вед­ли­во об­ви­нен­ной в убий­ст­ве брата. В путь от­пра­вил­ся Ло­эн­грин. Ко­г­да лю­ди уви­де­ли его, то за­мер­ли от уди­в­ле­ния. Рыцарь был бо­га­тыр­ско­го ро­с­та, а ла­дью, на ко­то­рой он сто­ял, тя­нул за зо­ло­тую цепь ле­бедь. Ло­эн­грин сра­зил­ся за честь Эль­зы, до­ка­зал ее не­ви­нов­ность, и пре­крас­ная гер­цо­ги­ня ста­ла его же­ной. Толь­ко од­но ус­ло­вие вы­дви­нул Ло­эн­грин — она ни­ко­гда не долж­на бы­ла спра­ши­вать, кто он и от­ку­да. Ина­че ему придется вер­нуть­ся об­рат­но. Эль­за со­г­ла­си­лась и вско­ре ро­ди­ла сво­ему ге­рою двух сы­но­вей, но злые язы­ки под­тру­ни­ва­ли над ней, мол, жи­вешь с про­сто­лю­ди­ном. И то­г­да жен­щи­на за­да­ла за­прет­ный во­п­рос. Ры­царь рас­ска­зал о сво­ем знат­ном про­ис­хо­ж­де­нии, но по­с­ле это­го по­ки­нул воз­люб­лен­ную. “Ле­бедь — твой за­кол­до­ван­ный брат. О, ес­ли бы ты до­ве­ря­ла мне, то очень ско­ро он из­ба­вил­ся бы от чар...” — про­из­нес Ло­эн­грин и уда­лил­ся, ув­ле­ка­е­мый ле­бе­дем, на все том же чел­не с зо­ло­той це­пью. 

По­кои зам­ка Хо­эн­шван­гау, рас­пи­сан­ные жи­во­пис­ны­ми сю­же­та­ми из этой ле­ген­ды, вдох­но­в­ля­ли юно­го крон­прин­ца Люд­ви­га, ко­то­рый, са­мо со­бой, ото­жде­ст­в­лял се­бя с ле­ген­дар­ным ры­ца­рем. 
Это дей­ст­ви­тель­но не­обы­чай­но кра­си­вые ме­с­та. Ле­том яр­ко-жел­тые сте­ны зам­ка уто­па­ют в зе­ле­ни ок­ре­ст­ных ле­сов, а зи­мой они ок­ру­же­ны за­сне­жен­ны­ми вер­ши­на­ми. Гля­дя на Хо­эн­шван­гау, хо­чет­ся ве­рить в сказ­ку. “Это — рай, ко­то­рый я за­се­ляю сво­и­ми иде­а­ла­ми, где я ста­но­в­люсь са­мым сча­ст­ли­вым че­ло­ве­ком на зе­м­ле”, — го­во­рил о нем Люд­виг II. Имен­но здесь и про­изош­ла его пер­вая встре­ча с Ваг­не­ром. Имен­но здесь у мо­ло­до­го ко­ро­ля ро­дил­ся за­мы­сел по­стро­ить свой пер­вый за­мок в ду­хе сре­д­не­ве­ко­вой ро­ман­ти­ки, на сте­нах ко­то­ро­го в ве­ли­ко­леп­ных фре­сках на­шли бы от­ра­же­ние ге­ро­и­че­ские эпо­сы о Ло­эн­гри­не и Танн­гей­зе­ре. Люд­виг вы­брал ме­с­то вбли­зи ро­до­во­го гнез­да воз­ле уще­лья Пе­ла­та. 

“Оно свя­щен­но и не­при­ступ­но, там бу­дет по­ста­в­лен до­с­той­ней­ший за­мок для та­ко­го бо­же­ст­вен­но­го дру­га, ка­ким яв­ля­е­тесь для ме­ня Вы...” — на­пи­сал он в мар­те 1868 го­да Ваг­не­ру. А в сен­тя­б­ре 69-го на ки­ло­мет­ро­вой вы­со­те был за­ло­жен пер­вый ка­мень бу­ду­ще­го зам­ка. Люд­виг мог на­блю­дать за ра­бо­та­ми из окон Хо­эн­шван­гау. Он то­ро­пил­ся, по­сто­ян­но ме­нял пла­ны, как буд­то пред­чув­ст­во­вал бе­ду...

Меч­та, во­пло­щен­ная в кам­не

Сем­на­д­цать лет стро­ил­ся Нойш­ван­штайн, да так и не был за­вер­шен. Злая на­смеш­ка судь­бы: здесь, в сво­ем воз­люб­лен­ном де­ти­ще, Люд­ви­гу пред­сто­я­ло пе­ре­жить са­мое боль­шое уни­же­ние в сво­ей жиз­ни. Но не бу­дем за­бе­гать впе­ред. 

Итак, Люд­виг был мо­лод, кра­сив и по­лон сил. Лю­бая прин­цес­са со­чла бы за честь стать его не­ве­с­той, но ко­роль из­бе­гал же­нить­бы. Лу­ки­но Ви­с­кон­ти в сво­ем филь­ме “Люд­виг” вы­дви­нул од­ну из вер­сий этой стран­но­сти. Яко­бы мо­ло­дой мо­нарх был стра­ст­но и без­от­вет­но влюб­лен в им­пе­ра­т­ри­цу Ели­за­ве­ту Ав­ст­рий­скую (Сис­си). На са­мом де­ле они бы­ли пре­дан­ны­ми друзь­я­ми, но не бо­лее то­го. Не­ко­то­рые ис­то­ри­ки схо­дят­ся в дру­гом мне­нии, ут­вер­жда­ю­щем, что Люд­виг II имел не­тра­ди­ци­он­ную ори­ен­та­цию, ко­то­рую под­твер­жда­ла его пыл­кая при­вя­зан­ность к Ваг­не­ру. Тре­тьи уве­ре­ны в пси­хи­че­ском рас­строй­стве, одо­ле­ва­ю­щем ко­ро­ля... Что же бы­ло на са­мом де­ле — ос­та­ет­ся за­гад­кой. Так или ина­че, но ед­ва не со­сто­яв­ша­я­ся в 1867 го­ду же­нить­ба Люд­ви­га на се­ст­ре Сис­си — Со­фии — бы­ла спеш­но, без объ­яс­не­ний, рас­стро­е­на им же. А по­се­му ждать от “ска­зоч­но­го ко­ро­ля” на­след­ни­ков стало без­на­деж­ной за­те­ей. Он окон­ча­тель­но уда­лил­ся от дел и еще боль­ше по­гру­зил­ся в мир сво­их фан­та­сти­че­ских ил­лю­зий. 

Ту­ри­сту на за­мет­ку

Экс­кур­сии в замках про­хо­дят стро­го по рас­пи­са­нию. И ес­ли на би­ле­те на­пи­са­но: на­ча­ло в 11.35, то не сто­ит опаз­ды­вать. Во­к­руг мно­же­ст­во ма­га­зин­чи­ков и ла­вок с су­ве­нир­ной про­дук­ци­ей. Од­но из пер­вых мест в их те­ма­ти­ке, ко­неч­но же, за­ни­ма­ет лич­ность Люд­ви­га II и все, что с ним свя­за­но.
Зам­ки Хо­эн­шван­гау и Нойш­ван­штайн рас­по­ло­же­ны при­мер­но в трех ча­сах ез­ды на по­ез­де от Мюн­хе­на или в трех ки­ло­мет­рах от Фюс­се­на — ко­ло­рит­но­го го­род­ка, оли­це­тво­ря­ю­ще­го дух на­сто­я­щей ба­вар­ской про­вин­ции. Би­лет на ав­то­бус от во­кза­ла до зам­ка сто­ит 5 ев­ро, но лег­ко дой­ти и пеш­ком, лю­бу­ясь ок­ре­ст­ны­ми кра­со­та­ми. Во Дво­рец Лин­дер­хоф мож­но до­б­рать­ся из Гар­ми­ша-Пар­тен­кир­хен (20 км). Это не­обы­чай­но кра­си­вый го­род с древ­ней ис­то­ри­ей и од­но­вре­мен­но — луч­ший гор­но­лыж­ный ку­рорт Гер­ма­нии. 

...По ухо­дя­ще­му вверх сер­пан­ти­ну мы идем пеш­ком. Ми­мо нас то и де­ло про­ез­жа­ют за­пря­жен­ные ло­шадь­ми по­воз­ки с ту­ри­ста­ми, пред­по­чи­та­ю­щи­ми эк­зо­ти­че­ский и ком­форт­ный подъ­ем, ведь Нойш­ван­штайн рас­по­ло­жен на кру­той ска­ле. Но вот он вы­рас­та­ет пе­ред на­ми из лег­кой по­лу­про­зрач­ной дым­ки ту­ма­на, мы слов­но со­вер­ша­ем пры­жок во вре­ме­ни. Бе­ло­ка­мен­ное чу­до с ост­ро­ко­неч­ны­ми баш­ня­ми, со­з­дан­ное по обра­зу и по­до­бию на­сто­я­щих сре­д­не­ве­ко­вых зам­ков, про­сто за­во­ра­жи­ва­ет. Ощу­ще­ние не­ре­аль­но­сти уси­ли­ва­ют Аль­пы, ко­то­рые бе­реж­но дер­жат Нойш­ван­штайн в сво­их ка­мен­ных ла­до­нях. Мы вхо­дим внутрь, по­лу­ча­ем спе­ци­аль­ные пе­ре­дат­чи­ки с рус­ско­языч­ным ги­дом и от­пра­в­ля­ем­ся в пу­те­ше­ст­вие по зам­ку. Нойш­ван­штайн ис­пол­нен ве­ли­чия. Ра­бо­чий ка­би­нет в ро­ман­ском сти­ле, го­бе­ле­ны с сю­же­та­ми сре­д­не­ве­ко­вых пре­да­ний, пев­че­ский зал с ве­ли­ко­леп­ны­ми пан­но, изо­бра­жа­ю­щи­ми сце­ны из “Ле­ген­ды о Пар­се­фа­ле”, гос­ти­ная с жи­во­пис­ны­ми по­лот­на­ми на те­му ска­за­ний о го­ря­чо лю­би­мом ко­ро­лем Ло­эн­гри­не...
Осо­бое впе­чат­ле­ние про­из­во­дит трон­ный зал, за­ду­ман­ный как “Зал Свя­то­го Гра­а­ля”. 

Вы­пол­нен он в ро­с­кош­ном ви­зан­тий­ском сти­ле, в два эта­жа, с ря­да­ми от­де­лан­ных под пор­фир ко­лонн, с по­лу­круг­лой по­зо­ло­чен­ной ап­си­дой. Де­вять сту­пе­ней из кар­рар­ско­го бе­ло­го мра­мо­ра ве­дут на воз­вы­ше­ние, над ко­то­рым слов­но па­рит Хри­стос в ок­ру­же­нии свя­тых Ма­рии и Ио­ан­на. Здесь, по за­мыс­лу Люд­ви­га, дол­жен был сто­ять трон из зо­ло­та и сло­но­вой ко­с­ти. Но, увы, его так и не ус­пе­ли из­го­то­вить. Над го­ло­вой ба­вар­ско­го ко­ро­ля все боль­ше сгу­ща­лись ту­чи. Пар­ла­мент был край­не не­до­во­лен без­рас­суд­ной рас­то­чи­тель­но­стью сво­его мо­нар­ха. Но один за­мок Люд­ви­гу все же уда­лось за­вер­шить при жиз­ни

Ко­ро­лев­ская вил­ла

В 1867 го­ду он по­се­тил Вер­саль­ский дво­рец и, вдох­но­в­лен­ный уви­ден­ным, ре­шил со­з­дать свой ма­лень­кий Вер­саль в Ба­вар­ских Аль­пах. Так на рас­ки­нув­шей­ся у под­но­жия гор до­ли­не Гран­сванг­таль вы­рос Лин­дер­хоф. Дворец ок­ру­жен ве­ли­ко­леп­ным парком с фон­та­на­ми, тер­ра­са­ми, бе­сед­ка­ми, Мав­ри­тан­ским па­виль­о­ном и ру­ко­твор­ным гро­том Ве­не­ры. В нем, как в на­сто­я­щей пе­ще­ре, есть ста­ла­к­ти­ты, ста­лаг­ми­ты и озе­ро с си­с­те­мой по­до­г­ре­ва во­ды. Ко­роль пла­вал по не­му в по­зо­ло­чен­ном чел­не в фор­ме ле­бе­дя, а во­к­руг пле­ска­лись пре­крас­ные ним­фы — как в ваг­не­ров­ском “Тан­гей­зе­ре”. Спе­ци­аль­ный ме­ха­низм при­во­дил в дви­же­ние вол­ны, ко­то­рые ос­ве­ща­лись из глу­би­ны, а вра­ща­ю­щи­е­ся сте­к­лян­ные пла­стин­ки со­з­да­ва­ли ил­лю­зию на­сто­я­щей сказ­ки.
Мы вхо­дим внутрь Лин­дер­хо­фа и пе­ре­гля­ды­ва­ем­ся с улыб­ка­ми. Нам, де­тям ми­ни­ма­лиз­ма и хай-те­ка, ро­с­кошь это­го двор­ца ка­жет­ся про­сто не­ве­ро­ят­ной, гра­ни­ча­щей со сло­вом “слиш­ком”. В нем объ­е­ди­ни­лось вы­со­ко­пар­ное ба­рок­ко и изы­скан­ное ро­ко­ко. Для рос­пи­си ин­терь­е­ров бы­ли при­гла­ше­ны луч­шие ху­дож­ни­ки Ев­ро­пы. 

Боль­шин­ст­во за­лов по­свя­ще­но Лю­до­ви­ку XIV — “ко­ро­лю-солн­цу”, во­пло­ще­нию вер­хов­но­го аб­со­лю­тиз­ма, о ко­то­ром Люд­виг II — за­лож­ник кон­сти­ту­ци­он­ной мо­нар­хии — мог толь­ко меч­тать. Брон­зо­вая кон­ная ста­туя фран­цуз­ско­го ко­ро­ля за­ни­ма­ет гла­вен­ст­ву­ю­щее ме­с­то в ве­с­ти­бю­ле. Осо­бое впе­чат­ле­ние про­из­во­дит Зер­каль­ный зал. Он про­сто уто­па­ет в зо­ло­те. От­ра­жая ог­ни пом­пез­ной лю­с­т­ры из бо­гем­ско­го хру­ста­ля и мно­го­крат­но ко­пи­руя уб­ран­ст­во ком­на­ты, зер­ка­ла со­з­да­ют ил­лю­зию бес­ко­неч­но­сти про­стран­ст­ва. Стоя в са­мом цен­т­ре, ты про­сто те­ря­ешь­ся в мас­шта­бах, те­бя одо­ле­ва­ет же­ла­ние вый­ти ту­да — за пре­де­лы ре­аль­но­сти. Пы­шет ро­с­ко­шью и Ко­ро­лев­ская опо­чи­валь­ня, ук­ра­шен­ная хру­сталь­ным кан­де­ля­б­ром в сто во­семь све­чей, мра­мор­ны­ми скульп­ту­ра­ми, зо­ло­че­ны­ми ба­рель­е­фа­ми и тон­чай­шей ра­бо­ты по­то­лоч­ной рос­пи­сью с об­раз­ами ан­тич­ной ми­фо­ло­гии.

Не­ве­ро­ят­но, что все это бо­гат­ст­во Люд­виг II рев­но­ст­но пря­тал от по­сто­рон­не­го гла­за. Как и Нойш­ван­штайн, Лин­дер­хоф за­ду­мы­вал­ся ме­с­том для ро­ман­ти­че­ско­го уе­ди­не­ния ко­ро­ля. Он впу­с­кал в свой за­ча­ро­ван­ный мир лишь из­бран­ных. Его не­лю­ди­мость бы­ла про­сто фан­та­сти­че­ской. На­при­мер, по­сре­ди свер­ка­ю­щей зо­ло­том сто­ло­вой рас­по­ло­жен сто­лик, ос­на­щен­ный спе­ци­аль­ным ме­ха­низ­мом, бла­го­да­ря ко­то­ро­му ни­кто не мог на­ру­шить ко­ро­лев­ской тра­пе­зы. Стол на­кры­вал­ся вни­зу и лишь по­том, слов­но вы­плы­вая из по­ла, под­ни­мал­ся в сто­ло­вую. Мо­жет быть, Люд­виг про­сто не лю­бил лю­дей и свя­зан­ной с ни­ми су­е­ты? Ли­бо очень лю­бил се­бя. 

А ина­че чем объ­яс­нить его же­ла­ние быть един­ст­вен­ным зри­те­лем на пред­ста­в­ле­нии мюн­хен­ско­го при­двор­но­го те­а­т­ра? Наш гид Инес­са как-то за­ме­ти­ла: “Люд­виг, на­вер­ное, умер бы на ме­с­те, уз­най вдруг при жиз­ни, что по его взле­ле­ян­ным меч­та­ми тай­ным по­ко­ям бу­дут тол­па­ми про­гу­ли­вать­ся лю­бо­пыт­ные ту­ри­сты”. Тем не ме­нее пред­при­им­чи­вые род­ст­вен­ни­ки ко­ро­ля от­кры­ли эти ком­на­ты для экс­кур­сий уже в год его смер­ти. Сей­час ту­ри­сти­че­ский биз­нес, по­стро­ен­ный на пер­со­не Люд­ви­га II,— один из наи­бо­лее при­быль­ных в Ба­ва­рии.

Наследие “сказочного короля”

Уди­ви­тель­но, но, бу­ду­чи ярым кон­сер­ва­то­ром, ко­роль с ра­до­стью шел на­встре­чу тех­ни­че­ско­му про­грес­су. Он ос­на­щал свои зам­ки элек­т­ри­че­ст­вом, ото­пле­ни­ем и ка­на­ли­за­ци­ей, те­ле­фо­на­ми и лиф­та­ми. По су­ти, сво­и­ми “безум­ны­ми” про­ек­та­ми Люд­виг II про­дви­гал це­лые от­рас­ли про­мыш­лен­но­сти в род­ной Ба­ва­рии. Кро­ме ве­ли­ко­леп­ных зам­ков, он ос­та­вил по­том­кам Ака­де­мию изящ­ных ис­кусств и Тех­но­ло­ги­че­ский ин­сти­тут в Мюн­хе­не, ба­вар­ский “Крас­ный крест” и мно­же­ст­во фон­дов, ко­то­рые под­дер­жи­ва­ли раз­ви­тие на­ци­о­наль­ной куль­ту­ры. Люд­виг был ед­ва ли не пер­вым пра­ви­те­лем, на­чав­шим поль­зо­вать­ся те­ле­гра­фом и пнев­ма­ти­че­ской по­чтой, он по­стро­ил же­лез­ную до­ро­гу и да­же со­вер­шил по­лет на воз­душ­ном ша­ре. Бла­го­да­ря ему Ба­ва­рия ста­ла са­мым пе­ре­до­вым в тех­ни­че­ском раз­ви­тии ре­ги­о­ном Ев­ро­пы. Ме­ст­ные жи­те­ли про­сто обо­жа­ют сво­его стран­но­го ко­ро­ля. Воз­мож­но, за эту са­мую стран­ность, столь не­при­су­щую праг­ма­тич­ным нем­цам. Но его до­с­ти­же­ния по до­с­то­ин­ст­ву оце­не­ны лишь те­перь, а то­г­да... 

В ию­не 1886 го­да в Хо­эн­шван­гау при­бы­ла ко­мис­сия из Мюн­хе­на, в со­ста­ве ко­то­рой был и до­к­тор. У мо­нарха к то­му вре­ме­ни об­ра­зо­ва­лись мил­ли­он­ные дол­ги, не­подъ­ем­ным бре­ме­нем ле­жа­щие на ко­ро­лев­ской каз­не. И все же он ак­тив­но ис­кал но­вые сред­ст­ва для окон­ча­ния сво­его стро­и­тель­ст­ва. Да­бы ос­та­но­вить про­цесс рас­то­чи­тель­ст­ва и уст­ра­нить не­удоб­но­го пра­ви­те­ля, был объ­я­в­лен за­оч­но по­ста­в­лен­ный Люд­ви­гу ди­аг­ноз — “вро­ж­ден­ная па­ра­нойя”. Ко­мис­сия дви­ну­лась к Нойш­ван­штай­ну, но на за­щи­ту сво­его ко­ро­ля вы­шли воо­ру­жен­ные ви­ла­ми и то­по­ра­ми ме­ст­ные кре­сть­я­не, ко­то­рым Люд­виг не­ма­ло по­мо­гал. В от­вет на это в Мюн­хе­не тут же по­я­вил­ся указ: ка­ж­дый про­ти­вя­щий­ся ко­мис­сии бу­дет при­знан го­су­дар­ст­вен­ным из­мен­ни­ком. Вы­бо­ра не ос­та­ва­лось.

12 ию­ня 1886 го­да Люд­виг II был до­с­та­в­лен в за­мок Берг. На сле­ду­ю­щий день в шесть ча­сов ве­че­ра в со­про­во­ж­де­нии до­к­то­ра он вы­шел на про­гул­ку. Но­чью те­ла обо­их об­на­ру­жили в Штарн­берг­ском озе­ре. Офи­ци­аль­ны­ми ста­ли две вер­сии — не­сча­ст­ный слу­чай или са­мо­убий­ст­во в при­сту­пе бе­зу­мия. Не­о­фи­ци­аль­ная вы­гля­де­ла так: Люд­виг II и врач ста­ли жер­т­вами убий­ст­ва. Со­вер­шив­шие его за­го­вор­щи­ки хо­те­ли со­з­дать кар­ти­ну по­бе­га ко­ро­ля, ко­то­рый пред­ва­ри­тель­но убил сво­его спут­ни­ка, но не рас­счи­тал си­лы и уто­нул, пы­та­ясь пе­ре­плыть озе­ро. Сей­час на ме­с­те его ги­бе­ли сто­ит боль­шой де­ре­вян­ный крест, а на бе­ре­гу — ча­сов­ня в ви­зан­тий­ском сти­ле. Ка­ж­дый год в день Свя­той Тро­и­цы ты­ся­чи лю­дей со­би­ра­ют­ся здесь, что­бы поч­тить па­мять са­мо­го ро­ман­тич­но­го мо­нар­ха Ба­ва­рии — “ска­зоч­но­го ко­ро­ля” Люд­ви­га II. 

Благодарим за помощь в подготовке материала компанию “Новый стандарт деловых путешествий”и Генерального директора авиакомпании Lufthansa Антонио КУОКО.


Поделись с подружками :